Продаются лучшие гонки мира

Станислав Павлов
12 февраля 2001, 00:00

Слухи о том, что создатель и владелец "Формулы-1" Бернард Ч. Экклстоун теряет контроль над своим детищем, оказались преждевременными. Берни был и остается королем автогонок

Пока многомиллионная армия болельщиков ждет 4 марта, когда в Мельбурне будет дан старт Гран-при Австралии и начнется очередной сезон гонок, мир "Формулы-1" сотрясают сенсации. Первая и главная: британский предприниматель Бернард Ч. Экклстоун, или просто Великий Берни, продает свой холдинг, занимающийся проведением соревнований, консорциуму из пяти ведущих автокомпаний Европы. И сами компании - Ford (Jaguar), FIAT (Ferrari), BMW, DaimlerChrysler (McLaren-Mercedes) и Renault - уже высказали свою заинтересованность в этой сделке. Судя по последним сообщениям, не хотят остаться в стороне и Honda с Toyota.

Сенсация вторая: Берни заявил, что не готов выплатить FIA (Международной автомобильной федерации) 258 млн фунтов стерлингов по так называемому Столетнему договору, предусматривающему право трансляций с трасс "Формулы-1" по телевидению на сто лет вперед. В ответ на это FIA немедленно заявила, что она предложит купить эти права другим заинтересованным сторонам. Впрочем, речь идет всего лишь о телетрансляциях, начиная с 2010 года, до этого срока права безоговорочно принадлежат Экклстоуну. Как принадлежали последние четверть века.

Никто не знает истинную стоимость бизнеса Экклстоуна и основной его составляющей - репортажей по TV с автодромов. Но, по неофициальным данным, только продажа права телетрансляции одной только гонки приносит около 18 млн долларов, всего за год - примерно 300 млн. Гонки смотрят 350 млн человек в двухстах странах. Если прибавить к этому рекламные потоки, продажу сувениров и прочее, что неизменно сопутствует "Формуле", то можно смело говорить о многомиллиардном бизнесе.

Возникает вопрос: а зачем, собственно, Экклстоуну продавать столь прибыльный бизнес? На поверхности лежат три причины: возраст и здоровье, бесконечное расследование Европейской комиссии (ЕК) на предмет соответствия "Формулы-1" антимонопольному законодательству и, наконец, борьба с рекламой табака.

Что позволено Экклстоуну - не позволено никому

Возраст и здоровье - аргументы абсолютно неработающие. Пару лет назад Берни Экклстоун действительно перенес сложную операцию на сердце, но это не заставило его выйти из бизнеса. А недавно он заявил: "Я буду работать до тех пор, пока смогу это делать. Я не боюсь смерти. Библия говорит, что человеку отводится семьдесят лет, и я уже достиг этого возраста. Но при этом чувствую себя так же прекрасно, как и тридцать лет назад".

С Еврокомиссией ситуация сложнее. У ЕК давнее "пристрастие" к "Формуле-1". Все началось с того, что FIA получила от комиссии ЕС официальный запрос с требованием прояснить детали коммерческой деятельности холдинга. Комиссию всегда не устраивали действия Экклстоуна, идущие вразрез с антимонопольными законодательствами многих государств. В частности, Берни фактически единолично отменил французскую гонку из-за того, что две телекомпании не смогли договориться о правах на трансляцию.

Еврокомиссию раздражает прежде всего то, что один человек сосредоточил в своих руках практически неограниченную власть над суперпопулярной гонкой. Ее интересует, почему хозяин "Формулы-1" бесстрашно шантажирует правительства независимых стран, а те все чаще беспрекословно выполняют его ультиматумы. Секрет, конечно же, в деньгах. Каждая гонка приносит заинтересованным сторонам, включая доходы от туризма, от 50 до 100 млн долларов. А если учесть, что соревнования обычно проводятся в провинции, то переоценить значение "Формулы-1" для регионов невозможно. Например, только в Бельгии малый и средний бизнес четырех соседствующих с автодромом департаментов приносит в казну до 30% годового бюджета страны. Всего за три дня соревнований!

Благополучие "Формулы-1" зиждется на табачной рекламе. Но в последнее время практически все европейские страны ведут активную антиникотиновую кампанию, создавая все новые и новые ограничительные законы. А Берни их игнорирует. Конечно, мимо такого вопиющего факта Европейская комиссия не могла пройти.

Что же сделал Берни? Накануне встречи министров здравоохранения Европы, на которой и должна была обсуждаться проблема табачной рекламы, он заявил, что соревнования "Формулы" запросто могут проводиться в Юго-Восточной Азии, Африке и Латинской Америке. По крайней мере, SLEC - холдинг, названный в честь жены Барни, красавицы Славики, контролирующий всю деятельность "Формулы-1", от этого много не потеряет: основные деньги делаются за счет телетрансляций. А вот экономике Европы достанется сильно. Европейцы среагировали мгновенно. Английское правительство сразу же пошло на попятную и разрешило табачную рекламу в "Формуле-1". И едва ли тут дело только в том, что в 1996 году во время предвыборной кампании партия лейбористов получила от Экклстоуна пожертвование в размере миллиона фунтов.

Затем сдался и весь Евросоюз, отсрочив полную ликвидацию рекламы сигарет аж до 2008 года. Взбунтовалась только Бельгия, чьи парламентарии запретили с 1999 года любую рекламу табака. Экклстоун среагировал быстро, вычеркнув Гран-при Бельгии из календаря соревнований. Бельгийский парламент очень скоро понял свою ошибку и уступил. Гонка 2000 года на великолепной трассе Спа-Франкоршам состоялась. На условиях Берни.

Кто кого купил

Впрочем, в конце концов Еврокомиссия все-таки "достала" Экклстоуна своими претензиями по поводу монополизма, и в марте 2000 года он продал 50% акций SLEC двум инвестиционным компаниям. 12,5% досталось Deutsche Bank Morgan Grenfell Private Equity, а 37% - банку Hellman & Friedman. Чуть позже эти структуры перепродали свой пакет за 1,6 млрд долларов немецкой медиа-группе EM.TV & Merchandising. В итоге владельцами SLEC стали Берни и его семейный траст Bambino Holdings (50%) и ЕM.TV (50%). Однако это вовсе не означает, что новый компаньон получил половину голосов в собрании акционеров SLEC. Экклстоун сохранил за собой непропорционально высокий процент голосов за счет выпуска специальных акций.

Позднее у EM.TV возникли некоторые финансовые осложнения. Аналитики оценивают общую задолженность компании в 1,12 млрд евро. И тогда она решила продать свою долю в SLEC. Претенденты нашлись. EM.TV уже несколько месяцев ведет переговоры с другой медиа-группой Kirch из Германии, заинтересованной в приобретении доли в SLEC. Kirch собирается приобрести половину принадлежащего EM.TV 50-процентного пакета акций SLEC за 550 млн долларов США. Второй претендент - консорциум автопроизводителей, который может купить именно эти принадлежащие сегодня EM.TV акции, а не пакет главного владельца.

По словам Экклстоуна, европейские производители действительно ведут переговоры о покупке пакета акций "Формулы-1", однако они не хотят получить непосредственный контроль над гонками. Просто им необходимо иметь гарантии безопасности вложенных денег.

Бюджеты команд исчисляются десятками миллионов долларов. Например, McLaren и Ferrari ежегодно тратят по 110 млн, Williams - 100, Benetton, Jordan и Prost - по 90. Львиная доля этих средств уходит на внедрение новейших технологий. В итоге себестоимость одного болида может превышать 1,5 млн долларов. Такие деньги способны дать только спонсоры, чьей рекламой обклеены все без исключения автомобили. При этом ни для кого не секрет, что примерно 75% спонсорских денег выделяют богатые табачные концерны.

Бизнес под названием "Формула-1" выгоден, разумеется, не только и не столько самому Барни, сколько автомобильным компаниям и, конечно, рекламодателям. Поэтому нет ничего удивительного в том, что компании первыми выразили готовность купить акции компании SLEC, которая, в сущности, является ключевым звеном в империи, распоряжаясь, в частности, телетрансляциями.

Производителей автомобилей не смущает при этом сумма в "несколько миллиардов долларов", названная западными финансовыми изданиями. И выступают они в данном случае не в роли акул, готовых проглотить бизнес Экклстоуна, а скорее, в роли ангелов-хранителей, желающих сберечь придуманные Берни правила игры и саму "Формулу-1".

Наконец, третий претендент на покупку пакета - сам Берни. Многие эксперты склоняются к тому, что SLEC выкупит у EM.TV часть акций. Таким образом, доля Экклстоуна в холдинге может достичь 70%. После чего половина пакета будет продана пяти автопроизводителям.

Впрочем, кто бы ни стал новым совладельцем SLEC, реальной власти в компании он все равно не добьется. Вот что заявил Экклстоун журналу F1Racing: "У EM.TV есть пятьдесят процентов акций, но нет абсолютно никакого контроля. Она может продать свои акции кому угодно, и это ничего не изменит, потому что у того, кто их купит, тоже не будет никакого контроля. Их пятьдесят процентов - это на самом деле всего пять процентов. Контроль находится в руках у траста, и я по-прежнему являюсь президентом компании, которой владеет траст". Просто и гениально.

Цифровое телевидение

Что касается второй сенсации - отказа Экклстоуна продлевать контракт на телетрансляции с Международной автомобильной ассоциацией, то здесь Берни руководствуется ясным стратегическим расчетом.

Берни - на редкость прозорливый человек. Параллельно вещанию телерепортажей по обычным каналам он создал весьма дорогостоящее собственное телевидение, воспользовавшись технологией сжатия цифрового сигнала. Проект получил название "Суперсигнал". Суть его заключается в том, что шесть каналов поступают в телевизоры, оборудованные специальными декодерами. А потом телезритель сам выбирает, что ему смотреть. Можно наслаждаться волнующими планами прямо из кабин пилотов, можно сосредоточиться на замедленных повторах, можно следить за гонкой в привычном режиме. Причем вещание длится круглосуточно на протяжении всех гоночных дней. Стоит такая система, работающая с помощью спутниковой связи, конечно, недешево. К тому же для ее использования необходима кредитная карточка, которая вставляется в декодер. Без этой операции просмотр невозможен.

Сейчас такой услугой в Европе пользуются лишь несколько десятков тысяч человек. Однако эксперты сходятся во мнении, что уже в ближайшем будущем цифровое телевещание выйдет на лидирующие позиции. По прогнозам, через десять лет оно войдет в каждую квартиру. Тогда Берни может себе позволить не платить по Столетнему договору. А до 2010 года, напомню, с контрактами на обычное TV у него все в порядке. Правда, уже сейчас Экклстоуну приходится доказывать той же Еврокомиссии, что его цифровой канал не вытеснит традиционное телевидение и не превратится в монополию.

Конечно, Экклстоун не вечен. И рано или поздно ему придется уйти. Тогда перед его новыми компаньонами возникнет выбор: либо создать комитет представителей команд, либо назначить исполнительного директора. Но это дела будущего. А пока король жив.

Новейшая история "Формулы-1"

Мир "Формулы-1", а первые гонки под таким названием состоялись 13 мая 1950 года, столь же притягателен, сколь и загадочен. И дело здесь не только в секретах высоких технологий, которые тщательно скрывают друг от друга команды-участники. Основная загадка кроется в финансовых схемах, позволяющих извлекать из состязания колоссальные прибыли. Ни один вид автомобильного спорта не приносит столь невероятных доходов, как Гран-при "Формулы-1". Неспроста владелец Williams-Renault Фрэнк Уильямс заявил: "Это спорт - только один раз в две-три недели. В остальное время - это огромный бизнес".

Сын торговца рыбой Берни Экклстоун родился 28 октября 1930 года во время экономического упадка. Этим обстоятельством, видимо, объясняется его отношение к деньгам, которое он выразил так: "Есть две вещи, о которых нельзя болтать, - деньги и женщина, которая была с тобой прошлой ночью".

В пятнадцать лет Берни бросил школу, что, впрочем, не помешало ему получить ученую степень в области химического машиностроения. Параллельно Экклстоун занимался мото- и автогонками. В частности, он принимал участие в соревнованиях 500-кубовой "Формулы-3". Все это продолжалось до серьезной аварии в сентябре 1951 года. После этого происшествия двадцатиоднолетний гонщик занялся деловой стороной спорта, возглавив агентство по продаже автомобилей и мотоциклов, а позже стал владельцем команды.

После длиной череды смены команд и партнеров Экклстоун подошел к рубежу, отделяющему талантливого менеджера от гениального бизнесмена. В начале восьмидесятых годов команды "Формулы-1" объединились в ассоциацию FOCA (Formula One Construction Association). Это было сделано для того, чтобы лучше защищать свои интересы перед властями из FIA. Новую структуру возглавил Экклстоун, который в то время руководил командой Брэбхем. Затем FOCA добилась у FIA права на телевизионные трансляции, которые тогда не приносили крупных прибылей.

Это произошло в марте 1981 года после мучительных переговоров между FOCA и FIA, которые привели к подписанию договора согласия. Он, в частности, регламентировал коммерческие права и распределение денежных средств, поступающих в "Формулу-1".

Различные поправки привели к распределению доходов от телетрансляций соревнований таким образом, что 47% отходит командам, а оставшаяся часть - компаниям, которые к тому времени принадлежали Экклстоуну. Кстати, о долгосрочном продлении договора согласия было объявлено в начале 1999 года.

С того момента, как Берни получил практически неограниченную власть в "Формуле-1", быстро стал улучшаться уровень соревнований, что в свою очередь привело к улучшению качества и количества телетрансляций. Как грибы после дождя появлялись все новые и новые каналы, желающие иметь в своей эфирной сетке популярное состязание. Еще бы, ведь за год этапы "Формулы" смотрит по телевизору около 15 млн зрителей. И лишь два миллиона наблюдают за ходом состязания с трибун.

Расчет на телеэфир оказался совершенно верным. В итоге Экклстоун выдвинул ультиматум, согласно которому телекомпании должны были согласиться с расценками FOCA и с тем, что каждый этап может транслироваться лишь одной корпорацией. Удивительно, но все требования оказались выполненными.

Постепенно расширяя свои полномочия, FOCA завоевала права на продажу всех рекламных щитов вокруг трасс. В итоге ее общий годовой доход достиг миллиарда долларов, из которого большая часть доставалась Берни.

В конце девяностых FOCA, до этого являвшаяся ассоциацией спортивных команд, поменяла название на FOA. За сменой вывески крылись поистине революционные преобразования. Новая организация фактически превратилась в частный холдинг, 51% акций которого владеет Экклстоун лично. Преобразование FOCA в FOA состоялось после подписания протокола о согласии между Экклстоуном и владельцами команд. Этот договор был необходим для создания механизма распределения средств между "конюшнями". Правда, три команды встали в позу, не согласившись с условиями договора. Нетрудно догадаться, что через год они пришли с повинной и подписали все необходимые бумаги.

К портрету Экклстоуна остается добавить, что он женат на бывшей фотомодели Славике Малич, родившейся в Хорватии. У них две дочери. Семья владеет домами в Лондоне, на Корсике, Французской Ривьере и небольшим живописным ресторанчиком в Швейцарии. Кроме того, у Берни есть два самолета и серебряный автобус. В период 1995-1996 годов хозяин "Формулы-1" стал самым высокооплачиваемым администратором в Англии. А его состояние оценивается в два миллиарда, что позволило Берни три года назад занять шестое место в списке самых богатых людей Великобритании.