Эфирный перехват

Александр Привалов
9 апреля 2001, 00:00

Кто виноват в скандале вокруг НТВ и какие уроки можно из него извлечь

Естественный вопрос: а как бы разрешился конфликт с НТВ в стране с развитыми демократическими и рыночными институтами? Правильный ответ: а никак. В такой стране подобный конфликт просто не мог бы возникнуть.

В такой стране политики, пожелавшие расплатиться с частным телеканалом за поддержку на выборах предоставлением частоты и дотированным распространением сигнала, давно и аккуратно сидели бы в тюрьме. В такой стране компания, не согласная ни платить по своим обязательствам, ни договариваться об их реструктуризации, давно и бесшумно была бы обанкрочена (и если эта компания была бы популярным телеканалом, то телезрители банкротства практически не заметили бы). В такой стране глава энергетического концерна, будучи попрошен властями взять под контроль телекомпанию, которой ранее по просьбе тех же властей дал денег... нет, это невозможно вообразить. Словом, когда в такой стране возникают явления, способные привести к подобному конфликту, они без лишнего членовредительства рассасываются на самых ранних стадиях.

Россия пока - не такая страна. Поэтому мы и сотворили вокруг НТВ событие национального, а то и всемирного масштаба. Это не пузырь-однодневка, это настоящий матерый конфликт с многослойно переплетенными реальными интересами, конфликт во многих отношениях модельный.

Разрешение именно таких конфликтов, если оно ведется правильным образом, и становится этапом становления настоящей демократии, шагом к разумному обустройству жизни в стране. Дело за малым: понять, какое разрешение будет правильным.

За вашу - и нашу свободу

Больше всего наговорено об одном, действительно очень важном аспекте происходящего - об угрозе для свободы слова в России. Наговорено столько, на таких высоких тонах и такими уважаемыми людьми, что в этом вопросе уже позволительно быть немногословным, но непозволительно быть неточным.

Свобода слова в России попрана, утверждают сторонники НТВ. Уточним определения. Как можно узнать из любого учебника, свобода слова в полном смысле этого термина подразумевает, извините, неотрицательную рентабельность. Если плата потребителей за твой информационный продукт позволяет тебе сводить концы с концами - вещай, твое слово воистину свободно. Если нет - гуляй со своим свободным словом по кухням, кружкам и митингам.

К великому сожалению, в России с ее бедным населением (и потому, между прочим, крошечным рекламным рынком) такой свободой обладает помимо рекламных и полурекламных изданий лишь ничтожная доля средств массовой информации. Большинство же их неотвратимо зависимы - от гласных или скрытых хозяев; постоянных или "по случаю" спонсоров; от дотаций, субвенций, льготных ставок на то и эксклюзивных скидок на это. Свобода редакционной политики в этих условиях может появиться, но никак не может быть стабильной: тот, кто давал дотацию или скидку, в любой момент может расхотеть ее давать. Как ты его остановишь? Обвинишь в покушении на основы демократии? Но у его демократии свои основы - это же его деньги...

В этом смысле свобода слова канала НТВ сильно дефлируется его же многомиллионными долгами. Такую нестабильную и материально безответственную свободу следовало бы, скорее, по-перестроечному называть гласностью. Во многих наиболее активных периодах жизни канала еще точнее было бы назвать ее информационным рэкетом: этот-то термин прекрасно сочетается с многомиллионными долгами, возврата которых почему-то никто не требует, - но в ходе уточнения формулировок не стоит договариваться до слов, которых заведомо не примут оппоненты. Поэтому остановимся на гласности.

С известной позиции это уточнение несущественно. В России свобода слова такая, какая есть, пусть эфемерная, пусть все еще "гласность" - вот ей и нанесен урон: информационному продукту, нравящемуся многим миллионам людей, грозит опасность исчезновения - и к черту подробности. Логика вполне естественная, мы к ней в самом конце еще вернемся. Тем не менее сделанное уточнение принципиально, поскольку помогает осветить некоторые важные вопросы. Например, такой: кто виноват в разразившемся непомерном скандале?

Власть? Да, конечно. Кто бы и сколько бы ни говорил о том, что власть не вмешивается в спор между двумя хозяйствующими субъектами, длящаяся год пантомима (бесконечные маски-шоу с изъятиями невесть чего, смехотворно объясняемые аресты и еще более уморительные освобождения, постыдный "протокол N6" и прочее) воспринимается вполне однозначно - тем более на фоне ОРТ и РТР, контролируемых Кремлем.

Только ли власть виновата? Нет. Свобода слова - и уж особенно "половинная" - по определению есть нечто, постоянно подверженное риску нападения. Поэтому в перечень зон ответственности, в список повседневных задач руководителей любого медиа-бизнеса входит пункт готовность к защите - в частности, к защите от враждебного поглощения. Тем более это важно для НТВ, для которого потенциальная опасность стала актуальной уже достаточно давно - когда начали требовать долги. И все же, как показали события, руководство НТВ неправильно оценивало и ранжировало риски. Я не о редакционной политике: в нынешних обстоятельствах о ней уже неловко говорить - я и не буду. Говоря о неверной оценке рисков, я разумею тот очевидный факт, что руководство НТВ оказалось неготовым к защите компании иными способами, кроме апелляций к высокому идеалу свободы слова. Это весьма печально, в частности и потому, что уважение к этому идеалу является в России дефицитным ресурсом и смертельно не хочется, чтобы весь его национальный запас был израсходован понапрасну, - как раз в скандале вокруг НТВ без этого ресурса очень можно было обойтись.

Всесветный Качканар

Потому что главная атака была на том фланге, где апелляции к идеалам просто не работают.

Прокуратура-то как раз умылась, а возымевшее успех нападение велось по стандартной бизнес-линии: произошел обыкновенный перехват управления. Откройте любой номер любой деловой газеты - и вы найдете точь-в-точь такие же случаи. От Качканара, Выборга, "Кристалла" и сонма менее известных эпизодов история с НТВ отличается лишь двумя обстоятельствами: несопоставимые со всякими ГОКами или ЦБК пиаровские возможности у атакуемых и предельно высокий административный ресурс у атакующих. Руководство НТВ решает защищаться, исходя из различий со стандартом - и безнадежно проигрывает. Надо же было защищаться, исходя из стандарта - технологии такой защиты существуют и многократно проверены в судах. Для публичного слома - а уж публичность-то НТВ умеет обеспечить! - этих технологий атакующей стороне пришлось бы пойти на вещи поароматнее приглашения ОМОНа в коридоры Останкино (что было бы хоть и гадко, но законно), а она, кажется, к таким поступкам не готова.

Руководство НТВ заранее отвело эти упреки: о какой судебной защите можно говорить? мы же оказались вне зоны правосудия!

Ну-ка, с этого места поподробнее: вне какой такой зоны?

Руководство НТВ объясняет: у них иск в суде не приняли, а саратовского судью принудили отменить запрет на проведение собрания. И все это за одну неделю!

Давайте разбираться. Значит, иск не приняли? Нехорошо. А я вот знаю, как некто, пытаясь добиться своих кровных от очень могущественного концерна, подал сразу двадцать пять исков: десять в суды общей юрисдикции и пятнадцать - в арбитражи. Был принят один. Понимаете? Из двадцати пяти - один. Любой практик припомнит тьму подобных случаев; такие мелкие афронты являются непременными спутниками всякой серьезной борьбы. Это означает, что зоной вне правосудия, попадание в которую на неделю так ужаснуло руководство НТВ, являются все суды Российской Федерации. У нас так жизнь устроена. Это для вас новость? Тогда какие же вы бизнесмены - и какие же вы журналисты! Или это для вас новость в применении к вам? Быть не может!

Поехали дальше. Саратовский судья сначала вынес определение о том, что враждебное собрание акционеров проводить нельзя, а через несколько часов - что можно. Нехорошо. Не видев своими глазами документов, возьмусь высказать лишь самые общие соображения. Прежде всего, из двух противоположных решений саратовского бедолаги гуще попахивает как раз от первого: именно оно является модным и не слишком дорогим трюком, с помощью которого мелкий акционер абсолютно безнаказанно парализует органы управления любого акционерного общества (см. "Уймите Марью Ивановну!" - "Эксперт" N39 за 2000 г.). Возможно, всяческие запахи исходят и от второго решения - но опять же, руководство НТВ вовсе не эксклюзивный потерпевший такого рода. С подобными ходами противника люди тоже успешно справляются.

И еще одно соображение: парность саратовских бумажек с огромной вероятностью указывает на присутствие "крота" в непосредственной близости от ядра руководства НТВ. Слишком уж похожа эта подставка на поцелуй Иуды, без которого редко обходится легкая победа в борьбе за перехват управления.

А победа "Газпрома" 3 апреля оказалась легкой. Ведь смотрите: обе неприятности, "выведшие НТВ из зоны правосудия", суть провалы попыток парировать ходы противника. Спросите любого фехтовальщика: что будет, если только парировать, но не колоть? Вот именно. НТВ не должно было отдавать инициативу, а если все-таки отдало - быстро контратаковать. Ну, например, если уж сделана такая ошибка и оппонент получил возможность провести "свое" собрание акционеров, надо было, например, немедленно собирать совет директоров и назначать свое собрание со своей мандатной комиссией на то же 3 апреля, в том же здании "Газпрома" на улице Наметкина, чтобы подтвердить там полномочия своего совета директоров и своего генерального директора - и так далее. Триумф "Газпром-Медиа" почти наверняка был бы отменен - и уж совсем наверняка очень-очень надолго отложен.

"Эксперту" стало известно, что подобные рекомендации были своевременно даны юристам НТВ; что юристы полностью с ними согласились и пообещали запросить санкцию на такие действия у руководства компании, но были почти уверены, что оно санкции не даст. По-видимому, юристы оказались правы - не дало. Сочло ли, что не царское это дело - фехтовать с презренным интервентом, когда его можно привычно шугануть пиаровской дубиной (ведь именно этого один раз уже шуганули), или по другой какой причине, но не дало. А теперь уже поздно.

Потому что победа 3 апреля была не только легкой, но и безоговорочной. На улице Наметкина были задокументированы сразу два фатальных для руководства НТВ события: "Газпром-Медиа" обрел союзника, с пакетом которого перевалил за 50 процентов, и поставил своего гендиректора. Теперь всерьез защищаться можно, только если найдется повод оспорить законность прошедшего собрания. Но раз на момент сдачи этого номера в печать (утро 6 апреля) такой повод еще не найден, скорее всего он не найдется уже никогда. Юристы НТВ ведут грамотные арьергардные бои, но это уже ничего не изменит.

Перехват управления совершился и теперь может быть переигран только кардинальной перетряской акционерной структуры НТВ.

Пейзаж часа "Ч"

Нетрудно заметить, что всем, кто так или иначе причастен к этой истории, есть от чего расстраиваться. Даже формальный победитель,"Газпром-Медиа" в лице господ Коха и Йордана, не выказывает ликования - по вполне понятным причинам.

Президент победил - от Гусинского его избавили, но радости от этой победы пока никакой. Таких поношений, какие он слышит сейчас от сторонников НТВ, ему выслушивать еще не доводилось; даже Ельцина такими словами поливали далеко не каждый день. Поводом для брани стало даже его послание Федеральному собранию, за которое он мог обоснованно ожидать похвал и от западнически настроенного канала. Это все, конечно, преходящие напасти, но все равно неприятно. Да и более долгоиграющая печаль нависла: если он действительно вместо Гусинского получит Тсрнера, это будет какая-то иезуитская издевка судьбы.

Руководство НТВ, как уже сказано, просто проиграло.

Проиграл и коллектив НТВ, поскольку канала в прежнем виде уже не будет. Вероятная степень его сохранности тает с каждым часом "живого щита" из журналистов вокруг уволенного из гендиректоров Евгения Киселева. Такое - по-человечески очень достойное - поведение коллектива не может кончиться ничем иным, кроме раскола. Ведь даже если Тсрнер и вправду станет акционером НТВ, он ни при какой погоде не вернет Киселева в гендиректоры. Человека, при котором компания ославлена банкротом? Человека, проигравшего войну со своим миноритарным акционером? Да вы смеетесь!

Проиграли зрители НТВ, десятки миллионов людей. Это действительно самый профессиональный канал в стране, терять его обидно - и таким, каким он был, и особенно таким, каким он явно может стать, если будет избавлен от необходимости делать львиную долю новостей из собственных подвигов.

Нет, конечно, НТВ не исчезнет: либо тем или иным способом острота конфликта будет пригашена и канал будет работать - либо, наоборот, конфликт приведет к полному разрыву, и тогда он будет работать под каким-нибудь иным названием. (Вот только что прошел слух, что Гусинский и Березовский начали переговоры о слиянии ТНТ и ТВ-6. Спецы говорят, что такое слияние позволит создать новый общенациональный канал...) Но во всех случаях очень вероятны потери. Под началом вновь назначенного руководства, судя по качеству "РИА-Новостей" или газеты "Труд", от канала будет трудно ожидать особенного блеска. Перекочевать на другую кнопку - это неизбежный спад доходов, при котором убийственно сложно сохранять прежний уровень. Единственное, что совершенно неизвестно, - это каковы перспективы НТВ при Тсрнере; ну, так пока и неизвестно, придет ли Тсрнер на НТВ.

Жду ль чего?

Повторюсь: правильное разрешение как раз таких конфликтов способно продвинуть страну к более разумному устройству жизни. Пусть это наивно, но я верю, что правильное разрешение конфликта вокруг НТВ все еще возможно, и выглядеть оно, по-моему, могло бы так.

Президент говорит, что эпоха революций завершена и что настало время диктатуры закона? Отлично. Президент располагает рычагами, способными через считанные дни обеспечить рассмотрение спора между "Газпром-Медиа" и НТВ в самой высокой судебной инстанции - в Верховном суде. Рассмотрение должно быть предельно гласным: само НТВ пусть ведет прямой репортаж, пусть в зале будет сотня телекамер. Пусть к процессу будут привлечены в качестве соистцов или соответчиков несколько государственных и общественных организаций. Пусть выступают лучшие юристы России. Судей можно попросить по возможности широко - разумеется, в пределах процессуальных норм - трактовать вопрос о релевантности приводимых сторонами доводов. Пусть стороны говорят обо всем: об истории конфликта, о том, кто, за что, кому и сколько платил, кто, на кого и как оказывал давление. Интересы сторон достаточно серьезны, чтобы рано или поздно они стали поднимать вопросы, о которых обычно не принято говорить. Пусть процесс идет неделю, месяц - сколько понадобится, но пусть он от начала и до конца, до чтения решений суда пройдет на глазах у всей страны. Комментарии пресса обеспечит.

Сказка, говорите? Я сам понимаю, что сказка, но понимаю и то, что очень неплохую реализацию этой сказки действительно можно устроить. Потому можно, что многим - и прежде всего президенту - это было бы на руку: большинство скелетов посыпалось бы не из его шкафов. И результат такого процесса мог бы оказаться великолепным. Не в том, конечно, дело, что разрешен был бы сам имущественный спор, - тут все достаточно предсказуемо. А в том дело, что в конфликте вокруг НТВ завязано очень многое, и, посмотрев как следует один только этот процесс, страна бы многое увидела. И что такое наши суды и наши законы; и что такое сращивание власти с бизнесом; и что такое информационный рэкет; и что такое отсутствие действенных механизмов демократии; и что такое отсутствие действенных механизмов власти. Такое знание, однажды полученное, обратно уже не затолкаешь - вспомним конец 80-х. Такое знание само по себе - и перемена к лучшему, и источник новых перемен.

Интересное совпадение: НТВ тоже настаивает на рассмотрении дела в Верховном суде, но тут речь идет только о самом имущественном споре. Что ж, и это будет небесполезно - все лучше, чем бесконечный скандал. Но скелеты из шкафов на таком процессе не посыплются, и нового знания не возникнет.

Жалею ли о чем?

Почему от всей этой истории так кисло на душе? И ведь не у меня же одного - с кем ни заговоришь о ней, у всякого делается такой вид, будто он таракана глотает. Подумали мы с коллегами и решили: потому так противно, что у всех на глазах ломают хорошую работающую вещь (тут я, как и было обещано, возвращаюсь к простой логике). Телеканал делали не только Гусинский с Киселевым; его много лет делали много азартных и талантливых людей; на него истрачена чертова прорва денег. Его просто жалко.

У власти были претензии к Гусинскому? Пусть бы разбиралась с Гусинским: если обанкротился, пусть отдаст активы; если мошенничал, пусть сядет.

А, власть именно это и хотела сделать, но получилось "как всегда"? Так пусть бы, зная как у тех, кому она что-либо поручает, получается всегда, стиснула зубы и откупилась бы от Гусинского. Вон, господин Кох где-то обмолвился, что за триста миллионов тот бы не продал канала, а за пятьсот продал бы. Пусть бы и дали пятьсот - все равно дешевле бы вышло.

А, у власти были претензии и к самому каналу? Очень понятно: у всех были к нему претензии. Те или иные - причем многие, на наш взгляд, вполне обоснованные. Но власти-то проще, чем кому-либо другому: сформулируйте свои претензии к каналу на юридическом языке - и в суд его, голубчика! На юридическом языке не выходит? Тогда дайте кому-нибудь даже больше денег, чем когда-то вкачали в НТВ, и пусть он сделает что-нибудь такое, к чему не будет претензий и что отобьет у НТВ внимание публики.

Хотя нет, не давайте денег. Очевидно, что задача создания чего-то лучшего, чем НТВ, не есть задача власти, но есть задача социально ответственного бизнеса - или тех протоструктур, которые осознают стремление стать таковым. Задача же власти - осознать пределы своей зоны ответственности и наводить порядок в них, создавая для частных лиц приемлемые условия; отстраивать, например, ту же самую судебную систему, а не лезть со своим "хотели как лучше" во все дырки.