Наздратенко уходит. Этого недостаточно

Проблемы Приморья обострились до такой степени, что многое стало невозможно не замечать: и развал власти в Приморском крае, и трудности российской энергетики теперь очевидны всем

Если федеральные власти пустят выборы губернатора Приморского края на самотек, можно не сомневаться, что трудящиеся края, благодарные Наздратенко за счастливую жизнь, немедленно проголосуют за него

Понятно, что уходом одного человека - даже столь заметного, как Е. И. Наздратенко, - проблемы подобного масштаба не решаются. И в Приморье, и в энергетике России необходимо срочное принятие системных мер. Попробуем представить себе развитие событий в ближайшей перспективе.

Что касается Приморского края, то сначала для этого надо ответить на простой вопрос: а как жить-то будем - с Наздратенко или без?

Гениальный политический ход?

Возможно ведь, что отставка - удачный политический ход Наздратенко. Прецеденты уже встречались: вспомним Константина Титова или Амана Тулеева. Наздратенко, быть может, их даже переплюнул: те явно показывали, что уходят в отставку "понарошку", и все понимали, что никакой подлинной губернаторской трагедии там и близко не было. У Наздратенко же все выглядит вполне серьезно, не по-детски. В глазах многих обывателей он совершил мужественный поступок. А если учесть, что за период правления Наздратенко множество людей думающих Приморский край покинуло, то похоже, что оставшийся электорат вполне может трактовать уход Наздратенко как жест отчаяния агнца, невинно пострадавшего от козней Чубайса.

Косвенно подтверждением версии о маневре Наздратенко является и его обещание выступить в ближайшее время по местному телевидению с обращением к населению края о причинах своей отставки. Так что пока не очевидно, что Наздратенко сдался. Тот факт, что и. о. губернатора назначен Константин Толстошеин - "человек с говорящей фамилией", как называют его жители края, на своей могучей шее до последнего время носивший золотую цепь диаметром с водопроводную трубу и всегда считавшийся правой рукой Наздратенко, говорит о неплохих позициях Евгения Ивановича.

Полная неразбериха складывается вокруг процедуры утверждения отставки Наздратенко. Председатель Приморского избиркома Сергей Князев заявил, что для подтверждения отставки губернатора решения думы не требуется. Аналогичной позиции придерживается и спикер краевой думы Сергей Жеков, который, по сообщениям СМИ, вернул Наздратенко его прошение об отставке. Тем не менее другие СМИ со ссылкой на ответственных лиц сообщают, что Дума все же будет рассматривать вопрос об отставке Наздратенко, и строят в связи с этим различные прогнозы.

Здесь нет нужды разбираться в юридических тонкостях, тем более что Приморье известно полным пренебрежением к закону. Отметим лишь, что если краевая дума действительно должна утверждать отставку Наздратенко, то у нее есть как минимум три варианта: не утвердить отставку, затянуть рассмотрение этого вопроса на неопределенный срок или устроить самороспуск, после чего ситуация вообще станет патовой.

И уж наверняка возможен вариант скрытого возвращения Наздратенко по схеме, опробованной в Краснодарском крае и Чукотском АО. На место Наздратенко с использованием административных ресурсов последнего может быть избран его человек (например, тот же Толстошеин), а Наздратенко будет представителем Приморья в СФ, где и получит столь актуальную для него неприкосновенность.

Вернется ли Наздратенко в явной или неявной форме к руководству Приморским краем, полностью зависит от позиции федерального центра. Причем речь не обязательно идет о "даре убеждения" - даже не препятствуя участию Наздратенко в губернаторских выборах, федеральная власть может не допустить его повторного переизбрания. Для этого достаточно обеспечить честные выборы - не "беспредельно честные" (так Евгений Иванович назвал предыдущие выборы - см. "Губернатор самого края", "Эксперт", N45 за 2000 год), а просто честные. По имеющимся у нас данным, на выборах 1999 года Наздратенко и его ближайший соперник Кириличев голосов набрали приблизительно поровну (по официальным данным, Наздратенко - 60%, Кириличев - 20%). И это вовсе не заслуга Кириличева - доведенное до отчаяния население проголосует хоть за черта лысого, лишь бы не за Наздратенко. Но если вспомнить уже приводившиеся нами факты, касающиеся избирательной и судебной систем Приморского края (продажа квартиры Наздратенко является не продажей, а "обменом на рублевый эквивалент"; выборы мэра, на которых не побеждает ставленник Наздратенко, отменяются восемнадцать раз подряд и проч.), то станет понятно, что провести честные выборы в крае можно, лишь убрав из указанных федеральных структур наздратенковских людей, а это можно сделать только в том случае, если центр и вправду хочет перемен в крае.

Так что истинные намерения центра можно будет понять и до губернаторских выборов - достаточно будет посмотреть на ближайшие его шаги. Скажем, если последует отставка прокурора края Василенко (фигуры столь же одиозной, сколь и губернатор, лично участвовавшего, по сообщениям СМИ, в разделе компании "Приморрыбпром", сделавшего из прокуратуры инструмент передела собственности), то намерения серьезные; если такой отставки не последует, значит, никаким наведением порядка в Приморском крае и не пахнет, поскольку законность и Василенко совместны так же, как гений и злодейство.

Итак, у центра есть два варианта - уделить пристальное внимание выборам губернатора Приморского края или пустить все на самотек. Если пустить все на самотек, то можно не сомневаться, что трудящиеся края, благодарные Наздратенко за счастливую жизнь, немедленно проголосуют за него. Кто двумя бюллетенями, кто десятью, в общем, для победы хватит. Что же касается судьбы Приморского края в случае возвращения Наздратенко, то ее можно предсказать безошибочно. Нынешняя зима покажется после этого жителям Приморья просто раем, а федеральным властям уж лучше сразу кому-нибудь этот край подарить - Японии, например. Если возьмут, конечно. Потому что содержание этой "черной дыры бюджета" центр все равно не осилит, даже если совсем откажется платить Парижскому клубу.

"Все по правде"

Если же отставка Наздратенко является не его политическим трюком, а достижением федерального центра, то нужно поздравить федеральный центр с мощным укреплением вертикали власти. Эта штука будет посильнее случаев Руцкого и Кондратенко и напоминает советские времена: "партбилет на стол!" (Наздратенко входил в политсовет "Единства").

Тут возникают следующие вопросы: будут ли в крае губернаторские выборы или центр пойдет на введение прямого президентского правления? если выборы будут, то кто станет их основными участниками и каковы их шансы? каковы, наконец, перспективы развития Приморского края?

По некоторым сведениям из околопрезидентских кругов, президент склоняется к введению в крае прямого президентского правления. Но это всего лишь слухи. К тому же представляется, что этот шаг нецелесообразен с точки зрения имиджа президента. Результаты деятельности Наздратенко быстро не расхлебать; впереди еще минимум два холодных месяца, в течение которых, очевидно, ситуация с обогревом домов заметно не улучшится, и при прямом президентском правлении это не улучшит имиджа Владимира Путина.

Но проблема двух ближайших месяцев - проблема тактическая. А есть еще и стратегическая - возрождение Приморья. В наследство от Наздратенко остался край, состояние экономики которого вполне сопоставимо с состоянием экономики Чечни; но федеральный центр одну-то Чечню не может осилить, где уж осилить две? Поэтому центру выгоднее избранный губернатор - в этом случае следующей зимой уцелевшему населению Приморского края можно будет повторить слова Сергея Шойгу: "Вы этого губернатора избрали, вот теперь и мучайтесь".

Выборные расклады - основные

Возможны такие участники губернаторских выборов: члены приморской оппозиции; наздратенковская гвардия; кандидатуры от Константина Пуликовского и/или от федерального центра.

Приморская оппозиция являет собой крайне жалкое зрелище. При Наздратенко ее члены постоянно ругались между собой, устраивали друг другу гадости и вообще напоминали героев фильма "Гараж" - с той разницей, что делили не реальные гаражи, а виртуальный вклад в строительство воздушного замка под названием "борьба с тиранией Наздратенко". К тому же за большинством оппозиционеров не значится серьезных финансовых ресурсов. Исключение составляют глава Приморского морского пароходства Александр Кириличев и депутат Государственной думы Виктор Черепков. Поскольку по удивительному совпадению эти лица являются наиболее известными персонажами приморской оппозиции, о них стоит вкратце рассказать.

У Александра Кириличева в крае устойчивая репутация "танка" (иные добавляют: "без башни и тормозов"). То, что его управляемость равна нулю, может быть, неплохо для него как для политика, но явно плохо с точки зрения центра. Кириличев гордится имиджем удачливого предпринимателя - дескать, Приморское пароходство, несмотря на прессинг Наздратенко, осталось в крае единственной успешно развивающейся компанией. Это и вправду так, но методы, которыми это было достигнуто (от эмиссии, практически выкинувшей из дела иностранных инвесторов и других акционеров, до вывода всех судов в офшор), не вселяют слишком больших надежд на позитивное использование опыта Кириличева в масштабах края.

Что же до Черепкова, то его репутация весьма своеобразна. Его похвальба способностями экстрасенса вкупе с даром возглавлять толпы обезумевших старушек были бы уместны в африканском племени, но доверять такому человеку богатейший по своим ресурсам край по меньшей мере рискованно. Кроме того, "совесть России", как выяснилось, активно участвует в переделе флота Приморского края в интересах очень сомнительной бизнес-группировки Никитенко (см. ниже).

Представляется, что избирательные шансы Черепкова невелики. Ему не отдадут свои голоса сторонники Наздратенко; в крае также весьма велика доля электората, который ни при каких условиях не будет голосовать ни за Наздратенко, ни за Черепкова. Со стороны же федерального центра сделать ставку на Черепкова будет просто безумием.

Надо сказать, что оба кандидата уже приступили к предвыборной кампании. В нескольких центральных газетах появились практически совпадающие между собой статьи, лейтмотив которых - "наш Кириличев могуч, он гоняет стаи туч". В статьях утверждается, что Кириличев знает, как решить энергетическую проблему (заменив трубы на мини-котельные), и что Кириличев является выдвиженцем Пуликовского. А Виктор Черепков провел пресс-конференцию с громким названием "Смена власти в Приморье. Экс-мэр Владивостока идет в губернаторы".

Варианты возвращения Наздратенко мы уже обсуждали. Что касается наздратенковской гвардии, то с ними ситуация не очень проста прежде всего для самого Евгения Ивановича. Богатая биография Наздратенко изобилует фактами расправы со своими бывшими соратниками - так где теперь гарантия неприкосновенности для самого Наздратенко?

Другая проблема - согласование такой кандидатуры с центром. Так, согласовать кандидатуру действующего и. о. Толстошеина будет крайне затруднительно. Но теоретически возможно, что имеют место договоренности Кремля и Наздратенко о спектакле, в ходе которого Наздратенко уходит, население видит, что виновные наказаны, Наздратенко получает гарантии неприкосновенности и возможность провести на выборах своего человека - вероятно, не такого одиозного, как Толстошеин, а относительно нейтрального, "незасвеченного".

Информационное поле в крае этому благоприятствует. Оппозиционная пресса уничтожена, независимые журналисты покинули Приморье. Зато пресс-департамент администрации края состоит более чем из тридцати специалистов, не считая журналистов в "своих" изданиях, московских PR-консультантов, подконтрольных местных телеканалов и т. д. В период массовой кампании против Наздратенко краевые газеты не только хранили верность губернатору, но даже позволяли себе нелицеприятные высказывания в адрес Константина Пуликовского.

Мы не располагаем информацией о кандидатурах Константина Пуликовского. Тем не менее наивно предполагать, что полпред президента, внесший весомый вклад в отставку Наздратенко, останется сторонним наблюдателем. Некоторым ориентиром могут послужить экономические предпочтения самого генерала.

Насколько нам известно, Пуликовский является сторонником сильного участия государства в экономике, реализации масштабных инвестиционных проектов с участием государства. Именно по просьбе Константина Пуликовского распоряжением президента недавно была создана Дальневосточная инвестиционная компания для аккумулирования средств на ряд крупномасштабных проектов, среди которых "строительство железнодорожных тоннелей и путей, которые позволят открыть прямое сообщение между Токио, Москвой и другими европейскими столицами". (Заметим, что у государства сейчас есть более насущные проблемы, а реализация масштабных проектов всегда приводит к не менее масштабной коррупции.)

По-видимому, в экономических взглядах Пуликовского сочетаются советская и южнокорейская экономические модели: сильная роль государства и его масштабное участие в экономике, крупный бизнес, вовлеченный в орбиту государственных интересов и государственных проектов и т. д.

Возможно, это неплохо с точки зрения Приморского края, которому инвестиции нужны как воздух. Но если учесть, что реальных инвесторов в Приморье еще долго калачом не заманишь, инвестиции, вероятнее всего, будут осуществляться за счет федерального бюджета, а не за счет использования немалых внутренних ресурсов края.

В этом случае вокруг новоизбранного губернатора сформируется несколько олигархических групп местного масштаба, которые и будут заправлять региональной экономикой.

Выборные расклады - дополнительные

Разумеется, мы перебрали не всех. Во-первых, федеральный центр - понятие растяжимое. Даже администрация президента не является монолитной структурой, тем более возможны противоречия между отдельными чиновниками администрации и представителем президента Константином Пуликовским. Соответственно, даже от федеральной власти на губернаторскую должность могут претендовать несколько кандидатов.

К тому же Приморский край разграблен еще не до конца, его ресурсы представляют значительный интерес для инвесторов. Поэтом возможно участие в борьбе за губернаторское кресло ставленников различных ФПГ. Кроме того, трудно предположить, чтобы в стороне от выборов губернатора Приморья остался Анатолий Чубайс. Во-первых, если он останется руководить РАО ЕЭС, то еще один энергетический кризис в Приморье для него крайне нежелателен. Во-вторых, отставка Наздратенко - давняя мечта Чубайса, и вряд ли после этого руководитель РАО ЕЭС останется в стороне от приморских выборов - как минимум он обязан не допустить реванша.

Наконец, необходимо рассмотреть участие в приморских выборах и ставленников "рыбных" олигархов. По оценкам экспертов, размер состояния этих олигархов, принимавших участие в, так сказать, приватизации российского флота, исчисляется сотнями миллионов долларов. Прежде всего к ним относятся семья Никитенко, в свое время угробившая Владивостокскую базу тралового и рефрижераторного флота, а также семья Диденко, которая последний год управляла супертраулерами, ныне арестованными Ласкаридисом.

Наконец, есть еще один серьезный потенциальный игрок - министр транспорта Сергей Франк. Наверняка он будет продвигать кого-то из своих ставленников. Приморье интересует Франка сразу по нескольким аспектам, но главный - это Дальневосточное морское пароходство. Компанией рулит бывший заместитель Франка Александр Луговец, кроме того, у государства, акциями которого голосует Франк, и негласно контролируемого Франком "Совкомфлота" уже сосредоточился крупный пакет акций компании, но Франк отлично знает, что это ничего не решает, поскольку был свидетелем (а по некоторым сведениям, участником) процесса, в ходе которого Наздратенко "выносил" из ДВМП иностранных акционеров.

Приморье без Наздратенко. Экономические сценарии

Если ни Наздратенко, ни его ставленник не окажутся у власти, в крае начнется массовый передел собственности. Вряд ли он будет проходить через акционерные механизмы - в Приморье, как мы уже писали, почти вся экономика находится "в тени", где акционерные механизмы никакой роли не играют. Основную роль в экономике края играют "крыши", причем "крыши", тесно связанные с краевой властью. Если команду Наздратенко от управления отстранят, то и влияние определенной группы "крыш" ослабнет, вырастет экономическая роль ранее прижатых к ногтю конкурирующих группировок. А смена "крыши" - это всегда удар по мелкому бизнесу - единственному, который еще функционирует в Приморском крае, и в конечном итоге по населению - через выросшие цены на товары и услуги.

Передел собственности возможен не только на уровне "крыш". Мощь государственной машины, созданной Наздратенко, сильно преувеличена. Например, известен случай, когда по заказу губернатора против одного из местных предпринимателей прокуратура возбудила уголовные дела. Однако тот сумел договориться с краевой милицией, которая, несмотря на наличие политического заказа сверху, защитила этого предпринимателя. Подробностей мы, честно говоря, уже не помним, но вывод один - система не монолитна, и за деньги правоохранительные органы даже готовы ослушаться хозяина.

Более того, одним из элементов наздратенковской экономики было заведение уголовных дел против "в доску своих" предпринимателей. Дела не двигались, но предприниматели ходили под дамокловым мечом. Реанимировать сейчас все эти расследования - дело пяти минут. Значит, практически любой предприниматель, обладающий свободными средствами, может при помощи местных правоохранительных органов начать экспроприацию собственности у вчерашних баронов. А уж механизмы такой экспроприации прокуратура и местные суды знают лучше, чем свои пять пальцев.

Поэтому, если федеральный центр не хочет, чтобы экономическая модель им. Наздратенко продолжала функционировать после его отставки, ему нужно предпринять простые шаги - сменить руководство федеральных ведомств на территории края, поскольку эти люди уже безнадежно заражены губернаторским вирусом. Прежде всего речь идет о прокуратуре, милиции, налоговой полиции, Арбитражном суде Приморского края и Приморском краевом суде.

В целом постназдратенковское Приморье представляет собой очень жалкое зрелище. Основа былого благополучия края - флот - усилиями краевой власти и дружественных по отношению к ней структур распродан или разграблен. Предприятия по добыче цветных и редкоземельных металлов уже давно "лежат". Восстановление энергетики края возможно, но для этого потребуются большие деньги. А для восстановления жилищно-коммунального хозяйства - деньги огромные.

В статье "Губернатор самого края" "Эксперт" уже писал, что Минфин фактически констатировал клиническую смерть приморской экономики, признав налоговый потенциал предприятий края крайне низким, что и обуславливает выдачу огромных трансфертов Приморью. Приведем еще некоторые цифры.

Исполнение доходной части бюджета Приморского края за одиннадцать месяцев составило 57,7%; недоимка по налогам на 1 декабря - 5 млрд рублей. В течение 2000 года Приморье, по сообщению агентства АКМ, получило более 2 млрд рублей трансфертов, что на 20% больше, чем планировалось. С 1 декабря 2000 года по 22 января 2001 года в Приморский край поступили денежные средства в размере 1,1 млрд рублей. При этом сумма, перечисленная Москвой в январе текущего года, уже превышает плановые трансферты на 446 млн рублей. Социальное законодательство в крае практически не выполняется: соответствующие федеральные законы выполняются на 15%, задолженность по выплате детских пособий превышает миллиард рублей. Помимо разрушенного жилищно-коммунального хозяйства в крае практически разрушены дорожная система, система общественного транспорта. Все это надо выправлять за счет федерального бюджета, ибо надежды на местные ресурсы - никакой. Директора большинства приморских предприятий последние восемь лет мыслят исключительно категориями "сколько надо отстегнуть наверх, чтобы тебя не съели" и "как увести деньги на черный день".

Но есть очень простой рецепт восстановления приморской экономики. Как сказал один из местных предпринимателей, "край, где процветает коррупция, где правоохранительные органы послушно ждут указаний сверху, где суды лишь слепо исполняют чужую волю, обречен на гибель. Только наведя порядок в системе государственных органов края, можно думать о возрождении экономики. Я уверен, в Приморье можно привлечь инвесторов. Но вначале нужно покончить с коррупцией. Для этого надо лишь включить свет".

Он прав. Можно вбухать бесконечное количество бюджетных денег в восстановление приморской экономики, но пока не появится четкое представление о том, куда они расходуются, никакого восстановления не будет. Можно сколь угодно долго зазывать инвесторов, но пока в крае останутся те же судьи и прокуроры, об инвестициях можно забыть. Можно сколь угодно долго говорить о возрождении в крае мелкого бизнеса, но пока местные правоохранители и бандиты не перестанут создавать совместные предприятия, хлеб лучше возить из Хабаровска.

Иными словами, не поменяв всю систему, в край лучше не переводить ни рубля - после прекращения морозов, разумеется. Нам кажется, что это - прекрасный случай устроить так называемый полигон реформ: в Приморье перемены нужны еще более срочно, чем в других местах.

"Холода, холода... Может, здесь, может, там..."

Благодаря субъективному "фактору Наздратенко" Приморье оказалось самым слабым звеном в топливно-энергетической цепи России. И при объективном ухудшении ситуации это звено лопнуло. Так что кризис стоит называть приморским лишь весьма условно - в остальных регионах проблемы схожи.

Для того чтобы понять причину нового витка кризиса, нужно посмотреть на динамику российской энергетики в целом за 2000 год. В прошлом году рост генерации, по данным РАО "ЕЭС России", составил приблизительно 4%, из которых две трети было обеспечено самим РАО. Причем практически весь прирост получился за счет угля, поскольку абсолютное потребление газа осталось на уровне 1999 года (около 135 млрд кубометров в год), а доля в топливном балансе мазута, который является резервным топливом (запуск котельных, аварийные ситуации и т. д.), невелика в принципе - всего 7%.

Итак, доля угля в топливном балансе резко увеличилась. Поставки его на электростанции осуществляются исключительно на условиях стопроцентной предоплаты живыми деньгами. Тем не менее дефицит угля в Приморье составляет 1 млн тонн в месяц. Следовательно, делают вывод энергетики, мы вышли на предел физического наличия угля в стране. И если заблаговременно не заботиться о создании его запасов, а именно это случилось в Приморье, срывы неизбежны.

К проблеме хронического дефицита угля добавились небывалые на Дальнем Востоке холода. Население стало греться электроплитами, в результате чего потребление электроэнергии возросло вдвое. Попытки выручить Приморье сибирскими углями оказались не слишком эффективными из-за тех же морозов, их разрезы тоже простаивали по пять-семь суток.

В феврале ситуация может оказаться еще хуже, поскольку морозы возобновляются, а запасов угля осталось на считанные дни, а то и меньше. Поэтому на прошлой неделе Анатолий Чубайс ввел в энергосистеме Сибири и Дальнего Востока режим особого положения. Создан антикризисный штаб, который должен "координировать топливный и энергетический балансы" этих регионов. Иначе говоря, при необходимости "вручную" распихивать составы с углем. Вполне вероятно, что уголь будет закуплен за рубежом: в информационном сообщении РАО говорится о возможности "на возвратной основе задействовать средства РАО, вплоть до секвестирования расходных статей бюджета общества". Как утверждают менеджеры РАО, февральскую ситуацию можно спасти с помощью 200 тыс. тонн угля, на закупку которых требуется приблизительно 8 млн долларов.

Строго говоря, именно промедление с принятием чрезвычайных мер в очевидно чрезвычайной ситуации и считают своей основной виной менеджеры РАО. Осознание этой вины уже выразилось не только в создании антикризисного штаба, но и в увольнении гендиректора "Востокэнерго" (региональное представительство РАО) Владимира Рудя, а также в предложении совету директоров освободить от должности члена правления РАО Анатолия Копсова, ответственного за критические регионы.

Будет ли стоить приморский кризис поста самому Анатолию Чубайсу - вопрос гадательный. Однако похоже, что вероятность такого поворота событий невелика. Во-первых, было бы странно одновременно увольнять и Наздратенко, и Чубайса. Президенту хорошо известно, что Чубайс пытался извести приморского губернатора во всех своих прежних должностях - и как первый вице-премьер, и как глава президентской администрации. Усилиями Чубайса в мае 1997 года был введен пост представителя президента РФ в крае, который занял генерал ФСБ Виктор Кондратов.

Во-вторых, помимо очевидной халатности региональных чиновников и их же предполагаемого воровства (которое еще придется доказывать в суде) в основе приморского кризиса лежит то, против чего направлена концепция реформирования РАО, предлагаемая Чубайсом: популистское замораживание энерготарифов, которое, собственно, и разрушило муниципальную и региональную энергетику.

И в-третьих, энергетика Приморья еще долгое время будет находиться в кризисе. А как известно, кризис - среда обитания Чубайса...

В целях стабильного обеспечения топливом крупнейшей в крае Приморской ГРЭС принято решение о промышленной разработке в Лучегорске второго угольного разреза.

Олег Морозов, руководитель депутатской группы "Регионы России":

- Путин отрабатывает новую модель взаимоотношений федерального центра и субъектов, которая, как мне представляется, будет работать очень эффективно: работает не собственно закон, предусматривающий возможность снимать губернаторов, а угроза закона, - и губернатор, понимая, что его ставки в борьбе нулевые, сам добровольно складывает с себя полномочия. Хорошо или плохо, что создан такой прецедент? Хорошо, поскольку можно жестко и эффективно воздействовать на нерадивого регионального лидера. Плохо, что это дает центру неограниченные возможности при случае расправляться с неугодными ему региональными лидерами в течение считанных часов.

- Говорят, что Наздратенко опять выставится на выборы губернатора и опять выиграет.

- Вполне допускаю, что это возможно. Я, правда, не очень уверен в том, что Наздратенко это сделает: чтобы еще раз отстранить его от власти по тому же механизму, который мы только что обсуждали, могут быть найдены очень серьезные основания. Если он хочет пойти в этот бой с очень неясными для себя перспективами, это, конечно, можно сделать. Но нужно ли это ему?

Владимир Рыжков, депутат Государственной думы:

- Слава богу, что все прошло в рамках закона, а именно - в рамках добровольно-принудительной отставки. Что же касается причин приморских событий, то меня больше беспокоит отсутствие профессионального анализа причин энергетического кризиса.

Я провел собственный анализ и убежден, что корень не в отсутствии реструктуризации энергетики и не в плохих губернаторах, корень исключительно в межбюджетных отношениях. Органы местного самоуправления несут по действующему законодательству 32 процента обязательств консолидированного бюджета страны, в которые входят отопление, освещение, общественный транспорт, вывоз мусора, лифтовое хозяйство, зарплаты учителей, врачей... При этом доходная часть местных бюджетов, которые за все это отвечают, - 17 процентов доходов страны. Почти в два раза меньше. Это означает, что органы местного самоуправления на протяжении уже многих лет не имеют средств на то, чтобы ремонтировать трубы, менять колодцы, закупать уголь. Это и привело к тому, что у нас рвется уже везде. А на будущий год будет рваться еще больше. И тогда что, всех губернаторов снимать? Я думаю, надо срочно перераспределять доходы. Надо увеличить долю местных бюджетов в консолидированных доходах страны хотя бы до 23-25 процентов.

Вторая причина тотального энергетического кризиса - отсутствие коммунальной реформы, которая должна привести к тому, что предприятия и граждане будут платить за воду, свет и тепло полную цену. Сейчас у нас это отдано на рассмотрение региональных и местных органов власти. В каких-то регионах население платит 30 процентов от себестоимости, а в каких-то 70. И есть прямая зависимость: где население платит больше, там проблем меньше.

Коммунальная реформа или размороженные города, реформа бюджетных отношений или размороженные города - вот реальная дилемма, перед которой мы стоим.

Записала Наталья Архангельская