Благородное дело графа

5 марта 2001, 00:00

В Мариинском театре завершились "Шереметевские вечера" - цикл из восьми симфонических и хоровых программ, задуманный в продолжение традиции общедоступных концертов графа Шереметева, известного меломана и мецената.

Цикл концертов открыла Ольга Бородина; она спела с оркестром пять из "Семи песен последних лет" Малера - тонко и задушевно, с невыразимо ностальгической интонацией. Валерий Гергиев аккомпанировал певице корректно и стильно, так что тандем получился идеальный.

Отчасти "Шереметевские вечера" стали ареной для "обкатки" созданного года три тому назад Молодежного оркестра. С ним Гергиев сыграл Пятую симфонию Малера. "Саунд" оркестра пока не сложился: струнные казались резковат, да и сложные соло неопытный трубач далеко не всегда выигрывал. Но в целом благодаря умению Гергиева зарядить оркестр своей энергетикой симфония сложилась вполне убедительно.

Одним из самых ярких событий цикла стало концертное исполнение ранней оперы Верди "Набукко". Опера звучала в Мариинском театре впервые, и в ней пел замечательно сильный ансамбль солистов: монументальный Виктор Черноморцев, Алексей Стеблянко, эстонский бас Мати Пальм, Екатерина Семенчук и Млада Худолей (в роли Абигайль она выказала недюжинный темперамент и драматический пыл). Дирижировал Леонид Корчмар, и все сложилось на диво лихо, складно и занимательно. В исполнении участвовал Концертный хор Театра им. Мусоргского, но по могучим подъемам звучности в моменты кульминаций, по напряженности интонирования узнавалась типичная продукция Мариинки - броская, плакатная и красочная.

Интересные программы подготовил к "Вечерам" и дирижер Николай Корнев со своим хором и недавно отданным ему во владение Государственным симфоническим оркестром Санкт-Петербурга. В три вечера уложилась своеобразная антология хоровой музыки, охватывающая три века. Особенно удачным было исполнение оратории Гайдна "Сотворение мира", в которой великолепно солировали Марина Шагуч и Геннадий Беззубенков. Любопытной оказалась и кантата Анатолия Королева "Два размышления о Божием величестве" на стихи Ломоносова, где автор остроумно соединил полифонию и русский кант.