Экспорт из Сараево

Культура
Москва, 23.04.2001
«Эксперт» №16 (276)
Горан Брегович не продает ничего, кроме себя самого

Балканы сегодня в моде. Горан Брегович считает, что за это жители региона должны быть благодарны войне.

- Война создала Балканам рекламу, о которой можно только мечтать, - говорит он. - Так много людей пострадало от войны, и справедливо, что хоть кто-нибудь что-то за ее счет получает. И нет ничего удивительного в том, что выигравшими оказались культурные деятели. Иностранцам надоел образ кровожадных балканцев, постоянно убивающих друг друга, который они ежедневно наблюдают в новостях. Они хотят наконец увидеть этих людей в более правдивом освещении, хотят увидеть их более сложными и поэтому обращаются к балканской культуре.

...По большому счету, современная балканская культура, к которой обращаются иностранцы, чтобы узнать правду о уже который год воюющем народе, описывается двумя именами: Эмир Кустурица и Горан Брегович (конечно, есть еще Павич, но он для куда более узкого круга).

В далеком и относительно мирном 1989-м эти двое, популярный тогда рокер Брегович и панкующий Кустурица, слились в экстазе, чтобы сделать "Время цыган" - длиннейшую и необыкновенно красивую сагу о цыганском счастье и одиночестве. Плод их совместных усилий принес Кустурице приз за лучшую режиссуру в Канне, а Бреговичу - его первый золотой диск. Дальше дело пошло еще лучше: и о "Снах Аризоны", и тем более о прославленном "Подполье" прямо-таки принято говорить как о совместном успехе Кустурицы и Бреговича, чья музыка уж никак не меньше, чем кинообразы, обнажила перед миром истерзанную мятущуюся душу народа бывшей Югославии. Но ничто не вечно под луной, и после "Подполья" два гения разошлись. Причем разошлись с взаимными оскорблениями и обвинениями. Брегович утверждал, что ничуть не удивлен ходом событий, ведь "чего можно ожидать от парня, который в пятьдесят лет учится играть на гитаре?" (в феврале Москва как раз-таки была свидетельницей музыкального неофитства режиссера). Из кругов, близких к Кустурице, доносилось: режиссеру надоело, что Брегович берет народные мелодии и продает их как свои. Но к обвинениям такого рода композитор относится на удивление легко:

- Я, как любой другой художник, не продаю ничего, кроме себя самого. Культура, к которой я принадлежу, совсем не великая. В ней практически нечего продавать. Если вы взглянете на историю искусства, то найдете там совсем немного моих соотечественников. Наш писатель Иво Андрич получил Нобелевскую премию, и мы этим очень гордимся, так как сознаем, что за ним практически ничего нет. Так что должен признаться, что я продаю миру эту небольшую культуру и небольшую традицию с величайшей охотой и гордостью.

- Вам приходится обрабатывать народную музыку, чтобы сделать ее более продаваемой, более приемлемой для западного уха?

- Я не играю традиционную музыку. Я играю свою. А я люблю кич. Если вам нравится мой кич - покупайте его. Не нравится - покупайте другой.

- А ваши соотечественники ваш кич покупают?

- Я когда-то был главной югославской рок-звездой и думаю, что и сейчас трудно найти дом, будь он сербский, хорватский или мак

У партнеров

    «Эксперт»
    №16 (276) 23 апреля 2001
    Локальные конфликты
    Содержание:
    Международный бизнес
    Наука и технологии
    На улице Правды
    Реклама