Полный бхай-бхай

Русский бизнес
Москва, 19.02.2001
«Эксперт» №7 (267)
Покупка индийской государственной нефтяной компанией доли в проекте "Сахалин-1" выгодна как Индии, так и России. Но больше всех - менеджерам компании "Роснефть"

Такой крупной сделки за всю долгую историю российско-индийской дружбы не было. За 20-процентную долю в проекте "Сахалин-1", принадлежащую ранее "Роснефти", индийская нефтяная госкомпания ONGC заплатит 350 млн долларов сразу (250 млн за сам пакет и 100 млн в компенсацию ранее понесенных "Роснефтью" затрат), а после, в течение пяти лет, вложит в осуществление проекта еще около 2 млрд долларов, оплачивая и расходы российской стороны. "Роснефть", таким образом, тратиться на сахалинский проект больше не будет. Правда, и прибыль в итоге она будет получать тоже урезанную: через пять лет, когда с Сахалина пойдет первая нефть, более 20% своей доли "Роснефть" будет отдавать ONGC в погашение взятых ею на себя расходов.

Немножко политики

Индийская сторона на восторженные оценки события не скупится, заявляя, что после заключения сделки компания ONGC стала крупнейшим иностранным инвестором в России (в том смысле, что ни разу до того иностранцы не вкладывали так много денег в российскую экономику сразу). Для самой Индии это тоже крупнейшие из когда-либо сделанных вложений за границей. Впрочем, вложения для нее необходимые. Не имея собственной нефти, страна вынуждена закупать энергоносители на Ближнем Востоке. С помощью "Сахалина-1" эта зависимость существенно снизится: через пять лет ONGC планирует получать с Сахалина 4 млн тонн нефти в год - 8% всего индийского потребления.

С российской стороны мотивация сделки сложнее. В значительной степени продажа половины российского пакета в перспективном нефтяном проекте объясняется политическими мотивами. Ставка на Индию как на крупнейший рынок сбыта военной техники прорисовывалась уже во время октябрьской поездки в Дели Владимира Путина. Нефтяное соглашение оказалось частью сложного комплекса договоренностей, достигнутых Путиным в Дели, наряду с соглашениями о поставке Россией Индии военного вооружения на сумму в несколько миллиардов долларов.

В "Роснефти", впрочем, внешнеполитические мотивы сделки по "Сахалину-1" опровергают. "Конкуренция за этот пакет была очень жесткой, - сообщил журналистам президент 'Роснефти' Владимир Богданчиков сразу же после подписания контракта. - Другим претендентом на пакет являлась англо-американская компания BP Amoco, инвестор также очень серьезный. Мне трудно было выбрать самостоятельно одно из этих предложений, и я обратился к Владимиру Путину. Он посоветовал мне руководствоваться только экономическими мотивами. ONGC предложила больше, и мы остановили свой выбор на ней".

Полностью принять это объяснение трудно. Абсолютно абстрагироваться от политики государственная компания вряд ли могла: обидев перспективного инвестора - BP Amoco, российская сторона пошла на большой риск. Так, многие наблюдатели связывали последовавшую вскоре после неудачи BP в борьбе за "Сахалин" продажу компанией акций "ЛУКойла" с желанием отыграться. Эта продажа поставила под сомнение планы правительства разместить в текущем году часть принадлежащего ему пакета акций "ЛУКойла" на западных фондовых биржах. В нарушени

У партнеров

    «Эксперт»
    №7 (267) 19 февраля 2001
    Сделка
    Содержание:
    Обзор почты
    Международный бизнес
    Экономика и финансы
    Реклама