Дженералистам от маргиналов

2 апреля 2001, 00:00

2001, N11 (271)

Гравитационные парадоксы

Страшная, если честно, несмотря на кажущуюся незамысловатость, статья. Сам я по образованию чистый гуманитарий, потому не могу сыпать тау-коэффициентами и прочим статбарахлом. Мне приходит на ум совершенно другая фишка, может быть, слишком оторванная от реальной жизни, но вполне к ней относящаяся. Еще в 50-х годах постмодернисты предупреждали об опасностях техногенной цивилизации, как-то: бесконечное усложнение и убыстрение всевозможных процессов etc. Действительно, сейчас вся наша жизнь настолько уконтрапупивается (словечко не мое, а Стругацких), что ни один нормальный человек не станет сам лезть в телевизор, а дождется мастера. В США (сам видел), если у человека глохнет движок, он даже не приоткрывает крышку капота, а сразу звонит в автосервис.

В связи с этим возникает вполне резонный вопрос: если тот самый Мастер Старой Закалки, о котором пишется в статье, просто физически не может проверить весь объем информации - так зачем же паниковать по этому поводу? Надо просто принять правила игры. В конце концов, если считать по одной и той же методике, результаты будут одинаковые в любой программе. Дело только в том, чтобы уговориться, какой программой пользоваться, дабы избежать 10% расхождений и кровопролития.

Приведу такой забавный пример. В средние века переписчик церковных книг в Новгороде допустил пару ошибок при переписи. Может быть, неграмотный был, может быть, спать хотел... Короче говоря, эта книга попала в скит к монахам. Те, естественно, стали почитать сию библию за единственно верную, причащать прихожан и совершать обряды. Через несколько лет в эту местность заглянул один из батюшек с "большой земли", конечно же, разглядел ошибку и потребовал отречься от ереси. Прихожане отказались и выгнали еретика. Тот пошел в Москву, оттуда послали воеводу, местность вырезали, переписчика повесили за ребро. Вот такая сказка.

Мораль сей басни: какая разница, есть ошибка или нет, если все считают так же, как и ты. Спутник все равно упадет на Землю, а остальное неважно. В конце концов, факты - вещь очень растяжимая.

Янцев

Подобная двойственность очень хорошо отражает все, что происходит в российских властных структурах. Проправительственная фракция заявляет о готовности сменить правительство. Министр атомной энергетики готовится восстанавливать экологию за счет средств, полученных от ее разрушения. Глава РАО ЕЭС (тоже, кстати, государственный служащий) хочет улучшить энергосистемы теми методами, которые в Калифорнии привели к ее коллапсу, и так до бесконечности. Спикер Государственной думы (коммунист) создает собственное движение, заявляя при этом, что он вовсе не хочет разваливать КПРФ.

Все это не более чем элементарный уход от ответственности, попытка закамуфлировать какие-то свои, далекие и не очень от выполнения профессиональных обязанностей интересы.

Возможно, Илларионов просто хочет привлечь к себе внимание, возможно, Грефу нужно подтверждение своей компетентности и так далее.

Подковерная игра "Зарница", которая, похоже, давно стала любимым развлечением всей российской политической элиты, временами прорывается на поверхность целым букетом парадоксальных и противоречивых высказываний и действий.

Цифры сами по себе вещь суровая и прагматичная, но в нашей стране статистикой больше зовутся не сами цифры, а трактовка их значений. А результаты компьютерных расчетов - это лишь отражение каких-то внутренних процессов, а не сами процессы. Такая вот фильтрация.

Валерий Пивень, pivenrsuh@newmail.ru

2001, N12 (272)

Мебель круглый год

История, как известно, любит ходить по кругу. Что наш мебельпром блестяще подтвердил. Эйфория от успеха (который заключался в росте загрузки мощностей и выручки) практически не позволила капитализировать временные преимущества. Теперь, когда лучшие времена позади, а впереди - ИКЕА, падение доли рынка и доходов, наши мебельщики снова напоминают того анекдотического персонажа, который искал ключи от дома не там, где утерял, а там, где светлее. Мебельщики предлагают паллиативные меры - дешевое оборудование, дешевые технологии, дешевые комплектующие. Если это к чему и приведет, то только в основном к тому, что в производство мебели придут ушлые и агрессивные торговцы импортной мебелью. С их умением продавать, грамотными кадрами и финансовыми возможностями они могут просто "заместить" российский мебельпром. Основные проблемы российских мебельщиков - управление качеством, управление кадрами, инновации, дизайн, финансовое планирование - так и остались проблемами, хотя на эту тему и написаны сотни книг и тысячи статей. Можно по пальцам пересчитать российских производителей мебели, которые стремятся развивать все аспекты бизнеса - ПМО Шатура", Albert & Stein, еще пара-тройка (и то, "Шатура" во многом обязана благосклонному отношению западных структур - компания "Маккинзи" оказала ей в свое время неоценимую помощь, хотя это, безусловно, не умаляет достоинств фабрики). А когда, например, некая фабрика с гордостью апеллирует к тому, что у нее самые большие производственные площади в Европе... no comments. Касательно вопроса дешевых технологий. Конечно, заманчиво получить готовый "процесс", оседлать его и штамповать изделия. Это решение вопроса на сегодня и, может быть, на завтра. А послезавтра? Снова отвоевывать в коридорах власти себе место под солнцем? Что касается европейских конкурентов, то они уже сейчас, учитывая емкость российского рынка, активно проникают на "территорию" российских мебельщиков (ИКЕА). Кроме того, наш растущий средний класс создает дополнительные преимущества для европейских фабрик - уровень его запросов в основном соответствует уровню именно европейской мебели, а не российской. Еще более печальная ситуация на рынке офисной мебели. Наши производители недалеко ушли от "тупой" раскройки ДСП на прямоугольники столов. И на этом рынке практически нет явных фаворитов: дешевый офисный ширпотреб отдан на откуп многочисленным мелким производителям, рассредоточенным в своих географических нишах. Мебель среднего уровня, способная конкурировать с итальянским ширпотребом, в основном производится на Украине ("Меркс", "Энран"). У нас ситуация аналогичная: сегмент мебели "эконом-класса" - ряд небольших производств, рассыпанных по стране. А говорить об офисной мебели высокого уровня, проектируемой на основе принципов эргономики офисного пространства, практически не приходится (опять-таки за исключением небольших производств, например ООО "Февраль-М"). Что же, как видится, проблема не в дешевых комплектующих и станках. Видимо, российские производители пока не имеют достаточных финансовых и кадровых ресурсов, способных поднять их на европейский уровень.

Виталий, vitaly_s@mtu-net.ru

На статью "

Происшествие на Wall Street
", опубликованную в прошлом номере, пришло множество критических откликов. Претензии в основном касаются качества использованной нами методики анализа и прогноза, на который мы ссылаемся.

Во-первых, читатели сомневаются в правомерности ориентации на стабильные по продолжительности циклы при анализе экономических процессов. Так, читатель Камень предлагает использовать традиционный подход T*S*C*N, где T - тренд, S - сезонные колебания, С - циклические колебания и N - остатки, и предполагает, что циклы продолжительностью 7-10 лет окажутся в этом случае статистически незначимыми. Но наш подход принципиально ничем не отличается. Мы берем ряд американского ВНП, выделяем жесткий тренд и исследуем отклонения от него, в том числе с помощью спектрального анализа. Так вот, если взять ряд американского ВНП, скажем, с 1887 года, циклы продолжительностью от семи до одиннадцати лет оказываются весьма и весьма статистически значимыми. Впрочем, здесь нет никакой новости. Циклы эти выявили очень давно (из русских авторов они подробно описаны в работах Туган-Барановского и Мендельсона), и важным можно считать лишь то, что они существуют и поныне, несмотря на все новейшие механизмы регулирования экономических процессов.

Вторая претензия сводится к следующему: "Что же вы такие серьезные процессы исследуете, пользуясь простой арифметикой, прибавили к 1990 году десять или к 1929 году - семьдесят и выдали прогноз". К сожалению, никто почему-то не обратил внимания на второй используемый нами параметр - предельную производительность капитала (ППК). По нашему мнению, именно ориентируясь на динамику этого показателя, можно понять, насколько близко то или иное хозяйство к рецессии или, наоборот, к подъему. В 80-е годы, когда ППК была высокой, никому и в голову не пришло бы, несмотря на колебания ВНП, говорить о приближающейся рецессии. Ну что же делать, если сейчас ситуация иная и низкий уровень ППК подтверждается не только эмпирическими его расчетами, но и снижением прибылей американских корпораций и переоцененностью их акций, о чем неустанно говорят все аналитики. Прелесть этого показателя заключается в том, что он позволяет измерить интегральную текущую эффективность хозяйства, и, на наш взгляд, он лучше, чем производительность труда, поскольку анализируем мы не рабовладельческое хозяйство, а капиталистическое.

Наконец, третья и главная претензия: ничего себе прогноз, с ошибкой на год. Как пишет один из читателей, "нас бы с работы выгнали, если бы мы вашим прогнозом пользовались". Но прогноз-то этот долгосрочный и не предназначен для непосредственного употребления в таком динамичном деле, как игра на фондовом рынке. Его цель - дать дополнительную информацию о рисках, которым подвергает себя инвестор. Если ППК высока или растет, то риски малы, если мала или падает, риски существенно возрастают. Прибавляя к этому еще и цикличность, мы можем еще кое-что сказать о рисках.

Здесь мне хотелось бы сослаться на авторитет в лице Уоррена Баффета (хотя ссылка на него тоже стала предметом критики - мол, и Economist ссылается, и вы туда же, даже читать противно. Ну извините). Так вот, Баффет заявил, что он вовсе отказывается от инвестиций в акции, и не только новой, но и старой экономики. По его мнению, в США наблюдается замедление экономики, он не знает, будет ли рецессия, но на это указывает многое, и он был бы крайне удивлен, если бы все проблемы хозяйства США вдруг решились в один день. Баффет советует заниматься сегодня тем, в чем хорошо разбираешься. В наших терминах это означает, что начинается период поиска экономических зон, где можно ожидать нового взлета предельной производительности капитала.

Успехов вам.

Татьяна Гурова