Работа над ошибками

Законопроект о налоге на прибыль становится более удобным для бизнеса

На прошлой неделе Госдума приняла в первом чтении главу Налогового кодекса, посвященную налогу на прибыль. За последние полгода этот законопроект был изрядно переработан, причем во многом к лучшему для бизнеса. Большинство нареканий предпринимателей к первоначальному варианту главы удалось снять. Так, например, в нем сохранен действующий сегодня порядок ускоренной амортизации взятого в лизинг оборудования (ст. 260, п. 10). Проект документа, подготовленный правительством осенью прошлого года, такой льготы не предусматривал, что автоматически означало смерть отечественного лизинга ("Эксперт" писал об этом в N39 за прошлый год).

Существенной переработке подверглись статьи, посвященные амортизации. Как и в первоначальном варианте, все амортизируемое имущество будет делиться на группы, но групп этих стало двенадцать вместо семи. Кроме того, и это главное, группы амортизируемого имущества теперь формируются в зависимости от срока полезного использования, а не от назначения, как предполагалось в первоначальном варианте (когда в одной группе транспортных средства оказались легковой автомобиль и самолет). Причем право отнесения того или иного имущества к конкретной группе предоставляется самому налогоплательщику.

В текст законопроекта вернулась (пока на ближайшие пять лет) инвестиционная льгота в виде налогового вычета (ст. 276, п. 7), по поводу которой велись дебаты между парламентом и правительством. Еще один дискуссионный вопрос, льгота на рекламу, стал предметом горячих споров, на наш взгляд, из-за нечетких формулировок. Действительно, пп. 25 п. 1 ст. 266 позволяет вычитать из налогооблагаемой базы "расходы по рекламе производимых (приобретенных) и (или) реализуемых товаров (работ, услуг) включая участие в выставках и ярмарках". Основная претензия к этому положению - оно не позволяет однозначно сделать вывод о включении в состав рекламных расходов имиджевой рекламы, которая не связана непосредственно с конкретным товаром. Однако п. 4 той же статьи разъясняет, что же именно относится к расходам на рекламу. Довольно широкий перечень всевозможных рекламных затрат вполне позволяет осуществлять в рамках этого закона имиджевую рекламу любой компании независимо от вида деятельности.

Документ предоставляет налогоплательщику право вычитать из налогооблагаемой базы любые расходы при условии, что он может доказать их обоснованность и необходимость. "Основной плюс этого закона заключается в том, что список расходов, подлежащих вычету из налогооблагаемой базы, действительно охватывает все мыслимые расходы: от оплаты труда и материальных затрат до расходов на рекламу и судебных издержек, от представительских расходов до затрат на подготовку и переподготовку персонала, - считает председатель комитета Государственной думы по развитию ипотечного кредитования Иван Грачев. - И этот список открыт. Налогоплательщику надо только доказать обоснованность расходов".

Налоговая ставка устанавливается в размере 35%, в том числе и для банков, прибыль которых облагается сегодня по ставке 45%. При этом доходы от поступления налогов распределяются следующим образом: 10% зачисляются в федеральный бюджет, 20% - в бюджеты субъектов федерации, 5% - в местные бюджеты.

Однако наряду с этими безусловно положительными моментами в законопроекте имеется целый ряд концептуальных положений, вызывающих жесткую критику со стороны бизнеса. Первое из них - переход на метод начислений, то есть исчисление налога на прибыль по факту отгрузки товара потребителю, а не по получении реальной оплаты. "Уплата по отгрузке - это явное ухудшение позиции большинства налогоплательщиков, - отмечает Иван Грачев. - Прежде всего это затронет, конечно же, малый бизнес, у которого еще нет никаких накоплений, из которых они могли бы заранее заплатить налог". Отметим, что еще осенью 1999 года Конституционный суд постановил, что взыскание налога с фактически не полученного дохода противоречит Основному закону. Между тем именно на таком методе налогообложения настаивают вслед за правительством депутаты Бюджетного комитета Госдумы.

Еще одно сомнительное положение законопроекта (ст. 250, п. 14) - налогооблагаемой прибылью признаются доходы в виде стоимости полученных материалов или иного имущества при демонтаже, разборке при ликвидации выводимых из эксплуатации основных средств. "Получается, что, если я демонтировал свой завод, в соответствии с новым законом полученные осколки считаются моей прибылью, притом еще до того, как я их начал продавать, - возмущается Иван Грачев. - И вообще, определение экономической деятельности и получаемой в результате прибыли, прописанное в этой главе Налогового кодекса, к бизнесу не имеет никакого отношения. Например, если я продам свой пиджак, то полученные за него деньги в соответствии с новым законом считаются прибылью. А с точки зрения нормального понимания бизнеса это не прибыль, это моя собственность, которую я поменял на другую собственность. Никакого приращения активов не произошло".

И наконец, одним из наиболее спорных моментов нового закона стала отмена всяческих льгот для малых предприятий. Решение подровнять налоговый статус малых и крупных предприятий не выдерживает никакой критики, тем более на фоне стагнации малого бизнеса в России в последние годы. Такого нет ни в одной нормальной стране.

Есть основания надеяться, что ко второму чтению текст законопроекта о налоге на прибыль будет существенно изменен, поскольку нынешним вариантом остались недовольны и депутаты, и правительство.