Третья волна

Никита Кириченко
5 марта 2001, 00:00

"Белый" экспорт производственного капитала - уже реальность. Однако привычки учитывать ее в стратегии и тактике экономической политики пока нет. Превращение России в великую экономическую державу буквально пущено на самотек

На рубеже веков промышленный рост в России прекратился. Уровень пятидесяти процентов от объемов 1990 года так и не был пробит. Обидно, но факт.

Понятно, что две первые волны промроста, вызванные девальвацией рубля и нефтяным бумом, выдохлись. Начался резкий спад валовых капитальных вложений и конечного спроса.

С долей скептицизма чуть выше средней можно сказать, что в макроэкономике сохранились лишь две хорошие вещи - рубль и резервы Центробанка.

В микроэкономике много и хорошего, и плохого. Она вполне адекватно отыграла две первые волны роста, а сегодня, похоже, самый сильный для нее сигнал с макроуровня - тот самый крепчающий рубль. Ее реакция на изменение импортно-экспортной эффективности лежит на поверхности и не требует особых комментариев. Достаточно напомнить, что, по прогнозам известного экономиста Андрея Белоусова, в этом году сальдо торгового баланса сократится на треть, а объемы закупок валюты в резерв - в 4-5 раз.

Интереснее другое: на крепкий рубль экономика неожиданно адекватно отреагировала увеличением "белого" экспорта производственного капитала в сопредельные и дальние страны.

Флагманы нашей индустрии - группы "Газпром", "ЛУКойл", ТНК, "Альфа" - вложили сотни миллионов долларов в перерабатывающие предприятия Украины, Белоруссии, Болгарии, Румынии, Венгрии.

"Норильский никель", "Сибал", "Алроса", наоборот, нацелились на укрепление своей сырьевой базы за счет зарубежных рудников в Латинской Америке и Африке. "Алроса" даже сооружает в Анголе достаточно солидную ГЭС.

Да что там флагманы! Не меньшие валовые суммы вложили в производство за рубежом компании "рядового" калибра - машиностроители, авиаперевозчики, пищевики, предприятия легкой промышленности. Причем так же, как и "большие", - и в начало, и в конец своих производственных цепочек.

Темпы этой экспансии, похоже, будут только нарастать. Знакомые инвестиционщики говорят, что завалены заказами на проработку схем по экспорту капитала. Более того, не успели в Молдавии победить пророссийски настроенные коммунисты, а в Турции - обвалиться лира, как появились сотни новых клиентов.

Конечно, наша статистика пока недостаточно тонко настроена, чтобы отражать итоги деятельности транснациональных производств, имеющих российские корни. Но если дело так пойдет дальше, то динамика российского ВНП будет все больше отличаться от динамики внутреннего промпроизводства.

И дело не в лукавости цифр. Так посчитал - спад, сяк повернул - рост. Суть в том, что процесс сбора единого экономического пространства пошел, как говорят, снизу.

А что же сверху? Власть худо-бедно, но, надо отдать ей должное, все упорнее и упорнее учится отстаивать интересы российского капитала за границей. Но одно дело - плановое "пропихивание" многомиллиардных контрактов "флагманов", другое - стихия рынка, извините за выражение.

Это с "черным" вывозом капитала можно бороться силой, объявлять налоговую амнистию, улучшать предпринимательский климат. Если предположить, что все будет именно так, как хочет Власть, родину рано или поздно перестанут разворовывать. Ну, или почти перестанут.

А что делать с "белым" экспортом? Нельзя же запретить акулам капитализма "разворовать" немного чужой родины!

В рамках макроэкономической политики надо понимать, что скупка элементов экономического пространства бывшего СССР, СЭВа и прочая на базе крепкого рубля - дело для страны достаточно дорогое. Трудно даже представить, как может увеличиться давление на резервы ЦБ, если экономическое и валютное лидерство России на постсоветском пространстве сохранится. Одно дело, если Власть решает: "Для того чтобы стать Великой Державой, мы в этом квартале выделяем 10 млрд рублей из дополнительных доходов бюджета Парижскому клубу". Другое дело, если частник приходит и говорит: "Я тут в Самаре скопил, теперь в Париже свечной заводик присмотрел, извольте конвертировать".

Мне кажется, что, если стратегический курс на укрепление рубля правительством действительно осмыслен, риски по торговому балансу в этих условиях понятны, поучаствовать в экономическом переделе мира действительно хочется, лозунгом момента должно стать: "Руки прочь от ЦБ!"

Это очень хорошо, что у ЦБ пока не заняли на Парижский клуб, но с ЦБ и не расплачиваются по старым займам. При этом искушение продолжить занимать будет с приближением 2003 года только нарастать. А ведь на Моховой есть искушение занять еще и на Фонд страхования депозитов, реструктуризацию банков, поддержку экспортных контрактов, полностью изымать в бюджет рублевую прибыль. А чтобы с искушением было труднее бороться, хочется придать ЦБ полностью государственный статус.

Лично мне кажется, что мессы стоит лишь частный свечной заводик в Париже. Если исходить из этой посылки, то и к резервам ЦБ следует относиться как к резервам российского капитала, а не как к резервам российских госструктур. Конечно, раздражает, что в бедной стране за кем-то, без всякой пользы, числятся тридцать миллиардов долларов. Но они отложены на то, чтобы стать страной богатой.