Долг, не признанный должником, виртуален

Экономика и финансы
Москва, 12.02.2001
«Эксперт» №6 (266)
Специфику работы со странами-должниками и ситуацию с российской внешней задолженностью для "Эксперта" прокомментировал заместитель председателя ВЭБ СССР Сергей Сторчак

- Сергей Анатольевич, как бы вы оценили текущую ситуацию с обслуживанием задолженности странами - должниками России?

- Развал СССР оставил суверенной России финансовое "наследство" в размере порядка 150 миллиардов долларов. Но надо понимать, что наследство это было - и в значительной степени остается до сих пор - виртуальным. Мы стали обладателями активов несуществующего государства, номинированных в несуществующей валюте. Рухнула империя, и страны-должники просто перестали признавать свои долги. Причем никаких широковещательных заявлений с их стороны по этому поводу не было. С 1992 года банки - платежные партнеры Внешэкономбанка по межправительственным кредитным соглашениям просто перестали направлять нам письма, подтверждающие графики срочных платежей.

Единственным исключением стала Индия, которая решила стратегически более оправданным для себя пойти на урегулирование долга России. Как известно, схема реструктуризации индийского долга включает в себя значительную товарную составляющую, что автоматически поддерживает индийский национальный экспорт в Россию на длительный промежуток времени. Так что соглашение оказалось взаимовыгодным.

Большинство же других стран-дебиторов отказывалось даже начать переговоры с нами по долговой проблеме. Прорвать этот "заговор молчания" удалось лишь благодаря вступлению России в 1997 году в Парижский клуб стран-кредиторов в качестве полноценного члена.

- Есть, однако, мнение, что Россия проиграла от вступления в Парижский клуб с точки зрения возможностей взыскания долгов. Ведь клуб не признает военные долги, проводит масштабные программы списания и реструктуризации долгов беднейших стран и так далее. Какова ваша позиция по этому вопросу?

- Я убежден, что плюсы и дивиденды, которые получила Россия, будучи членом Парижского клуба, перевешивают перечисленные вами минусы.

Во-первых, возможности давления на страны-дебиторы у клуба гораздо обширнее, чем у "независимого" кредитора. Клуб тесно взаимодействует с международными финансовыми организациями, в частности с МВФ и Мировым банком. Так что для стран-должников урегулирование задолженности членам клуба всегда выступает необходимым условием получения новых кредитов МВФ и МБ, а также распространения на них программы облегчения бремени задолженности. За период, прошедший с момента присоединения России к Парижскому клубу в качестве полноправного члена, заключено шесть двусторонних межправительственных соглашений по урегулированию долга. Это договоренности с Вьетнамом, Эфиопией, Йеменом, Мадагаскаром, Никарагуа и Гвинеей. И эти страны реально начали с нами расплачиваться. Еще с десятью государствами такие документы парафированы, то есть можно ожидать их подписания в текущем году.

Во-вторых, членство в клубе важно для России и как для страны-должника. Мы получили уникальную возможность перенимать опыт ведущих финансовых держав в части организации национальных систем экспортных кредитов и кредитных гарантий, стимулирования национального экспорта, поскольку именно долг по указ

У партнеров

    «Эксперт»
    №6 (266) 12 февраля 2001
    Приморский кризис
    Содержание:
    Международный бизнес
    На улице Правды
    Реклама