Итоги благотворительности

Денис Сергеев
5 февраля 2001, 00:00

Восемь лет помогал Сорос литературным журналам, но к рынку они так и не адаптировались

Когда в 1992 году главный редактор "Знамени" Григорий Бакланов предложил Джорджу Соросу поддержать толстые литературные журналы, едва ли кто-нибудь предполагал, что поддержка затянется на восемь лет. В декабре 2000 года самому долгосрочному проекту соросовского института "Открытое общество" все же настал конец. В январе 2001 года последовало падение тиражей, пошатнувшее и без того печальное состояние некогда популярных изданий.

Смена статуса

В пору перестройки и гласности тиражи толстых журналов значительно увеличились. Причины известны: на журнальных страницах оказался весь прежде запрещенный багаж литературы. Абсолютный рекорд установил "Новый мир" - 2 620 000 экземпляров; другие побывали у полумиллионной отметки. Но бум продолжался недолго: с начала 90-х тиражи пошли на убыль. Иных поклонников переманил рынок массового чтива; другие предпочли обычные книги, появившиеся в достаточном количестве; третьи сломались на почтовых трудностях, сдвоенных номерах и прочих сюрпризах инфляции. Вдобавок журналы были вытеснены с розничного рынка: в Москве они теперь продаются лишь в семи магазинах, в других городах и вовсе доступны только по подписке.

В итоге толстые журналы расположились в нише для интеллектуальной элиты и оказались востребованными сугубо избранной аудиторией. Отсюда не следует, что они далеки от громких сюжетов: многие, например, активно задействованы в премиальной жизни и вообще отражают реальный литературный процесс: с внутренними течениями, ньюсмейкерами и критикой.

Соответственно, помощь Сороса воспринималась именно как организационная поддержка современной российской литературы.

Безвозмездные инвестиции

Поначалу в программе участвовали семь изданий: "Вопросы литературы", "Дружба народов", "Знамя", "Иностранная литература", "Новый мир", "Октябрь" и питерская "Звезда". Институт "Открытое общество" выкупал от 10% до 30% экземпляров каждого номера и рассылал их по российским библиотекам, помогая и журналам, и сотням библиотек, лишившимся бюджетных средств на подписку. К концу 1999 года число опекаемых журналов увеличилось до двадцати четырех. А в 2000-м сократилось до девяти.

Потратив на затею 10,5 млн долларов, руководство "Открытого общества" решило: все, дальше журналам нужно плыть самостоятельно. "С 1999 года мы стали сокращать бюджет программы, - говорит исполнительный директор мегапроекта 'Пушкинская библиотека' Мария Веденяпина. - Нам казалось, что вложенных средств достаточно, чтобы журналы продолжали жить сами. В 1999 году мы провели 'круглые столы' с главными редакторами, пытаясь объяснить, что программа не бесконечна, что надо учиться самим искать источники финансирования. Следует изменить тиражную и рекламную политику, чтобы журнал стал окупаемым, или попытаться привлечь сторонние средства (например, государственные), можно начать развивать новые структуры, которые позволят существовать. За последние годы при многих журналах ('Звезда', 'Нева') появились неплохие издательства".

Появились, добавим, и электронные версии. Однако завоевать розничное пространство не удалось, и заметных попыток уже давно не предпринимается. Исследований аудитории после перестройки не проводилось (ведь исследования стоят денег). Аудитория есть, но она невелика (максимум 10-12 тыс. подписчиков), и никто толком не знает, кто и по каким причинам может к ней присоединиться - пусть не в качестве подписчика (сей статус вообще вышел из моды), а в качестве покупателя.

Институт "Открытое общество" предложил новую программу, нацеленную на комплектование сельских библиотек. Ее бюджет в текущем году (200 тыс. долларов) все же предусматривает приобретение и рассылку до 20% тиража тех семи толстых журналов, с которых началась долгоиграющая программа. Теперь к инициативе института присоединилось государство: часть тиражей будет выкупать Министерство культуры. Сам этот факт является бесспорным результатом восьмилетнего проекта.