Пустите наших в Европу!

Екатерина Дранкина
5 марта 2001, 00:00

Российские компании скупают активы за рубежом. Производственники - желая снизить страновые риски, банкиры - следуя за клиентами

Российскому бизнесу на родной земле стало тесно. К этому выводу можно прийти, если суммировать информацию об уже заключенных и готовящихся к оформлению сделках по приобретению агентами российского рынка активов за рубежом за последний месяц. Сами покупатели отчего-то не склонны заявлять об этом во всеуслышание. Известия о сделках в основном приходят от менее скрытных продавцов и из западной прессы.

Между тем соотечественники вполне могли бы порадовать нас своими сенсационными покупками. Шутка ли, "ЛУКойл" хочет купить сеть из 700 бензоколонок в Европе - это раз. "Альфа-групп" покупает многомиллионный трейдинговый бизнес легендарного Марка Рича в Швейцарии - это два. А далее по мелочи: БИН-банк открывает банк в Германии, Альфа-банк - покупает в Голландии, Доверительный и инвестиционный банк - тоже покупает в Европе, но пока не говорит где. Ну и чем вам не бум?

Застенчивость покупателей связана, видимо, с опасениями, что на родной земле их покупки вряд ли оценят по достоинству. И опасения эти небезосновательны.

"ЛУКойл" всех заправит

У крупнейшей в России нефтяной компании "ЛУКойл" уже есть негативный опыт презентации своих зарубежных проектов. Полгода назад компания рискнула громогласно объявить, что покупает американскую компанию "Гетти" (1300 бензозаправок в шестнадцати штатах Восточного побережья США). И получила очень неоднозначную реакцию со стороны российского фондового сообщества, властных структур и СМИ. Диапазон откликов простирался от "да здравствует первый транснациональный нефтяник российского замеса" до "не допустим увода средств из России". Последнее, хотя и не доминировало в оценках, зато больнее всего било по самолюбию. И после этого, похоже, компания решила сменить информационную политику.

Но, как и в любой крупной структуре, без накладок не обошлось. Так, странная история произошла у "ЛУКойла" с приобретением австрийской компании Avanti (владеет 700 бензоколонками в Австрии, Венгрии, Словакии, Чехии, Испании, ФРГ и Румынии).

В конце января австрийские СМИ распространили информацию о том, что главный акционер Avanti Ханс Ноуза, чтобы погасить свои долги, продает "ЛУКойлу" 51% акций компании. Президент "ЛУКойла" Вагит Алекперов, находящийся в Москве, на вопросы российских журналистов сначала сообщил, что сделка по приобретению контрольного пакета компании еще не завершена, а потому комментировать ее рано. А несколькими днями позже высокопоставленный источник из "ЛУКойла" сообщил информагентствам, что компания в этом году сосредоточит свои инвестиции в России (только на Северо-Западе планируется потратить 4 млрд долларов за десять лет), а за рубежом новых активов "ЛУКойл" в принципе покупать не намерен. Однако еще через несколько дней в Лондоне Ралиф Сафин, президент недавно зарегистрированной "ЛУКойл-Европа-Холдингз" (оператор всех зарубежных проектов "ЛУКойла"), подтвердил информацию о намерении купить Avanti и факт переговоров с акционерами этой компании. В офисах обеих компаний по факту сделки упорно отмалчиваются, а австрийская пресса продолжает утверждать, что сделка по приобретению контрольного пакета "ЛУКойлом" уже состоялась.

У "ЛУКойла" после покупки австрийской компании Avanti розничная сеть в России, Европе и Америке будет примерно равной

Если сделка действительно завершена, розничная сеть "ЛУКойла" во всех трех регионах его обитания будет примерно равной: в России - 1,5 тысячи АЗС, в Европе - около тысячи и в Америке - 1,3 тысячи. Правда, на американском направлении определенный структурный перекос все-таки наблюдается - там у "ЛУКойла" нет ни близкой добычи, ни близкой переработки нефти, из-за чего транспорт становится слишком дорогой составляющей. К тому же в собственности у "ЛУКойла" в Америке пока лишь заправки, за землю же под ними нужно платить аренду, и она достаточно высока. Но "ЛУКойл" планирует купить американский НПЗ и построить собственную инфраструктуру для транспортировки нефти в США, что существенно увеличит рентабельность проекта. А следовательно, у "ЛУКойла" действительно появится шанс стать в перспективе устойчивой транснациональной компанией.

"Альфа" всех купит и продаст

У компании Crown Int. (дочерняя структура "Альфа-групп", в основном занимающаяся продажей нефти) покупка трейдерской компании Marc Rich Investment осуществляется не менее таинственно, чем у "ЛУКойла". Да и не мудрено. Ведь речь идет о бизнесе легендарного Марка Рича, последние восемнадцать лет скрывающегося от правосудия США в Швейцарии.

Дело было так. В 1983 году министерство юстиции США обвинило сорокавосьмилетнего менеджера одной из нефтяных компаний Марка Рича в том, что он использовал правительственную информацию для спекуляций на торговле нефтью. Кроме того, Рича обвинили в незаконных закупках нефти в Иране и уходе от налогов на общую сумму 48 млн долларов. Тогда Рич срочно переезжает в Швейцарию, в город Зигг, и вскорости регистрирует там собственную торговую компанию Marc Rich & Co. Ставка сразу же делается на направление big commodities - товары, по обороту занимающие первые места на всех мировых биржах: нефть, металлы, зерно. Деятельность компании и самого Рича обрастает легендами. Говорят, что он финансирует израильскую спецслужбу Моссад и одновременно дает ссуды под будущую дешевую нефть Саддаму Хусейну. Личное состояние Марка Рича оценивают в несколько миллиардов долларов. Его называют стервятником и утверждают, что он оказывается в любом месте, где пахнет сверхприбылью. Последнее, впрочем, вымыслом совсем не является.

С конца 80-х годов Рич плотно обосновался на российском рынке. Начав с поставок зерна (хотя после ввода советских войск в Афганистан Джимми Картер ввел эмбарго на ввоз зерна в СССР), бизнесмен постепенно занялся более привычными ему направлениями. Так, в начале 90-х годов его компания была практически эксклюзивным экспортером продукции "Норильского никеля" и делала только на этом направлении оборот в 600-700 млн долларов. В это время компания Рича входила в тройку крупнейших трейдеров мира.

С середины 90-х фортуна как будто отвернулась от Рича. Проиграв бракоразводный процесс и не имея свободных денег на выплату гигантских алиментов, он вынужден был продать собственный пакет акций в Marc Rich & Co. В результате компания перешла в собственность ближайшего помощника Рича Вилли Штротхотте, который немедленно переименовал ее в Glencore Intеrnational и начал действовать уже самостоятельно. С не меньшим успехом, чем Рич: сейчас ежегодный оборот компании составляет 35-36 млрд долларов. Оставшийся не у дел Рич в 1996 году создал новую компанию Marc Rich, однако она с трудом пробивала себе дорогу. Во-первых, на всех направлениях своей деятельности компания конкурировала с набирающей обороты Glencore. А во-вторых, существенно уменьшились возможности для поиска сверхприбылей. Так, "Норильский никель" со второй половины 90-х полностью отказался от услуг сторонних трейдеров и стал поставлять всю экспортную продукцию конечным потребителям напрямую - через собственный "Интеррос-импекс". И все-таки за пять лет работы компания Marc Rich завоевала и часть принадлежавших ранее Ричу рынков, и весомый авторитет в мире.

В середине 90-х годов компания Марка Рича входила в тройку крупнейших трейдеров мира

Желание расстаться с бизнесом, по свидетельству очевидцев, у Рича появилось около двух лет назад. "Последнее время Марк заметно устал от бизнеса, - рассказывает один из наших собеседников, близко знакомый с Ричем. - Он стал меньше рисковать, убавилось азарта, очевидно, захотел на покой". С потребностью в покое, видимо, связано и лоббирование собственной амнистии в администрации американского президента. Утверждают, что осуществлялось это бывшей женой Рича Дениз Рич: она пожертвовала более миллиона на нужды Демократической партии и 70 тысяч вложила в предвыборную программу Хилари Клинтон. Скорее всего, одним из условий амнистии для Рича была продажа бизнеса - что, впрочем, не очень противоречило планам самого бизнесмена.

До "Альфы" Рич предлагал акции еще нескольким покупателям. Говорят, в числе их был и Glencore, однако тот от сделки отказался. И тогда появилась аффилированная с "Альфа-групп" Crown.

То, что вложения "Альфа-групп" в трейдинговую компанию окупятся, менее очевидно, чем в случае с "ЛУКойлом" и бензозаправками. Трейдинг - бизнес весьма специфический, построенный в основном на талантах и связях работающих в нем людей. Впрочем, "Альфа-групп", скорее всего, приложит максимум усилий для того, чтобы не загубить купленный брэнд. Компания давно уже заявляла о своем желании стать крупным мировым трейдером. Поскольку в структуру холдинга входят разные направления бизнеса (нефть, металлы, продукты питания, алкогольная продукция), всем им нужно обеспечивать новые рынки сбыта.

А банки прирастут клиентами

Новые приобретения российских компаний отчасти объясняют поведение российских банков, тоже рьяно нацелившихся на европейские активы. Открытие зарубежных отделений банкиры мотивируют своим желанием обслуживать и финансовые потоки, способные прийти в российский бизнес, и деньги, двигающиеся в обратном направлении. По их ощущениям, инвестиции с Запада в Россию вот-вот придут, а инвестиции в обратном направлении, как мы уже выяснили, набирают обороты.

Однако европейские банки, скорее всего, сами не прочь взяться за обслуживание этих потоков. А потому, как утверждают наши собеседники-банкиры, чинят своим российским коллегам всяческие препятствия. Хотя нежелание западников видеть на своей территории российских банкиров имеет и исторические основания - уж больно наши попортили свою репутацию в августе 1998-го. Тем не менее сегодняшнюю маниакальную осторожность европейского банковского сообщества в отношении наших соотечественников одним лишь предубеждением объяснить сложно.

Не менее десятка российских банков пытаются открыть свои представительства в Европе. В основном - безуспешно

По нашим сведениям, обзавестись собственными заграничными подразделениями в течение последнего года пытаются не менее десятка российских банков.

Нацбанки стран, в которые просятся россияне, мучительно долго рассматривают поданные документы, не отвечая ни "да", ни "нет". А в прессе поднимаются волны слухов об ужасах и криминале, царящих в российской банковской системе.

Скорее всего, именно эти сложности заставили Альфа-банк и Доверительный и инвестиционный банк, намерившихся открыть дочерние представительства в Европе, идти к желанной цели кружным путем. Так, "Альфа-групп", имеющая финансовые компании в Англии и США, планирует купить готовый, но безжизненный дочерний банк "СБС-Агро" в Амстердаме. Доверительный и инвестиционный банк (аффилирован с ЮКОСом) также предпочел получить лицензию на создание финансовой компании за рубежом (пока что подробности о ее создании держатся в секрете). И все потому, что открыть финансовую компанию проще, чем открыть банк, равно как проще купить готовый дочерний банк, чем открывать его с нуля.

Помимо обслуживания интересов клиентов, банкиры называют еще несколько причин, объясняющих их желание прорваться в Европу. "Это дает возможность получать на Западе дешевые кредиты, - поделился с нами сокровенным один из респондентов. - Европейское 'гражданство' дочерней структуры позволяет ей получить более высокий по сравнению с материнской фирмой кредитный рейтинг, ведь ее деятельность регулируется европейским законодательством". По ориентировочным оценкам специалистов, разница между ценой привлечения кредитных ресурсов на Западе и стоимостью их размещения в России может достигать 4%. При том что затраты на "детей" после открытия офиса сравнительно невелики: им платятся комиссионные и скромные отчисления на развитие.

Активизировать работу по открытию дочерних структур на Западе заставляет наши банки и то, что российские корпорации интенсивно готовятся к выпуску и размещению собственных бумаг за рубежом. Банки хотят выводить своих клиентов на Запад и бороться за снижение цены их заимствований. Оттуда это делать удобнее.

Как бы ни было сложно начинать работать на Западе, российские банки усилий своих не оставят. Ведь несколько лет успешной работы дочернего банка позволяют воспользоваться порядком уведомительного открытия дочернего банка в любой стране Евросоюза. Предупредил надзорный орган соответствующей страны - и работай на здоровье.

Невиноватые

Казалось бы, все это уже было в начале 90-х годов. Тогда российские компании и банки в первый раз бросились скупать активы за рубежом. Впрочем, в то время никто особо не сомневался в мотивах покупок: это был либо банальный перевод денег за рубеж, либо это были амбиции не самого лучшего сорта (европейское отделение банка или компании воспринималось всеми как вещь столь же необходимая для имиджа бизнесмена, как вилла на Канарах и VIP-герлфренд).

Мотивы нынешних покупателей сложнее, и тем не менее афишировать покупки компании не торопятся. У каждой есть, конечно, и свои причины для умолчания, но есть и общее - все они боятся обвинений в повторении пройденного. Звучать эти обвинения, безусловно, будут. И зря - очень уж изменились реалии российского бизнеса, чтобы можно было проводить столь прямые аналогии.

"В середине 90-х вложения в бизнес на Западе однозначно внушали подозрения, ведь альтернативой им были сверхприбыльные ГКО или 'халявные' приватизационные объекты. Сегодня же все по-другому", - говорит директор финансовой компании RCF Corporate Finance Владимир Громковский.

Другие эксперты делают акцент на рисках. "Западные компании, стремясь стать транснациональными, имеют своей задачей повышение ресурсной базы и снижение затрат, - говорит аналитик ИК 'Тройка Диалог' Валерий Нестеров. - Перед российскими нефтяными компаниями, например, такая задача не стоит: у них высокая обеспеченность запасами (в среднем на тридцать лет) и низкая себестоимость продукции. В числе их задач остается лишь снижение страновых рисков - что, впрочем, для российских компаний вполне актуально".