Зря подрались

"Северсталь" и Нижнетагильский металлургический комбинат ввязались в информационную войну за право продавать "Газпрому" трубы большого диаметра явно сгоряча. Денег "Газпрома" хватит на всех

Вокруг заказа "Газпрома" на производство труб большого диаметра (ТБД) продолжается нешуточная борьба. И если раньше за деньги газового монополиста сражались трубники и металлурги, прежде всего "Северсталь" и Нижнетагильский металлургический комбинат (НТМК), то теперь к ним присоединились и машиностроители. В конце февраля, например, "Уралмашу" удалось заключить договор с НТМК на инжиниринг и поставку оборудования для машины непрерывного литья заготовок для нижнетагильского стана-5000 - "сердца" производства ТБД. В планах компании - пролоббировать свое участие в установке на НТМК самого стана.

Делить деньги "Газпрома" будут еще долго и со скандалами. Но главными претендентами остаются "Северсталь" и НТМК. У каждого проекта своя программа строительства, свои деньги, сроки окупаемости, свои трубы и своя идеология. По оценкам металлургов, каждый завод в состоянии полностью или почти полностью удовлетворить спрос на трубы со стороны "Газпрома". Однако это мнение скорее всего ошибочно. Оба проекта вполне могут сосуществовать. Необъявленная информационная война между ними, по всей видимости, является следствием изначально настороженного отношения друг к другу крупнейших игроков на рынке. Арбитром в "деле о миллиарде долларов" должен стать "Газпром". Однако монополист, связанный одновременно непростыми отношениями как с правительством, так и с металлургами, тоже оказался втянутым в поединок.

Сладкий кусок

Трубы большого диаметра для своих магистральных газопроводов "Газпром" вынужден покупать на Западе, тратя на это ежегодно до 2 млрд долларов. Вопрос импортзамещения для монополиста стал особенно актуальным вскоре после начала реформ и просто неотложным - после девальвации и дефолта 1998 года, когда импортные трубы стали дороже вчетверо, а западный финансовый рынок в одночасье и надолго закрылся как для российского государства, так и для наших компаний. Поэтому "Газпром" сегодня готов заключать с российскими производителями форвардные контракты на покупку ТБД. Но вот беда: несмотря на обилие в России трубных заводов, ни один из них пока не может производить необходимый товар. Речь идет о трубах для магистральных газопроводов (это прямошовные трубы диаметром 1420 мм, длиной 18 метров, с толщиной стенки до 36 мм и антикоррозийным покрытием как снаружи, так и внутри).

Причина этого прискорбного обстоятельства проста. Газовая труба должна сворачиваться, а потом свариваться из толстого прямоугольного стального листа шириной примерно 5 метров. А такой огромный лист готовить можно лишь на специальном и очень дорогостоящем оборудовании, так называемом стане-5000, которого в России отродясь не было ни у трубников, ни у металлургов.

Но раз за российские трубы "Газпром" готов платить, то строительство нового завода, способного выпускать нужную продукцию, - вполне реальный и к тому же крайне заманчивый проект. Устойчивый спрос на сотни миллионов долларов в год - согласитесь, за это стоит побороться.

Сегодня за трубный заказ "Газпрома" борются два претендента: "Северсталь" (проект "Ижорский трубный завод" в Санкт-Петербурге) и "ЕвразХолдинг" (проект "Завод по производству труб большого диаметра" в Нижнем Тагиле). У первого есть форвардный контракт на семь лет от "Газпрома", у второго - учредительные документы на строительство нового завода со стороны государства, "Газпрома" и западных партнеров.

Эхо газовой сделки

В России широкие электросварные трубы после небольшой реконструкции производства готовы производить в больших объемах как минимум два уже действующих завода - Волжский трубный и Челябинский трубопрокатный. Предполагаемый объем производства этих предприятий при условии реализации на собственные средства ряда инвестиционных проектов мог бы достигать порядка 1 млн тонн (см. таблицу), то есть с лихвой покрыть все потребности "Газпрома".

Помимо объема производители гарантируют еще и качество своей продукции. Например, исследования одного из отраслевых институтов показали, что качество и надежность спиралешовных труб выше, чем прямошовных. А надежность двушовных труб можно существенно повысить путем горячей раскатки швов. Казалось бы, зачем же нужно городить огород и строить еще два завода?

Дело в том, что "Газпрому" трубы, производимые на ВТЗ и ЧТПЗ, пока не особенно-то и нужны. Несмотря на теоретическое качество спиралешовных и двушовных труб, они не имеют подтвержденных данных длительных сроков эксплуатации в экстремальных условиях. Между тем именно такие данные позволили мировым производителям давать прямошовным трубам большого диаметра гарантии эксплуатации на тридцать и более лет. Более того, в отдельных случаях производители готовы обеспечивать гарантию прочности трубы даже своими собственными активами!

Между тем спиралевидная и двушовная технология проще, поскольку позволяет обходиться без пресловутого стана-5000. А единственный в СССР стан-5000 был изготовлен на "Ижорских заводах" совсем для других целей (производство плит для турбин, генераторов и судостроительного листа). Отсутствие отечественных технологий производства и нехватка времени на собственные разработки в свое время (в 70-80-е годы) вынудило государство покупать трубы за рубежом в рамках масштабной госпрограммы "газ в обмен на трубы".

Проигравшие не сдаются

Итак, надо строить новый завод в России. На первый взгляд задача эта решается просто. Реальная стоимость такого проекта - около миллиарда долларов. Имея на руках форвардный контракт монополиста, можно привлечь и деньги, и технологии. Но на деле все гораздо сложнее. До сих пор столь крупные кредиты западные банки предоставляли лишь под обеспечение, скажем, экспортных поставок. В нашем случае никаких экспортных поставок не предвидится, а значит, нужны дополнительные гарантии, например, закупок труб "Газпромом", что почти эквивалентно госгарантиям. А где госгарантии, там и тендер. Как мы уже поняли, ключевое звено проблемы ТБД - стан-5000 - есть не собственно трубное производство, а скорее металлургическое (см. схему). И логично, что тендер на строительство нового завода проводился среди меткомбинатов, а не трубных заводов.

По итогам конкурса, в прошлом году проведенного Минэкономики среди девяти российских меткомбинатов, победил НТМК. Явные и неоспоримые преимущества прописки стана-5000 в Нижнем Тагиле довольно очевидны. Во-первых, НТМК географически близок к местам строительства и реконструкции магистральных газопроводов на севере Тюменской области. Эта близость сулит экономию издержек по транспортировке в размере примерно 30 долларов на тонну трубы по сравнению с предприятиями в европейской части России. Во-вторых, новый стан способен производить броневую сталь для нужд военно-промышленного комплекса. А Урал - это сердце ВПК, к тому же сильное уральское лобби в ходе тендерной борьбы не преминуло упомянуть о "геостратегической" близости НТМК к "Уралмашу", "Уралвагонзаводу" и другим подобным предприятиям.

Однако победа НТМК в конкурсе не остановила конкурентов. Поскольку "Газпром" четко не формулировал объем своих будущих закупок, "Северсталь" решила построить с минимальными затратами завод, который окупался бы уже на нижнем пороге спроса на ТБД (около 200 тыс. тонн в год). Именно на эти объемы "Газпром" и подписал с "Северсталью" форвардный контракт на закупку труб в 2002-2007 годах. "Стратегия минимизации рисков оправдала себя", - считает директор по стратегическому планированию АО "Северсталь" Вадим Махов.

Боксеры, на весы!

"Северсталь" выкупила у "Ижорских заводов" единственный в России стан-5000, требующий, правда, ремонтных и переналадочных работ, и сам Ижорский трубный завод, представляющий собой пустые цехи с подъездными путями. Для минимизации расходов по проекту "Северсталь" привлекла иностранного партнера - компанию Europipe, ставшую обладателем контрольного пакета будущего завода. Europipe в качестве взноса предоставит бывшее в употреблении трубосварочное производство, ныне законсервированное. Правда, российским менеджерам проекта удалось получить опцион на выкуп уже через три года у Europipe ее контрольного пакета.

По оценкам г-на Махова, общие вложения в проект его участников не превысят 80 млн долларов.

Что же стало платой за экономичность? Закупаемая трехвальцовочная технология скручивания листа не является самой современной, то есть не предусматривает производства труб длиной 18 метров, наиболее интересных "Газпрому" для минимизации расходов по сварке на магистралях. Кроме того, она не позволяет использовать особенно толстый лист-заготовку и, как следствие, не дает возможности сваривать трубу, выдерживающую давление до 75 атмосфер. Правда, проект Ижорского трубного завода составлен таким образом, чтобы в любой момент перейти на 18-метровую трубу (после соответствующего переоборудования, которое только разрабатывается российскими специалистами).

Знание всех этих на первый взгляд ненужных деталей технологии производства ТБД позволяют сделать следующий вывод. Трубы от "Северстали" скорее всего будут использоваться при прокладке ответвлений газопроводов, работающих в умеренном климате и при стандартных давлениях, а также в региональных и местных ответвлениях магистральных трубопроводов. При прокладке труб в сверхагрессивных средах (например, на шельфе Ледовитого океана), где сегодня находятся самые перспективные месторождения газа, они, по всей видимости, использоваться не будут.

Проект НТМК предусматривает строительство и установку целого завода с полным циклом - от машины непрерывного литья заготовок до линий по нанесению покрытий. Его заявленная стоимость - 880 млн долларов. Как более дорогой, он требует гораздо больше усилий по реализации (например, госгарантии) и будет введен в эксплуатацию не ранее 2005 года. Зато этот завод сможет выпускать в год 1 млн тонн ТБД со всеми удовлетворяющими "Газпром" характеристиками. Заявленная окупаемость проекта - семь лет с начала строительства.

Правду о спросе на трубы знает один только "Газпром". Однако он пока крайне скупо делится с публикой своими соображениями. Впрочем, куцые данные пока свидетельствуют в пользу проекта НТМК. На прошлой неделе заместитель начальника экономической экспертизы и ценообразования "Газпрома" Иосиф Ихильчик заявил, что монополист в течение ближайших десяти лет инвестирует в развитие трубопроводной сети России 20 млрд долларов. Как минимум половина этих средств пойдет на закупку труб, а это примерно 1-1,5 млн тонн. Если это так, то мощности как Ижорского трубного, так и завода по производству ТБД в Нижнем Тагиле, будут задействованы на сто процентов, так что оба проекта окупятся уже через несколько лет.

Пора мириться

Складывается впечатление, что проекты "Северстали" и НТМК не являются прямыми конкурентами друг другу. Однако между ними разгорелась информационная война. В чем же дело?

Проект "Северстали" можно считать наполовину состоявшимся - форвардный контракт на закупку "Газпромом" ТБД у его авторов уже в кармане. Ситуация с проектом НТМК сложнее. С одной стороны, "Газпром" согласился подписать учредительные документы нового завода. С другой - форвардный контракт пока подписывать отказывается. Складывается впечатление, что вынужденная задержка связана с лоббированием "Северсталью" своих интересов в руководстве монополиста. Необходимость таких действий можно увязать, например, с планами расширения мощности Ижорского трубного до любых требуемых "Газпрому" объемов. Уже сейчас заявляется, что ИТЗ сможет производить до 550 тыс. тонн труб при трехсменной рабочей вахте.

Существует и более красивая версия. Главный партнер "Северстали" по трубному проекту, компания Europipe (которая по сути принадлежит германским сталелитейным монстрам Mannesmann и Thyssen и французской Usinor), в последние годы была главным поставщиком ТБД для "Газпрома". Заказы российского монополиста иногда достигали 70-80% от общих продаж Europipe в Европе. Поэтому перспектива потери большей части рынка вполне могла подвигнуть Europipe пойти на альянс с "Газпромом" и "Северсталью" в подконтрольном проекте на Ижорском трубном, дабы смягчить катастрофические последствия потери крупнейшего заказчика.

Но наиболее вероятно, что два крупнейших игрока на рынке черной металлургии - "Северсталь" и "ЕвразХолдинг" (как управляющая компания НТМК, КМК и ЗСМК) - просто сгоряча столкнулись лбами в безобидной ситуации, не разобравшись до конца с тем, сколько и каких труб "Газпром" готов покупать в ближайшие годы. А газовых денег, судя по всему, хватит на всех.

Сколько труб надо "Газпрому"

Спрос "Газпрома" на ТБД определяется строительством новых магистральных газопроводов и заменой действующих (амортизационный срок службы магистральных газопроводов составляет тридцать три года). Самые первые ветки диаметром 1420 мм были построены в начале 70-х годов от месторождения Медвежье в Западной Сибири. В 1978 году был введен в эксплуатацию первый экспортный газопровод Оренбург-Западная граница. Основная часть газопроводов с ТБД была построена в 80-е годы от месторождений Уренгой и Ямбург. Их общая длина составляет примерно 50 тыс. км, то есть около 35% длины всей газопроводной системы. Примерно к 2020 году все эти ветки будут самортизированы. Основная причина возможного выхода газопровода из строя - коррозия.

Что касается нового строительства, то до 2005 года в связи с ожидаемой стабилизацией потребления газа в европейской части России ввода новых газопроводов не будет. К этому времени будут введены в строй главные линейные части трех новых экспортных газопроводов - Ямал-Европа (Торжок-Кобрин-Франкфурт), "Голубой поток" (по дну Черного моря в Турцию) и в обход Украины (Торжок-Кобрин-Словакия). Это строительство финансируется связанными кредитами западных стран, которые предусматривают закупки западных труб.

Реальный спрос на российские ТБД может сформироваться после 2005 года, когда новое строительство переместится на Урал. Будут строиться газопроводы от месторождения Заполярное, и примерно с 2010 года начнут вводиться подводящие газопроводы от месторождения Бованенково на Ямале.

Оценка "Газпромом" динамики своего платежеспособного спроса на ТБД представлена на графике.