В чью пользу интегрируемся?

Татьяна Гурова
главный редактор журнала «Эксперт»
9 апреля 2001, 00:00

В очередной раз пытаясь сблизиться с Западом, хорошо бы прикинуть будущий баланс прибылей и убытков

Итак, теперь мы дружим с Европой. Об этом сказано в послании президента Федеральному собранию: "Курс на интеграцию с Европой становится одним из ключевых направлений нашей внешней политики". Внимательные наблюдатели с удивлением отметили, что в послании вовсе отсутствует уже примелькавшаяся за последние десять лет аббревиатура - США. Ну так что же делать - друзей не может быть много.

Курс на сближение с Европой наметился уже давно. Однако особую динамику процессу придали события последнего полугодия. Смена президента в США и американский же экономический кризис удивительно быстро перевели идею переформатирования карты мира из гипотетической в практическую плоскость. То, что пять лет назад казалось чистой теорией - разделение мира на несколько сравнимых по значимости экономических зон, - сегодня происходит у нас на глазах. И России явно забронировано место в одной из этих зон - зоне евро.

Однако любопытно, что, как десять лет назад, когда нам протянули руку помощи международные финансовые организации, патронируемые США, так и сегодня, мы оказались совершенно не готовы к взаимовыгодной дружбе - ни психологически, ни технически.

На сайте strana.ru идет серьезная подготовка к форуму "Петербургский диалог", который должен пройти с 8 по 10 апреля, естественно, в Петербурге. На форуме соберутся представители немецкой и российской деловой, политической, культурной и прочих элит и поведут разговор о том, как лучше дружить Европе и России. Внимательно прочитав все материалы, размещенные на сайте, легко перечислить список вопросов, которые беспокоят немецкую сторону.

Европейцы озабочены:

- отсутствием в России эффективной банковской системы;
- излишней бюрократизацией;
- недостаточным уважением русских к законам;
- коррупцией;
- угрозами свободе слова;
- несовершенством Налогового кодекса;
- и наконец, главным вопросом - войдет ли Россия в зону евро.

Любопытно, что все эти проблемы с глубоким сочувствием и пониманием излагают не только и даже не столько немецкие бизнесмены и политики, но наши соотечественники.

Любопытно и другое: сколько бы вы ни перебирали эти подготовительные материалы, вы не найдете даже намека на то, что же волнует нашу, российскую, сторону и каких выгод ищет она от этого союза.

Но бог с ними, с "Петербургскими диалогами". Возможно, устроители всего лишь хотят проявить максимальное гостеприимство. Однако наше великодушие и скромность распространяются значительно глубже. Если внимательно присмотреться к списку основных направлений российской экономической политики, то мы заметим странную вещь. Все ее основные пункты полностью соответствуют претензиям западных стран к нашему деловому климату и, таким образом, направлены на облегчение интеграции нас в мировое хозяйство. Но интеграции в чью пользу?

Как-то раз, обсуждая с руководителями одной компании угрозу нашествия в Россию иностранцев, я услышала чрезвычайно реакционную формулировку: "Мы не очень-то боимся их прихода, потому что иностранцам трудно работать в нашем хаосе. Мы привыкли к бюрократии, коррупции, знаем все ходы, а они не справятся". - "Так что же вы хотите, чтобы все так и осталось?" - "Нет, конечно. Но надо признать, что, мягко выражаясь, особенности российского делового климата создавали конкурентные преимущества для российских компаний и позволили им успеть встать на ноги".

И я вслед за моим собеседником не хочу сказать, что все надо оставить по-прежнему. Но вместо прежних нецивилизованных защитных механизмов пора уже создавать новые. А об этом абсолютно ничего не слышно.

Вот недавний пример с попыткой обмена долгов на инвестиции в российские компании. Все хорошо: вместо того, чтобы отдавать деньги, мы вкладываем их от имени западного капитала в интересующие их предприятия. Но почему же этот вопрос обсуждался только с позиций выгод для бюджета и кредиторов и никто не задался вопросом: а не создаем ли мы таким образом на рынке избыточную конкуренцию для наших отечественных производителей?

Существует по крайней мере три пункта, отталкиваясь от которых можно подумать о конструкции защиты. Первый - крайне низкая капитализация российских компаний. Создавая удобные условия для прихода в Россию иностранного капитала, особенно в виде прямых инвестиций, которые так любят европейцы, не стоит забывать о том, что продаваться мы будем очень дешево и навсегда. Не пора ли в связи с этим позаботиться о повышении ликвидности российских ценных бумаг на нашем же российском рынке?

Второй пункт - низкий курс рубля и активное обращение в стране иностранной валюты (пока это доллар). Не стоит ли в условиях, когда почти наверняка структура валютных портфелей и частных лиц и компаний будет меняться в сторону уменьшения доли доллара, воспользоваться этим и создать условия для увеличения доли рубля, а не только евро?

И наконец, третий пункт - структура внутреннего рынка. Ну нельзя, не рачительно это, совсем уж не понимать, какие рынки мы готовы отдать иностранцам, а какие хотим сохранить для себя, потому что знаем, что на них могут вырасти сильные российские компании.

Я не думаю, что, позаботившись о защите своей экономики, мы будем выглядеть хуже в глазах наших потенциальных партнеров.