Мастер-класс для перехватчиков

Екатерина Дранкина
26 марта 2001, 00:00

Конференция, организованная "Экспертом", Высшей школой экономики и "Росспиртпромом", наглядно продемонстрировала, что от нападок на собственность не застрахован никто

Раскрыв любой номер любой газеты, непременно наткнешься на один, а то и несколько скандалов, связанных с переделом собственности. Завод "А" сомнительным способом банкротят, офис компании "Б" с боями занят ОМОНом - и так далее, и тому подобное, и конца этому нет. Поэтому неудивительно, что в холле отеля "Мариотт-Аврора" перед началом конференции "Технологии перехвата управления в акционерных обществах" было очень оживленно. Во-первых, участников набралось много (я зарегистрировалась стовосьмидесятой), а во-вторых, все они пребывали в радостном возбуждении. Мне даже показалось, что в чересчур радостном. У Цветаевой сказано о "таинственной скуке великих произведений искусства" - я думала, что и солидная конференция без толики "таинственной скуки" невозможна.

То, что произошло позже, развеяло и мою скуку, и радость собравшихся, спровоцировав в тихих залах "Авроры" страсти, совершенно не свойственные столь камерному мероприятию.

Разминка

Сначала договорились о подходах. Ведущий конференции, научный редактор "Эксперта" Александр Привалов, предложил участникам согласиться с тем, что передел собственности занятие обыденное, а потому и говорить о нем следует спокойно. Да, сегодняшние методы передела в России сильно попахивают каннибализмом, но они прямо диктуются реальным состоянием нормативной базы и правоохранительной системы. Поэтому способы нападения на собственность и защиты ее от нападений следует обсуждать профессионально, оценивая детали быстро накапливаемого опыта. Присутствующие дружно закивали, после чего защелкали ручками и приготовились записать увлекательные подробности рассматриваемых каннибальских способов.

Был заслушан доклад заместителя директора "Росспиртпрома" Натальи Салангиной. Она пожаловалась на несовершенство законодательства и на дурных людей, которые научились этими несовершенствами пользоваться, рассказала о нескольких наиболее скандальных случаях из опыта "Росспиртпрома" (а этот госхолдинг сейчас вынужден в массовом порядке заниматься именно перехватом управления, стремясь сделать принадлежащие государству пакеты акций контрольными не только по названию), когда холдингу приходилось от этих дурных людей защищаться.

Затем писательница Юлия Латынина обогатила слушателей культурологическими изысканиями на тему российского рынка. С помощью цитат из Боэция и Платона она мастерски доказала, что живем мы в формации докапиталистической и способы взаимоотношений с собственностью у нас соответствующие. Более того, надежды вылезти в капформацию практически нет, поскольку по сравнению с западной наша продукция неконкурентоспособна, деньги на инвестиции в основные фонды отсутствуют и занять их в достаточном количестве опять-таки негде. А потому и способы передела собственности будут не совершенствоваться, а наоборот, деградировать. "Если говорить о новых способах отъема собственности, хитом этого сезона станут иски на Западе и фабрикация уголовных дел в России", - предрекла г-жа Латынина. Пригорюнившиеся участники разрисовывали блокноты треугольниками и цветами.

Президент "Хантымансийскнефтегазгеологии" Николай Богачев высказался примерно в том же духе, что и г-жа Салангина. Пока что, сказал нефтяник, от нападок предприятию удавалось уворачиваться. Но в принципе, до тех пор пока в нынешнем виде существует Закон о банкротстве, от них не застрахован ни один олигарх. "Притоку инвестиций, безусловно, мешают убогие наши законы", - подвел итог Богачев. Участники поинтересовались, есть ли у г-на Богачева административный ресурс, и если есть, то сколько он стоит. Когда же Богачев от ответов уклонился, также утратили к нему интерес.

Выступавшие следом законодатели создали у слушателей устойчивое впечатление, что и дальше будут мешать притоку инвестиций. "Частная собственность собственникам ни к чему! Она же вам самим мешает", - весело эпатировал аудиторию зампред комитета по собственности Григорий Томчин. "Нужно бы законами защитить интересы предприятия, отдав часть акций каждого менеджменту и независимым экспертам", - вторил ему председатель подкомитета по фондовым рынкам Владимир Плескачевский.

Еnfants terribles

Ну а потом профессор Высшей школы экономики Александр Волков вместе со своими студентами разыграл перед собравшимися сцену из жизни акционерного общества, реально демонстрирующую, чем в самом деле опасны для собственников ныне действующие законы.

Лично у меня сложилось впечатление, что в зале "Авроры" проходит увлекательный раунд игры в "Зарницу". Студенты ВШЭ начали играть в эту игру полгода назад, когда пакеты акций своих предприятий им передали два достойных российских предпринимателя - Волков и Бендукидзе. Волков решил отдать 70 студентам контрольный пакет инвестиционной компании "Минфин" для того, чтобы решить проблему собственных кадров. "Ребята уникальные. Думают быстрее опытных фондовиков и ничего не боятся!" - говорит бывший владелец и нынешний миноритарный акционер "Минфина".

А Бендукидзе отдал "Минфину" 40-процентный пакет Волгоградского завода буровой техники, с которым, по словам Волкова, Каха Автандилович просто не знал, что делать: группа компаний "Нокс", владеющая контрольным пакетом завода, интересы мелкого собрата решительно игнорировала.

Студенты, вооруженные технологиями, решили привлечь к себе внимание старшего акционера завода. И началась после этого у "Нокса" совсем другая жизнь. "Минфин", казалось, брал его измором - столько внеочередных собраний в эти полгода было организовано. Сначала "Нокс" посылал на собрания представителей, после устал. На каждом следующем собрании, таким образом, студенты беспрепятственно переизбирали свой совет директоров, а гендиректором завода ставили собственного однокурсника Яна Горелова. "Нокс", натурально, Яна на завод не пускал, решением своего собрания смещал с должности, а после все повторялось вновь. То, что переход власти к студентам - дело нешуточное, "Нокс" должен был понять сразу: первыми же решениями дети постановили изготовить новую печать общества, банковские карточки и т. д. Непосредственно на конференции студенты продемонстрировали всемогущество гринмейла (так принято называть шантаж со стороны мелких акционеров), проведя в "Авроре" новое внеочередное собрание и проголосовав на нем за присоединение завода к компании "Сургутнефтегаз" (последняя об этом решении, понятно, слыхом не слыхивала).

Целей у этих операций две. Одна вполне приземленная - желание заработать. "Ноксу" предлагаются следующие варианты: купить 40-процентный пакет за 15 млн долларов, продать 25% из своего пакета за 7 млн либо создать общий с "Минфином" торговый дом в пропорции 50 на 50 (как оценивают сторонние эксперты, цены выставлены добросовестные).

Дальние цели носят характер гуманитарный. Поскольку корпорация у Волкова учебная, то, стало быть, главные задачи у нее воспитательные. Воспитывать корпорация будет всех. Во-первых, студентов, которые на практике усвоят методы гринмейла. Во-вторых, атакуемых менеджеров, которые в ходе воспитательного процесса научатся от гринмейлеров защищаться. В-третьих, фондовое сообщество, которое сможет гринмейлерский опыт позаимствовать. А в-четвертых, законодателей, которые, видя захлестывающий российскую экономику вал, активнее станут штопать бреши в законах.

Не поверили

Собственно, идея демонстрации проста. Волков со студентами доказывали мысль, не раз уже звучавшую со страниц "Эксперта": владея как минимум 15% акций предприятия (такого количества достаточно для проведения решений на повторном собрании акционеров), можно вполне цивилизованно завладеть предприятием целиком. Для этого новых технологий не нужно - нужно внимательно читать законы и использовать тихие, но действенные и давно всем известные способы. Участники Волкову не поверили. В их вопросах снова всплыл административный ресурс, который либо та, либо другая сторона непременно должна была задействовать. "Если не задействовали, значит, дураки или слабаки!" - шумели российские инвестиционщики.

Ресурс, по словам Волкова, действительно был задействован, но обороняющейся стороной, и при том самым курьезным образом: после очередного явления заводу Яна Горелова утомленный противник вызвал-таки ОМОН, однако боевики, не въехав, что Яна на заводе нет (он и пробыл у проходной минут десять - с тем только, чтобы нотариус в очередной раз засвидетельствовал, что внутрь нового гендиректора не пропустили), смели заводские вертушки и положили лицом вниз заказчиков вместе со всем персоналом.

Этот же административный ресурс был живьем продемонстрирован в лице следователя, который явился раздобыть данных по уголовному делу, на Яна заведенному, и попытался сделать это, задавая вопросы докладчику. Однако поучаствовать в конференции следователю не дали.

"Я не понимаю, почему все зациклились на административном ресурсе, - удивлялась после конференции Наталья Салангина. - Я лично, слушая выступления участников, выписала себе целых двенадцать приемов, помогающих либо препятствующих перехвату собственности!"

Вот некоторые из них:

- надувание кредиторской задолженности или переуступка ее в целях искусственного банкротства;

- "паспортные" технологии (при оформлении доверенностей закон требует указывать "паспортные данные"; следовательно неуказание в ней резус-фактора или сведений о павловском обмене денег может дать мандатной комиссии акционерного собрания повод не признать за обладателем доверенности права голоса);

- технология измора противника (в течение года можно провести 365 внеочередных собраний, можно и больше);

- "почтовые" технологии (в качестве требования созыва внеочередного собрания послать можно - с непременной описью вложения! - выведенный с принтера текст "Войны и мира", где само требование будет содержаться внутри описания Бородинского сражения; получатель будет уверен, что никакого требования и не было, пока его не разубедит суд);

- "топографическая" технология (местом проведения собрания может быть Парк культуры им. Горького - точности до метра в указании места закон не требует);

- можно, наконец, отправить всю счетную комиссию, которая обязана присутствовать на собрании, в командировку или в отпуск - и нежелательное собрание не состоится.

Участники конференции в успех более или менее честных - во всяком случае, законных - игр не поверили все равно. На конференцию люди пришли, чтобы узнать, сколько стоят чиновники и есть ли смысл им платить, куда нужно идти, чтобы вызвать ОМОН, и где то место, в котором собираются продажные судьи.