Долго запрягаем

Александр Ивантер
первый заместитель главного редактора журнала «Эксперт»
12 февраля 2001, 00:00

План реформы банковской системы, наконец, появился. Осталось претворить его в жизнь

Недоразвитость банковской системы и отсутствие видимого прогресса ее эффективности - одни из самых острых моментов критики со стороны депутатов и представителей МВФ в адрес правительства и ЦБ. В начале февраля наконец был получен внятный ответ: ЦБ представил в Думу "Концептуальные вопросы развития банковской системы Российской Федерации". Приятно, что это не банальная отписка в разгар думской критики Неглинной, к тому же в момент визита миссии фонда, а стратегический план реального реформирования российского банковского сектора. Вот только заявленный временной горизонт реализации реформы - пять-десять лет - явно не адекватен остроте накопившихся проблем. Хотелось бы надеяться, что властям хватит решимости и воли реализовать задуманное полностью и побыстрее.

Не рычаг, а дырка

Болячки российских банков давно уже известны не только специалистам. Доли банковских активов в ВВП и кредитов реальному сектору в активах годами остаются на неприлично низком для развитых стран уровне (около 30-35%). Наши банки выступают заемщиком по отношению к населению и предприятиям и кредитором по отношению к нерезидентам. Это значит, что сумма привлеченных на депозиты и расчетные счета средств внутри страны превышает объем выданных предприятиям кредитов, а этот избыток вкладывается в зарубежные финансовые активы. На конец октября прошлого года сумма чистых иностранных активов российских банков превысила 8 млрд долларов. Не надо быть семи пядей во лбу, чтобы понять: такая схема деятельности финансового сектора не способствует росту отечественной экономики (кстати, доля кредитов в финансировании инвестиций в основной капитал не превышает 3-5%).

Наконец, банковская система не может адекватно реагировать на предъявляемый предприятиями рублевый спрос и "транслировать" ЦБ сигналы о невозможности покрытия этого спроса за счет собственных ресурсов. В результате ЦБ вынужден ограничивать свой рефинансовый потенциал банальной скупкой валюты, так что темпы рублевой эмиссии определяются практически исключительно мощностью притока нефтедолларов в страну и лишь случайно могут совпасть с внутренним спросом на деньги.

Живые и мертвые

В своей концепции ЦБ предлагает, пожалуй, единственный способ повышения управляемости большой, рыхлой и малопрозрачной системой коммерческих банков - резко сократить степень сложности этой системы. Таким образом, ЦБ поддерживает в своем документе инициативу АРКО по кардинальному ужесточению процедуры банкротства банков, лишенных лицензии. По существу речь идет об объявлении войны сонму "живых финансовых мертвецов", кидающих кредиторов, уводящих активы и проводящих сомнительные с точки зрения закона операции. По данным Счетной палаты, в 40% случаев конкурсное производство, то есть фактическая ликвидация банка, начинается по истечении года с момента отзыва лицензии.

На наш взгляд, было бы целесообразно и ужесточить требования, предъявляемые к финансово неустойчивым и недокапитализированным банкам, имеющим лицензию. Сохранение нескольких сотен микроскопических псевдобанков, практически не занимающихся кредитно-депозитной деятельностью, представляется нам неоправданным. Сегодня более трети работающих банков имеют зарегистрированный уставной капитал менее 1 млн долларов, что явно ниже минимально эффективного размера банка. К тому же последний показатель неуклонно снижается вследствие сужения процентной маржи и сохранения очень высоких по мировым меркам удельных операционных расходов. По оценкам ряда аналитиков, при активах менее 1 млрд рублей (сегодня эту планку превышают примерно 180 более чем из 1300 действующих банков) вероятность обеспечить неотрицательную рентабельность собственно банковского бизнеса не превышает 50%. Сегодня на 200 крупнейших банков приходится 90% активов, 86% привлеченных средств предприятий и организаций, 91% кредитов реальному сектору экономики, 94% размещенных вне ЦБ и Казначейства бюджетных средств, так что перераспределение ресурсов в жизнеспособные фининституты будет практически безболезненным.

Пусть цветут сто цветов

Впрочем, пока что ЦБ настроен в отношении "малышей" гораздо более миролюбиво. В концепции предлагается не избавляться от них, а лишь переводить их в особый, небанковский режим финансовой деятельности, запрещающий выдачу кредитов и привлечение депозитов. Возможно, это предложение разумно, однако его реализация потребует выработки правил деятельности таких фининститутов и надзора за ними.

Вообще, рисуемая ЦБ картинка грядущей институциональной структуры российской банковской системы отличается богатством красок и отсутствием доминирующих тонов. Внятно заявлено, что главным условием здорового развития системы является формирование и поддержание конкурентной среды на банковском рынке, недопущение господства государственных банков. При этом ЦБ выступает за рационализацию и консолидацию участия государства (в лице ЦБ, Минфина, РФФИ и прочих органов госуправления) в капитале и деятельности кредитных институтов. Сбербанк и ВТБ, по мнению Неглинной, явно переросли свой формальный статус специализированных госбанков и будут развиваться как универсальные коммерческие банки. ЦБ подтвердил также действующий принцип добровольной, а не административно закрепляемой специализации банковского бизнеса.

Наконец, и это архиважно, ЦБ считает желательным усиление присутствия иностранных банков в России. Если эта тенденция получит развитие - а в последнее время участились разговоры о готовящейся прецедентной продаже нерезидентам значимого пакета акций одного из крупнейших российских частных банков, уровень конкуренции на рынке, а за ним и качество банковских услуг неминуемо вырастут.