Навстречу подъему изотермы

Евгения Лукьянова
9 апреля 2001, 00:00

Мир страшится последствий глобального потепления. Наши же специалисты уверяют: от изменений климата выиграет только Россия

Двадцатый век стал самым теплым за прошедшее тысячелетие. Причем пиковый прирост температуры пришелся на последние двадцать лет, а 1998-й и 2000 годы и вовсе побили все рекорды.

"Климат на Земле меняется. Это не прогноз, это реальность", - говорит исполнительный директор Программы ООН по окружающей среде Клаус Топфер. По данным Всемирной метеорологической организации (ВМО), только за 2000 год средняя температура на Земле повысилась на 0,32 градуса по Цельсию, а за весь прошедший век климат в среднем потеплел на 0,6 градуса. По мнению большинства метеорологов, динамика этих изменений приведет к увеличению стихийных бедствий, снижению урожаев и распространению опасных инфекционных болезней. Однако ряд отечественных специалистов считает, что нашей стране глобальное потепление не только не грозит катастрофами и потерями, но, напротив, сулит большую выгоду.

В Москве потеплело

Специалисты, анализирующие изменения климата, располагают данными о трех наиболее изученных потеплениях прошлого. Первое наступило в эпоху плиоцена, следующее увеличение средней температуры произошло в так называемый микулинский межледниковый период, последнее серьезное потепление пришлось на голоцен (эта эпоха до сих пор продолжается) после последнего материкового оледенения Северной Европы. "Сейчас мы живем не в самое теплое время, - утверждает эксперт Института системных исследования РАН Петр Хомяков. - Если брать последнее послеледниковье, то только что кончился так называемый Малый ледниковый период, а ведь до него было еще теплее, чем сейчас".

За последний век наблюдалось два заметных пика потепления - в 30-40-е годы и в начале 80-х. Второй, который мы сейчас и наблюдаем, значительно превысил предыдущий по росту температуры. В первой половине века потепление сильнее всего отразилось на Арктике, где средняя зимняя температура увеличилась на 1,3 градуса, а средняя летняя на 0,94 градуса. Нынешнее потепление заметнее всего затронет высокие и умеренные широты. "Чем выше широта, - говорит Петр Хомяков, - тем больше будет заметен результат глобального потепления. Если на экваторе как было в среднем двадцать девять градусов (плюс-минус две десятые), так и есть, то в Москве уже потеплело на одну целую три десятых градуса, а до 2010 года потеплеет еще на градус. Сильно нагреется, например, Архангельск, на четыре с половиной градуса, а на Ямале мы прогнозируем повышение средних температур аж на пяти с половиной - шести градусов".

Существенно изменится характер выпадения осадков, все большее их количество в высоких широтах будет приносить теплые зимы. "В России уже сократилась продолжительность снежного периода, но снега стало больше, - комментирует ситуацию Александр Кренке, заведующий отделом климатологии Института географии РАН, - ведь с потеплением стало больше циклонов, а следовательно, и осадков, особенно зимой. В Европе все больше дождей, а у нас - снега".

Причину глобального потепления часто видят в так называемых greenhouse gases - газах (углекислый газ, окислы азота, метан), вызывающих парниковый эффект, но специалисты в состоянии назвать множество других не менее значимых факторов, влияющих на изменение климата.

"Помимо углекислого газа на климат влияют и ритмика тепловых выбросов океана, и растущая в последние годы солнечная активность, и колебания земной оси", - говорит генеральный директор Гидрометцентра России Роман Вильфанд. Он поясняет: "Каждый метеоролог строит свою модель, учитывающую взаимодействие атмосферы, океана и подстилающей континентальной поверхности, закладывая в эту модель некоторые начальные данные. Проблема состоит в том, что только двадцать процентов начальной информации мы считаем достоверной, а восемьдесят процентов составляют наши предположения. Поэтому результаты анализа причин изменения климата на основе таких моделей сильно разнятся". Так, главный научный сотрудник Центра международного сотрудничества по проблемам окружающей среды РАН Всеволод Зубаков утверждает, что колебания концентрации углекислого газа в атмосфере не причина потепления, а его следствие. Поэтому проблема глобального потепления "не может сводиться к механизму парникового эффекта, хотя элементы его играют определенную роль в антропогенных изменениях климата". А по мнению Александра Кренке, за идею техногенной причины потепления на Западе хватаются так часто потому, что она позволяет получать финансирование под программы сокращения выбросов углекислого газа.

Время насекомых

Впрочем, независимо от того, по каким причинам на Земле становится теплее, большинство ученых всерьез обеспокоены складывающейся ситуацией. "Мы встревожены тем, что климатические изменения идут быстрее, чем ожидалось", - говорит Клаус Топфер. В конце прошлого года генсек ВМО нигерийский метеоролог Годвин Обуси сообщил мировой общественности, что наметившаяся тенденция глобального потепления грозит экологической катастрофой. Именно глобальное потепление, по его мнению, стало причиной участившихся ураганов, засух и наводнений. В конце прошлого года ВМО опубликовала цифры мирового ущерба от природных катастроф. Если за 60-е годы эта сумма не превышала 50 млрд долларов, то за 80-е этот показатель подскочил до 100 млрд, а в течение 90-х было потрачено около 300 млрд долларов. Эксперты ВМО предполагают, что два следующих года существенно ухудшат ситуацию.

Большие опасения испытывают биологи и экологи. "Я читаю научные доклады американцев, как захватывающую фантастику! - говорит Роман Вильфант. - Они очень встревожены тем, что от потепления разведется невообразимое количество вредных для человека насекомых". Кроме того, биологов беспокоит резкое снижение урожайности многих сельскохозяйственных культур. Например, ученые из Университета Флориды прогнозируют при повышении температуры на Земле на несколько градусов сокращение урожаев риса на 40% уже к 2100 году. В этом случае трети населения Земли, использующей рис в качестве продукта первой необходимости, придется голодать. При потеплении, возможно, придется отказаться от посева озимых. Уже сейчас их урожайность падает из-за частичного сгнивания во время участившихся зимних оттепелей. Не последним в списке негативных следствий глобального потепления стоит вымирание тополей. Это быстрорастущее дерево, очищающее воздух во многих городах мира, очень чувствительно к потеплению. Именно поэтому чрезвычайно теплые осени становятся смертельными для тополя, принимающего их за наступление весны и гибнущего затем в первые зимние холода.

Тревожные прогнозы и у медиков. Всемирная организация здравоохранения пришла к выводу, что климатические изменения в ближайшие 20 лет могут стать причиной смерти около 8 млн человек. Теплый и влажный климат, который установится на нашей планете, поможет таким опасным болезням, как малярия или лихорадка Денге, продвинуться на север. Если раньше эта зараза ограничивалась зоной тропиков, то теперь ее все чаще можно встретить на территориях с умеренным климатом.

Мир, труд и вечный май

"Тем не менее, - заявляет Петр Хомяков, - глобальное потепление для нашей северной страны несомненное благо. Его положительный эффект скоро заметит даже обыватель". Только на европейской территории России этой зимой температура превышала норму на 4 градуса, а осадков выпало почти рекордное количество, больше было только зимой 1966 года.

"Есть такая закономерность, что увеличение среднегодовой температуры на один градус удешевляет одно рабочее место почти в два раза, - сообщает Петр Хомяков. - Так что потепление идет во благо России, а не во вред, и это благо может равномерно распределиться по всем отраслям". Действительно, некоторые эксперты прогнозируют повышение конкурентоспособности российской продукции в связи с повышением среднего уровня температуры. Прежде всего выиграют энергетики. "Резко сократится потребление энергии коммунальными хозяйствами", - уверен Петр Хомяков. В этом году энергетиков сломили аномальные сибирские морозы января 2000 года, когда рекордно низкие температуры держались на протяжении трех недель, что повлекло за собой и кризис в Приморье, и прорывы теплоцентралей в некоторых крупных городах. Но уже в конце февраля в Сибири были плюсовые температуры, и зимняя температура пришла к норме. "Среди профессиональных энергетиков ходит такой афоризм: 'Теплые зимы 1999-го и 2000 года спасли Чубайса', - продолжает Петр Хомяков. - Посмотрите, только один действительно холодный месяц поставил всю энергетику на грань краха, а что было бы, если бы зима была все время холодная?"

Даже газовая отрасль, которой предрекают проблемы в связи с таянием вечной мерзлоты, не понесет значительных потерь. "Все говорят, что у нас 'поплывут' земли в Сибири, но никто не приводит конкретных расчетов. - говорит Петр Хомяков. - Между тем итоги исследований, проведенных под руководством вице-президента РАН академика Николая Лаверова, показали, что никакой катастрофы не будет. Определенные трудности - да, но производство газа существенно не сократится. Если адекватно реагировать уже сейчас, учитывать влияние глобального потепления на нашу газовую отрасль, то можно обойтись небольшими суммами расходов, около пятидесяти миллионов долларов в течение десяти лет. Для 'Газпрома' это ведь небольшие деньги".

Удивительно то, что выгоду от глобального потепления получит только Россия. Благодаря географическому положению страны и ее вытянутости с запада на восток нам не грозят массовые аномальные явления. Большинство мощных циклонов обрушивается на побережья, именно из-за этого сейчас страдает Европа, а ураганные вихри чаще случаются на континентах, вытянутых с севера на юг. "Даже Канада не получит особых преимуществ, - уверен г-н Хомяков. - Вся заселенная территория Канады лежит между широтами Киева и Мелитополя, там положительный эффект от потепления чувствоваться не будет. Поэтому даже если глобальное потепление связано с парниковым эффектом, нам глупо принимать участие в борьбе с ним. Не надо брать на себя обязательства по Киотскому протоколу, предписывающему снизить странам выбросы greenhouse gases, ведь, борясь с глобальным потеплением, мы боремся с собственной прибылью".