Плохой хороший кредитор

Европейский бизнес проявил реальный интерес к участию в сделке "долги в обмен на инвестиции"

Состоявшиеся на прошлой неделе в Берлине российско-германские переговоры по проблеме урегулирования долга бывшего СССР привлекли повышенное внимание прессы и общественности. Накануне поездки в Берлин делегации во главе с министром экономического развития и торговли Германом Грефом появились сообщения о том, что уже нашлись желающие заплатить по нашим долгам германскому правительству в рамках предложенной ранее схемы "долги в обмен на инвестиции".

Схема "долг в обмен на инвестиции" предполагает обслуживание внешнего долга не валютными платежами стране-кредитору, а рублевыми инвестициями из российского бюджета в перспективные проекты совместных и дочерних немецких предприятий (в том числе и вновь создаваемых), работающих в России. При этом с немецким бюджетом будут рассчитываться сами эти предприятия в согласованных объемах. Впервые с инициативой подобного урегулирования межгосударственных долгов между Россией и Германией выступил федеральный канцлер Германии Герхард Шредер по окончании переговоров с премьер-министром России Михаилом Касьяновым в декабре прошлого года (см. "Эксперт" N47 за 2000 год).

Среди тех, кто готов участвовать в схеме "долги в обмен на инвестиции", назывались немецкая металлургическая компания Ferrostahl и германское подразделение шведской сети IKEA. Обе эти фирмы уже ведут бизнес в России и заинтересованы в дальнейших масштабных инвестициях. К тому же появилась информация о том, что глава представительства Союза немецкой экономики в России Андреа фон Кнооп уже передал в Минэкономразвития список немецких компаний, заинтересовавшихся новыми возможностями для своего бизнеса в России.

Платить!

Внимания заслуживает сам факт проведения заседания Российско-германского кооперационного совета (так официально именовалась прошедшая в Берлине 12-13 февраля встреча), ведь последнее подобное мероприятие состоялось в 1998 году. После августовского финансового кризиса Россия прекратила свои выплаты по долгам Парижскому клубу. Кредиторы, видя, что платить России действительно нечем, предоставили отсрочку по платежам до конца 2000 года и перевели ее в маргинальную "седьмую группу" риска для инвесторов. Сейчас ситуация - по крайней мере по мнению Парижского клуба - изменилась. Растущие валютные резервы и высокие цены на нефть стали официальным поводом для того, чтобы начать требовать выплаты долгов.

Долги России в рамках Парижского клуба, объединяющего кредиторов на правительственном уровне, достигают сегодня, по германским подсчетам, почти 48 млрд долларов (примерно треть всего внешнего российского долга), из них почти сорок миллиардов - долги бывшего СССР. В текущем году Россия должна будет отдать Парижскому клубу в общей сложности 3,8 млрд долларов, и примерно половина этой суммы приходится как раз на Германию. Помимо этого, Берлин требует с России долги СССР перед ГДР, которые, как считают в Берлине, составляют порядка 6,4 млрд переводных рублей (условная единица, применявшаяся во взаиморасчетах между странами СЭВ).

Восточногерманские долги, собственно, представляли наиболее сложный пункт для переговоров. Как объяснил "Эксперту" в Берлине заместитель министра экономики России Иван Матеров, размер долга СССР ГДР пока вообще не определен. Для урегулирования этой проблемы создана специальная российско-германская группа, но пока сторонам не удается прийти к единому знаменателю относительно шкалы цен по переводу "сэвовских рублей" в сегодняшние валюты. Замминистра финансов Германии Кайо Кох-Везер требует, например, пересчитать эту рублевую сумму десятилетней давности в доллары по курсу один к одному. А российская сторона полагает, что если пересчитать суммы торговых сделок с ГДР по мировым рыночным ценам, то сальдо может быть даже в нашу пользу, ведь применявшиеся в социалистической экономике цены были далеки от реального рынка.

Нас всеми возможными способами заставляют платить советские долги, и у российской экономики очень немного шансов исполнить пожелания западных кредиторов, не задавив при этом наметившийся экономический рост. Схема "долги в обмен на инвестиции" в этом смысле хороша со всех сторон: долги выплачиваются без бюджетного секвестра, лицо сохранено, а в экономику приходят западные инвестиции. Весь вопрос в том, как заставить эту схему работать.

Первопроходцы

Как сообщил по завершении берлинских консультаций г-н Греф, Россия предложила опробовать компенсационный механизм погашения долгов на ряде перспективных совместных проектов, где Москва готова предоставить западным инвесторам землю, технологии, производственные помещения, энергоресурсы и т. д. И наконец, возможен комплекс мер по упрощению инвестиционной деятельности западных фирм в России, включая ускорение амортизации и различные инвестиционные льготы.

Переговоры, однако, проходили непросто. Как заявил г-н Кох-Везер, инвестиционная схема, даже если она будет осуществлена, должна относиться только к долгу ГДР. Германия недвусмысленно дала понять, что для нее куда более предпочтителен вариант обмена долга на акции крупнейших российских предприятий типа "Газпрома" и РАО "ЕЭС России". "Российская же сторона, - говорит Иван Матеров, - не предполагает вовлекать в этот механизм так называемые голубые фишки". По его словам, схема должна реализовываться в сфере малого и среднего бизнеса, у которого не хватает собственного капитала для осуществления инвестиционных программ. "Российское правительство на начальном этапе будет поддерживать эти проекты с помощью кредитов, если в этом возникнет необходимость", - подчеркнул г-н Матеров.

В качестве реальных претендентов на участие в схеме Герман Греф назвал совместный проект компании Ferrostahl и "Газпрома", которые строят завод по производству метанола в Архангельске, СП "Газпрома" и Wintershall (стопроцентная "дочка" концерна BASF) по разработке нефтяного месторождения Приразломное в Баренцевом море, а также инвестиционный проект компании IKEA, которая пытается приобрести поставщиков непосредственно на российском рынке. Немецкая сторона не возражала против применения долговой схемы в этих случаях, настояв на том, что так будут покрываться долги СССР ГДР.

И все-таки итоги переговоров можно считать вполне успешными для Москвы. Дело даже не в том, что твердолобые германские чиновники пошли наконец на некоторые уступки. Судя по всему, крупный немецкий бизнес, заинтересованный в дальнейшей экспансии в России, начал лоббировать "российскую схему" в германском правительстве.

Опять IKEA

Многие посчитали заявление IKEA о желании участвовать в долговой схеме чистой воды PR-акцией (вспоминая, наверное, ее эффектный выход на российский рынок в прошлом году). Генеральный директор компании IKEA в России Ленарт Дальгрен в разговоре с "Экспертом" пытался доказать, что это не так. По его словам, компания имеет реальные планы расширения своей деятельности на российском рынке, и долговая схема может существенно способствовать этим инвестиционным планам.

Аргументация г-на Дальгрена выглядит вполне логичной. Россия попала в поле зрения IKEA в начале 90-х годов, когда компания стала активно создавать свои собственные производства (до этого она работала в основном с внешними поставщиками). Россия, утверждает г-н Дальгрен, идеально вписалась в новую концепцию. "Здесь есть все необходимые сырьевые материалы, много квалифицированной рабочей силы и почти несформировавшийся рынок в интересующем нас секторе, то есть практически никакой конкуренции", - говорит он. Сейчас IKEA, годовой оборот которой составил в прошлом году более 8 млрд долларов, готовится к новой масштабной экспансии. В ближайшие пять лет компания планирует открыть по всему миру 70 новых магазинов и удвоить объем продаж. Однако для этого надо искать новых поставщиков и открывать собственные производства. Если учитывать ценовую политику компании, сделать это ей не так-то просто: надо подбирать дешевые и качественные варианты. В этой ситуации, утверждает глава российского отделения, IKEA возлагает на Россию большие надежды. Компания уже работает с 50 российскими производствами и планирует увеличить их количество "настолько, насколько это возможно". На данный момент IKEA инвестировала в Россию 100 млн долларов, и в этом году собирается вложить еще столько же.

Г-н Дальгрен сообщил, что пока никто из российских чиновников не делал его компании конкретных предложений, и инициатива исходит от самой IKEA. Судя по всему, российско-германские переговоры удачно "наложились" на инвестиционную стратегию компании в России, и теперь IKEA пытается "прощупать почву". Полномасштабное развитие на российском рынке - вопрос решенный, однако руководство компании понимает, что этот процесс существенно упростится, если он будет осуществляться под особым патронажем российского правительства. В беседе с "Экспертом" г-н Дальгрен высказал некоторые особые пожелания, например, снизить таможенные пошлины. Российские чиновники тоже подчеркивают необходимость использования "индивидуального подхода" для участников схемы "долги в обмен на инвестиции".

Опытный образец

Запад, похоже, начинает понимать, что Россия не пытается с помощью схемы "долги в обмен за инвестиции" просто обмануть своих кредиторов и оттянуть час расплаты. Этому пониманию способствует прежде всего начавшийся в стране реальный экономический рост, что, естественно, усилило интерес западного бизнеса к российскому рынку.

По подсчетам Восточного комитета германской экономики - влиятельного объединения деловых кругов ФРГ, - товарооборот между Россией и Германией в 2000 году достиг рекордного уровня в 40 млрд марок, увеличившись по сравнению с предыдущим годом на 60%. Неудивительно, что по объему прямых иностранных инвестиций в российскую экономику Германия вышла в прошлом году на третье место после США и Кипра (здесь речь скорее идет о возвращении "беглых" капиталов). Глава Восточного комитета Клаус Мангольд, одобривший итоги переговоров в Берлине, отметил, что интересы Германии в России сосредоточены в четырех ключевых сферах - это информационные технологии, сотрудничество по созданию новых материалов, в частности в металлургии, энергетика (разработка и внедрение мер по экономии энергии), а также авиация и космос.

Переговоры в Берлине показали, что обращаться нужно напрямую к присутствующим на нашем рынке западным компаниям. Именно работающие в России бизнесмены, а отнюдь не чиновники германского министерства финансов являются главными действующими лицами в схеме "долги в обмен на инвестиции". И договариваться о конкретных условиях необходимо в первую очередь именно с потенциальными инвесторами. Той же IKEA вряд ли нужны для развития бизнеса акции "Газпрома", которые хотели бы получить в качестве погашения долга германские власти. С другой стороны, если энное количество крупных немецких фирм убедится в потенциальных выгодах долговой схемы, существенно проще будет договориться собственно с правительством Германии.

Следующий крупный российско-германский разговор на тему долгов должен состояться в апреле, в ходе встречи лидеров двух стран. У Москвы есть достаточно времени, чтобы наработать позитивный опыт реализации схемы "долг в обмен на инвестиции", чтобы применять ее к долгам другим странам-кредиторам из Парижского клуба.