Совопросник века сего

Разное
Москва, 19.02.2001
«Эксперт» №7 (267)

Вы давно не перечитывали "Железную волю"? Сделайте себе подарок к стасемидесятилетию автора, перечитайте. История о том, как мекленбургский инженер Гуго Карлович Пекторалис потерпел крах в попытке бизнес-завоевания России, не только смешна до самой последней степени, до икоты и безгласия - она по нынешнему времени еще и крайне поучительна.

Впрочем, поучительной она была и по своему времени. Язвительный автор заставил ее рассказчика в начале повествования заметить: "Теперь вопрос о немецкой воле и нашем безволии в моде..." Поучительной она показалась и Главному политуправлению в годы войны - злоключения немца, решившего победить русских, многократно издавались массовыми тиражами, потешая и фронт, и тыл. Она была и будет таковой всегда, поскольку написана о сути русской жизни и, значит, идеально вписывается в злобу любого русского дня.

Сегодня было бы "в моде" взглянуть на грустную историю Пекторалиса с предпринимательской или менеджерской точки зрения. Энергичный немец, приехав к нам, был не без оснований уверен в успехе: "Ему постоянно бросалось в глаза то, что еще никем не взято в России и что можно взять умением, настойчивостью и, главное, 'железною волею'", - и успех поначалу очевиден. Но лобовой стычки с местным конкурентом, "ленивым, вялым и беспечным" Сафронычем, оказывается достаточно, чтобы добротное и регулярно управляемое предприятие Пекторалиса рассыпалось в прах. Злая ирония заключена в том, что цивилизующего немца разоряют не грабежом или каким-нибудь подлогом, а самым что ни на есть цивилизованным образом, по суду. Хотя лесковский рассказчик особо предостерегает нас от обобщений ("я вам простое дело рассказываю, а вы сейчас уже искать общий вывод и направление"), но это простое дело так бесконечно естественно и убедительно, что вывод прямо-таки просится.

В самом осторожном виде его можно сформулировать примерно так. Успех заезжих цивилизаторов в России может быть только временным и, во всяком случае, очень ограниченным. Столетия сложили здесь систему нравов и отношений гораздо менее эффективную, чем "немецкий" рационализм, но никак не менее сложную - и, главное, самодостаточную; ее изменение под внешним, чужеродным воздействием возможно лишь при сравнимой с этими самыми столетиями длительности такого воздействия и, конечно, непременной его масштабности. Воздействия же разрозненные, как в случае с Пекторалисом, быстро приводят к конфузу: какой-нибудь приказный сварганивает из местного материала, благо его накоплена трясина непролазная, намордник на шибко грамотного визитера. В этом Лескову, не знающему себе равных не в понимании даже, а в чувствовании русской жизни, стоило бы поверить.

Так, стало быть, в деле желанного цивилизования наших обычаев следует надеяться на родное государство? На этот счет у Лескова тоже нашлись бы соображения (вспомним хотя бы "Левшу"), но естественнее обратиться к главному певцу российской государственности, Щедрину: его "Господа ташкентцы" быстро развеют любые сомнения в цивилизаторских возможностях нача

У партнеров

    «Эксперт»
    №7 (267) 19 февраля 2001
    Сделка
    Содержание:
    Обзор почты
    Международный бизнес
    Экономика и финансы
    Реклама