Торговля марихуаной

Татьяна Сафарова
9 апреля 2001, 00:00

Профессор Утрехтского университета Фрэнк Бохэнкерк рассказывает о том, как устроена торговля марихуаной в Голландии. То, что он говорит, - невероятно

Маленькая европейская Голландия славится не только цветами и трудолюбивым народом. Нидерланды - единственная в мире страна, где законодательством разрешены продажа и употребление легких наркотиков группы канабиса, то есть марихуаны в различных ее проявлениях. Десяток-другой граммов гашиша, за которые в России можно получить от 7 до 15 лет колонии строгого режима, в Амстердаме продаются в буквальном смысле на каждом углу.

Только в Амстердаме насчитывается около 350 кофе-шопов (coffee shops) - своеобразных баров, где продается марихуана. Кроме того, до недавнего времени в огромном культурном центре под названием Milky Way существовало кафе, предлагающее посетителям большой выбор кондитерских изделий с добавлением анаши. Кафе существует и сейчас, но полакомиться в нем "гашишным" кейком уже не удастся. Голландцы, привыкшие к гашишу, после нескольких таких кейков способны вполне адекватно и с интересом воспринимать театральное искусство, тогда как туристы после забористого сладкого не то что плохо понимают происходящее, а вообще забывают, где находятся. Власти Амстердама решили, что иностранцам лучше общаться с прекрасным на свежую голову, и запретили продажу кейков под крышей Milky Way.

Здесь же, в Амстердаме, имеются магазины, где можно купить все необходимое для выращивания марихуаны в домашних условиях. На прилавках совершенно открыто стоят огромные черные мешки, каждый весом 10 кг, наполненные семенами конопли. Рядом - специальные увлажнители и ионизаторы, мощные галогеновые лампы по цене от 150 гульденов за штуку, химикаты, удобрения, земля... На полке за спиной продавца покоится набор под названием "Сделай сам себе гашиш" с подробной инструкцией на видеокассете. Чтобы покупатель мог полюбоваться на плод своих трудов после освоения набора, в магазине присутствует "опытная делянка", на которой под слабым сквознячком колышутся двухметровые кусты. Видимо, специально для российских туристов в землю воткнута маленькая табличка: "Пожалуйста, не рвите растения!"

Все увиденное вызывает массу вопросов. Как государство законодательно регулирует оборот наркотических средств? Каким путем марихуана попадает на прилавок? Так ли безоблачен этот бизнес в Голландии, как это может показаться туристу? На эти и другие вопросы нам согласился ответить один из крупнейших голландских экспертов в области криминологии и криминалистики, профессор Утрехтского университета Фрэнк Бохэнкерк.

Профессор Бохэнкерк - автор 14 книг о мафии и методах борьбы с ней, о расовой дискриминации, о криминальных кланах Колумбии. В настоящее время работает над книгой о проникновении русской мафии в Европу.

- Господин Бохэнкерк, Голландия - единственная страна, в которой официально разрешены продажа и употребление марихуаны. Каким образом марихуана попадает в кофе-шоп? Существуют какие-то оптовые склады?

- Вы как потребитель входите с главного входа. Но есть задний вход, для продавцов. Непосредственно владельцу кафе товар доставляют частные лица.

- Сколько марихуаны владелец может официально продать в день?

- Ежедневных ограничений на продажу нет. Главное, чтобы в каждый конкретный момент количество марихуаны на прилавке не превышало тридцати граммов. Официальная позиция властей такова: каждый покупатель приобретает марихуану только для себя, а не для кого-то еще. Разумеется, продажа марихуаны лицам, не достигшим шестнадцати лет, запрещена.

- Существует ли контроль за кофе-шопом? Сколько граммов владелец может держать не на прилавке, а где-нибудь внизу? Полиция это проверяет?

- Полиция не имеет права контролировать, какое количество марихуаны находится в кофе-шопе, равно как не вправе проверять, что происходит у заднего входа. Единственное ограничение - одновременно на прилавке не может лежать более тридцати граммов. Все с этим согласны.

- Но получается прямой обман. Понятно, что в шопе продается далеко не тридцать граммов.

- Это - ответственность не владельца шопа, а тех, кто приносит ему марихуану с заднего входа. Фактически через кофе-шопы может быть продано любое количество.

- В Амстердаме около трехсот пятидесяти кофе-шопов. Я проведу небольшой подсчет. В среднем каждый из них обслуживает сто клиентов в день. Если каждый покупает по тридцать граммов, значит, каждый день в Амстердаме реализуется около тонны марихуаны. Кто производит это количество? Как производят? Откуда берется тонна готового продукта? Сколько нужно растений, чтобы получить эту тонну? Ведь тогда в Голландии должны быть десятки тысяч кустов марихуаны.

- Ситуация гораздо сложнее. Если вы приходите в кофе-шоп как посетитель, вам дают меню с марихуаной из Ливана, Турции, Колумбии и так далее. При этом официально ввоз наркотиков в Голландию запрещен.

- А как же это происходит?

- Роттердамский порт - самый большой в мире. Только за день через него проходит тридцать тысяч морских контейнеров. Если положить в один из них мешок-другой марихуаны, ее никто не обнаружит, так как практически невозможно ежедневно проверять все тридцать тысяч контейнеров. Кроме того, в Голландию идут фуры с фруктами из Ливана, с текстилем из Турции... Допустим, таможня станет проверять каждый грузовик с апельсинами из Марокко, на границе скопится большое количество грузовиков. Если грузовик простоит на границе сутки - апельсины потеряют качество, а поставщик потеряет свои деньги. Это невозможно, так как противоречит принципам предпринимательства.

- Таким образом, в кофе-шопах официально предлагают контрабандный продукт?

- Да. Поэтому позиция властей - замещение импортной марихуаны голландской, выращиваемой в домашних условиях. Мы считаем, что хороший, законопослушный человек позволяет себе одну-две закрутки в день. Почему бы ему не вырастить самостоятельно, для личных нужд, кустик-другой? Если кустов у него немного больше - один, два десятка - нет проблем, мы на это закрываем глаза, поскольку, если у него избыток продукта, - он приносит излишки в кофе-шоп. А кофе-шопы имеют дело только с приличными, счастливыми людьми, которые ничего плохого не делают.

- Сколько этот счастливый человек может в месяц продать официально?

- По-разному. Если полиция обнаружит у вас дома четыре растения - это нормально, это официально разрешено. За двадцать кустов - сто гульденов штрафа. Если обнаружат сто кустов, могут быть проблемы: более высокий штраф или обязательные общественные работы.

- А если человека поймают с килограммом кокаина, а не марихуаны?

- Год тюрьмы.

- А за десять килограммов - десять лет?

- Я беседовал с одной женщиной, которая привезла из Колумбии три тысячи килограммов. На это количество даже нет тарифа наказаний. Она получила десять лет тюрьмы. Я ее посетил в тюрьме, поговорил с ней, потом написал письмо министру: "Вы сумасшедший, она прекрасная женщина, и наказание явно слишком суровое". Ей уменьшили срок до восьми лет.

- То есть таможня все-таки задерживает контрабанду?

- В порту Роттердама есть две собаки (на 30 тысяч контейнеров! - Т. С.), специально натренированные на обнаружение наркотиков. Собаки могут работать не более четырех часов в день, так как потом теряют нюх. Сейчас я скажу не как официальное лицо, а как криминолог. Полиция понимает, что нереально ежедневно проверять тридцать тысяч контейнеров, поэтому использует противоречия интересов в среде самих наркодельцов. Допустим, делец X хочет удалить с рынка дельца Y. Для этого он анонимно звонит в полицию и сообщает, что некий мистер Y ждет партию. Но сведения, полученные из анонимных звонков, не могут служить доказательствами в суде. Поэтому полиция с двумя собаками "случайно" проходит мимо нужного контейнера, и собаки "случайно" чуют наркотики. Производится досмотр, выемка...

- Как владельцы кофе-шопов платят налоги? Ведь огромное количество денег утекает в карманы криминалитета.

- Если я продаю сыр или что-либо другое, я обязан платить налоги, равно как если я торгую марихуаной. Владелец кофе-шопа знает, сколько посетителей в день в среднем обслуживает его заведение. Соответственно, вычисляются доход и налоги. Это не контролируется, но приблизительно можно все подсчитать.

- А люди, с черного хода продающие марихуану владельцам кофе-шопов? Разве вас не интересует, где они берут товар, сколько при этом зарабатывают?

- Очень даже интересует, но у нас такая политика: полиция не интересуется происходящим у заднего входа.

- И торговцы выводят деньги из-под налогов?

- Нет, потому что мы знаем, кто эти торговцы.

- Хочу вас спросить не как официальное лицо, а как Фрэнка Бохэнкерка. Кто все-таки выращивает марихуану в таких объемах?

- Есть криминальные дельцы, весьма богатые люди, которые инвестируют свои средства в производство марихуаны. Допустим, есть бедная одинокая женщина с двумя-тремя детьми. У нее постоянные материальные проблемы. К ней приходит наркоделец и предлагает использовать ее подвал или чердак для выращивания. При этом делец дает ей все необходимое оборудование, семена и так далее, требуя от этой дамы только периодически поливать растения, гарантируя ей годовую прибыль тридцать-шестьдесят тысяч гульденов. Четыре раза в год делец забирает у нее урожай. Товар предназначен не для голландцев - они спокойно могут покурить в кофе-шопе. Марихуана отправляется в Германию, Францию и другие страны.

- Но для выращивания марихуаны в голландском климате требуется много света, электричества...

- Это тоже не проблема. Есть кабель, который проходит к соседям. Если официально использовать электричество, электрическая компания сразу забьет тревогу, что чревато появлением полиции. Это дельцу совершенно не нужно. Поэтому берется соседский кабель, от него делается ответвление. То есть электричество эта дама ворует. Делец ей помогает посредством "своих" коррумпированных людей в компании. Как-то раз я позвонил своему знакомому директору компании с вопросом, почему он терпит это воровство. Директор ответил, что в сравнении с общими объемами поставок электроэнергии воруется сущий мизер, примерно один процент от естественных потерь - того количества, которое просто "уходит в землю". Проверка обойдется гораздо дороже, чем просто закрыть на воровство глаза.

В бедных кварталах в данный бизнес вовлечена каждая вторая семья. Мы знаем об этом благодаря огромным лампам, используемым этими семьями для освещения и обогрева растений. Мы поднимаем в воздух истребитель F-16 с аппаратурой инфракрасной съемки, которая фиксирует повышенную теплоотдачу.

- А в чем смысл, ведь все равно этих людей посадить невозможно?

- В бедных районах полиция получает массу жалоб от соседей тех людей, которые выращивают марихуану для дельцов. Поэтому полиция совместно с представителями электрокомпаний и налоговых органов периодически посещает каждый зафиксированный на фото дом и выносит оттуда все растения, землю, оборудование для производства. Нарушителей порядка принудительно отводят в суд, где их могут наказать. Дело в том, что в этих районах люди ни за что не платят: ни за газ, ни за электричество. Это, если хотите, их традиция: платить считается неприличным. При этом люди продолжают получать социальные пособия! Но если на них налагают штраф в суде - они тут же, на месте, вытаскивают деньги из кармана. Часть этих средств идет на оплату задолженности поставщикам электричества и газа.

До сих пор мы говорили о бедняках. У всех бедняков стоит одно и то же оборудование и выращиваются одни и те же виды марихуаны. Вывод о том, что за этим стоят одни и те же лица, напрашивается сам собой. Однако получить у жителей квартала показания, уличающие организаторов, практически невозможно: у дельцов имеются осведомители, которые моментально сообщат, кто из жителей квартала дает полиции показания. Люди боятся, что их могут убить: разумеется, не сами дельцы, а их подчиненные. Сами же дельцы все организуют так, что не несут никакой ответственности. Их никогда нельзя увидеть ни с мешком марихуаны, ни с крупной суммой наличных.

- То есть все это - хорошо налаженное производство, существующее под дремлющим государственным оком?

- Да, можно сказать и так. Государство замешано в таких ужасных вещах, что это - всего лишь малая часть. Когда речь идет о политической акции, полиция заявляет, что все равно крупных мафиози никак не затронут репрессии низовых звеньев. Однажды был такой случай: полиция взяла двух бедняков, которые занимались выращиванием марихуаны. Бедняков долго выспрашивали, кто стоит за ними. Наконец одна из них, женщина средних лет, не выдержала и дала показания. Когда ее отпустили, она позвонила представителю "своего" дельца и сказала: все, я завязываю! Приходите и забирайте оборудование и кусты. В ту же ночь мафиози приехали, все забрали и ушли. На следующий день дом женщины сгорел.

- Расскажите подробнее о том, кто такие голландские дельцы-мафиози. У нас мафиози - это респектабельные люди, их дети учатся за рубежом, они посещают теннисные корты, закрытые клубы.

- Дельцы - это маргиналы, у которых миллионы гульденов, и они не знают, что с ними делать. Они даже не задумываются о том, что ребенка нужно отправить в хорошую школу, они считают, что школа - для идиотов! Это - нувориши, которые известны всем и которых не уважает никто. Их считают жалкими, ничтожными людьми: люди из приличного общества их игнорируют.

- Где они предпочитают жить?

- Они собираются в группы из нескольких автомобилей с трейлерами или грузовиков с прицепами и, как цыгане, перемещаются по стране. Они живут в этих прицепах, как табор: мы называем их караванщиками. Если по какой-то причине полиция проводит у них обыск, она находит миллионы гульденов.

- И что эти караванщики-нувориши делают со своими деньгами?

- Они покупают огромные автомобили класса люкс, их дети ужасно избалованы невероятным количеством дорогих игрушек. Если вы заглянете внутрь прицепа - все сделано из золота, из платины. Эти люди - голландцы. Я много писал об этнических группировках, но эта группа - чисто голландская. Некоторые из них крутят операции в Польше. Все они отличаются невероятной жестокостью; многие считают, что если с караванщиками столкнется русская мафия, то они смогут с ней успешно конкурировать.

- Они могут купить дом в престижном районе?

- У них даже мыслей таких нет. Я знаю одного, он крупнейший авторитет среди караванщиков. Он купил всю Бетховенстраат, но при этом продолжает жить в караване.

- Где стоят эти караваны?

- Их можно увидеть везде. Караванщики происходят из очень бедной группы голландцев. Они появились в конце девятнадцатого века, в период индустриальной революции. Вследствие перераспределения на рынке труда, обусловленного появлением новых, требующих высокой квалификации отраслей, образовалась группа маргиналов из очень бедных слоев, которые не гнушались любыми видами заработка, в том числе преступными. Они передвигались на телегах от дома к дому, от селения к селению, собирая тряпье и отходы. Все социальные преимущества проходили мимо них. Потом они постепенно начали менять лошадей на дешевые, подержанные автомобили, сбиваясь в караваны поближе к свалкам. Караванщики никогда не платили налогов и успешно давали отпор полиции, если та оказывалась рядом. Официальные лица ни разу не пытались вплотную ими заняться; более того, чиновники боялись их. Бизнес, который находили караванщики, не требовал дипломов и большого вложения капиталов, поскольку был так или иначе связан с насилием.

- Как караванщики пришли к наркобизнесу? Ведь Голландия - страна, где мало солнца, где трудно выращивать марихуану.

- Голландия - страна, где с тысяча девятьсот семьдесят пятого года законодательно разрешены продажа и употребление легких наркотиков, в то время как в остальных странах мира за распространение наркотиков существуют суровые наказания. Именно это обстоятельство сыграло для караванщиков решающую роль. Караванщики имели представление о сверхприбыльности наркобизнеса. Первое, что они сделали после легализации марихуаны, - стали контрабандистами, налаживая связи с поставщиками в Пакистане, Марокко, Гонконге. Ввоз героина и кокаина был очень опасным, а собственной марихуаны в Голландии тогда еще не было. Потом кто-то из мафиози сообразил, что, чем везти издалека, проще выращивать на месте. Караванщики поняли, что выращивать нужно внутри помещения, что необходимы искусственные освещение и обогрев. А чтобы не брать риск выращивания на себя, можно привлечь представителей малообеспеченных слоев.

- Если в Голландии марихуану стали производить десять-пятнадцать лет назад, то сами кофе-шопы открылись недавно?

- Нет, практически одновременно с легализацией легких наркотиков. Просто раньше они работали на ввозимых. Ситуация в современной Голландии чем-то напоминает ситуацию в США двадцатых годов: производить алкоголь в промышленных масштабах было невозможно, иначе нагрянет полиция. Поэтому гангстеры, ирландская и еврейская мафия устремились в самые бедные кварталы Чикаго и Сан-Франциско, обеспечивали бедняков перегонной аппаратурой и сырьем, а бедняки гнали алкоголь и несли на себе весь риск, связанный с этим производством. В Голландии сложилась аналогичная ситуация с наркотиками.

- Но в сравнении со Штатами двадцатых годов есть разница: американская антиалкогольная кампания осуществлялась в пределах границ США, и, соответственно, было ограничено распространение подпольного алкоголя. Тем, что в Голландии повсеместно выращивают марихуану, пользуется зарубежная оргпреступность и экспортирует наркотик по всей Европе.

- А это уже проблема германской, английской, французской полиции. Я думаю, что голландские дилеры несравнимо богаче, чем самые богатые американские мафиозные кланы. Очень мало голландцев знают, что на самом деле происходит, не представляют проблему во всей ее полноте. Когда я об этом думаю, то вновь провожу параллель с США. Американские гангстеры использовали деньги от незаконного оборота спиртного, чтобы завести легальный бизнес. Если мы хотим что-то предпринять по проблеме нелегального наркобизнеса, надо дать понять, что гораздо больше денег можно заработать, инвестируя миллионы в экономику. Именно это мы должны объяснить наркомафии.

- Спасибо. В заключение хочу спросить, сколько, по-вашему, займет процесс превращения презираемых приличным обществом караванщиков в респектабельных бизнесменов?

- Полагаю, что дельцы поймут выгоду вложения средств в легальный сектор лет через десять-пятнадцать, когда вырастут их дети. У детей будет именно такой взгляд. Как однажды в среде караванщиков появился некто, догадавшийся выращивать марихуану на чужих чердаках и в подвалах, так в относительно недалеком будущем обязательно появится его сын или внук, который пройдет тот же путь, который прошла американская мафия. Через двадцать лет их сыновья станут известными банкирами.

Русскому читателю этот материал может показаться абсурдом, поскольку, зайдя в кофе-шоп и опустив 10 гульденов в автомат наподобие сигаретного, получаешь "косяк" и одновременно ст. 228 УК во всей ее красе. 10 марта употребление марихуаны разрешили в Швейцарии (правда, только лицам, имеющим вид на жительство). Где легкие наркотики будут легализованы завтра - неизвестно.

Голландия - уникальная страна. С недавних пор в ней разрешена эвтаназия. Об этом - в следующем репортаже.