Дети у вас хорошие

Анастасия Матвеева
23 апреля 2001, 00:00

В России есть учебное заведение, где готовят предпринимателей. И презирают бизнесменов

Сергей Чернышов, физик по образованию и философ по призванию, делит людей, занимающихся бизнесом, на две категории - предпринимателей и бизнесменов. По его оценке, предпринимателями дано стать пятерым из ста. И именно ради этих пятерых г-н Чернышов задумал и осуществил образовательный проект под названием Центр корпоративного предпринимательства (ЦКП) при Высшей школе экономики.

На волю, в пампасы

Рассказывая о ЦКП, г-н Чернышов объясняет, что реализует модель обучения оконченного им Физтеха. А Физтех в системе образования нашей страны - явление действительно уникальное. В отличие от других советских вузов он был задуман в традициях классического английского университета. Петр Капица, стоявший у истоков Физтеха, взял за образец лабораторию в Кембридже, где он некоторое время работал у Резерфорда. Образование в университетах Англии с незапамятных времен строилось на вовлечении студента в самостоятельную работу по добыче знаний: будь то подготовка эссе на заданную тему для гуманитариев или участие в исследовательских проектах для естественников.

Английский подход к обучению как нельзя более уместен в данном случае. Предприниматель в системе координат, принятой в ЦКП, - это человек, способный изобрести новый вид деятельности, в частности новый способ делать бизнес или, по терминологии Чернышова, создать "предпринимательскую схему". Именно способность к самостоятельному конструированию бизнеса отличает предпринимателя от бизнесмена, пользующегося для извлечения прибыли шаблонами, когда-то изобретенными другими.

Студенты, привыкшие к получению уже готовых знаний от преподавателей или из учебников, сначала теряются: "Когда я даю ребятам задание, - рассказывает Элеонора Раздорская, председатель совета директоров ОАО 'Промышленные инвестиции', ведущая один из курсов в ЦКП, - они сначала спрашивают, где что смотреть. Приходится объяснять, что я даю им свободу и они самостоятельно должны искать ответ. Но уж когда они начинают работать, в поисках решения такие бурные споры разворачиваются, каждый свое мнение отстаивает. Вот тогда нужно вмешаться, напомнить: подождите, доведите дело до конца, вы еще не знаете, кто прав".

На пути к умению самостоятельно решать предпринимательские задачи студенты ЦКП проходят три стадии. На первой стадии предприниматель знакомит их со своей предпринимательской схемой. Он должен не просто рассказать о своем изобретении, его задача - продемонстрировать этапы мыслительного процесса, приведшего его к решению. Поэтому для преподавания в ЦКП отбираются люди, склонные к рефлексии. Затем идет мастер-класс. А потом - самостоятельные проекты, выполненные на стажировке в компании, принадлежащей одному из участвующих в образовательном процессе предпринимателей, либо в иной форме.

На последней стадии "взрослые" проявляют чудеса толерантности. Например, сам ЦКП, как образовательный проект, ведется студентами. А профессор Александр Волков и вовсе передал в управление студентам 70% акций своей компании "Минфин" - пусть детки порезвятся. И результаты приверженности учителей принципам неограниченной свободы в творчестве уже есть (читайте интервью с детками).

Готовальня и литературные изыски

Самостоятельность - не единственная "фенечка" ЦКП. В нем существует целый клан преподавателей, чья задача научить студентов направлять творчество по наиболее эффективному руслу, показав не конкретные схемы, а более широкие горизонты предпринимательского профессионализма.

"Я читаю цикл лекций по проектной культуре, - рассказывает Вячеслав Глазычев, архитектор, доктор искусствоведения, кандидат философских наук. - Моя функция проста: показать, что предпринимательская деятельность, если ее понимать как инициативное решение задач, стара, что она давно прописана в мировой истории, и некоторые образцы решений могут быть обнаружены не в сегодняшнем дне, а в античности или средневековье, где угодно... Конечно, предпринимательству, как и любой творческой профессии, научить нельзя. Можно лишь дать инструменты и показать некоторые простейшие алгоритмы. Другими словами, подготовка в центре дает студенту готовальню. А я еще должен настроить его на то, что каждая новая задача заставляет эту готовальню перетряхивать, и на то, что готовых инструментов все-таки может не хватить".

Профессор Олег Генисаретский, физик по образованию, доктор искусствоведения, помогает студентам самореализоваться через личностный рост: "Студентам я показываю, как тесно личностный рост связан с профессиональным ростом. У нас-то было много времени, и поэтому мы могли, не задумываясь, посвящать его чтению литературы, изучению искусства. А нынешнему поколению не до литературных тонкостей. Оно пережило культурную травму - это первое поколение в нашей стране, вынужденное строить свою жизнь, считая время и деньги. И я должен им объяснить, что рост в профессии предпринимательства возможен только при параллельном самоделании, самотворчестве".

Самостоятельность вкупе с овладением инструментами творческой деятельности активизирует в студентах их креативный потенциал. Правда, в этом ЦКП не является новатором. Вон, в Стэнфордской школе бизнеса уже двадцать лет существует курс профессора Майкла Рэя. Его слушатели - от студентов до топ-менеджеров - на занятиях весело скачут, исполняя упражнение, напоминающее канкан, медитируют и рисуют карандашами, раскрепощая в себе ребенка.

А вот в чем, пожалуй, аналога ЦКП не найдется, так это в попытке сформировать на базе центра целую культуру предпринимательства в России и заложить базу для появления в ней предпринимательской корпорации. Речь идет не о корпорации в обыденном смысле этого слова, то есть об одной из организационных форм бизнеса, а о корпорации в смысле "рыбак рыбака видит издалека".

Институт благородных предпринимателей

На самом деле создание предпринимательской корпорации - это долгосрочная цель деятельности ЦКП. И описанное выше погружение в широкий профессиональный контекст предпринимательства приобретает на фоне этой цели особую роль. Он подспудно формирует у молодых людей сначала общие ориентиры в обширном пространстве предпринимательского опыта, затем единые ценности, затем основанные на этих ценностях нормы поведения - короче говоря, единую предпринимательскую культуру.

В горизонте десяти-пятнадцати лет эти процессы и естественным путем сделали бы свое дело, но, как отмечает г-н Глазычев, "ничего страшного не случится, если мы попытаемся их подтолкнуть". Ведь чем скорее отношения в сфере предпринимательства начнут строиться на совместно выработанных нормах корпоративной этики, тем лучше. "Эффективное взаимодействие между предпринимателями невозможно без взаимоуважения на профессиональном уровне, - отмечает г-жа Раздорская. - Ведь сколько перспективных проектов рушилось из-за элементарного неумения договориться".

Нормы этики, распространенные на предпринимательство, способны повысить и его общественный эффект. "Если предприниматели считают нормальным конкурентным актом банальную уголовщину, то за этим ничего не может последовать, кроме упадка как того, против кого он был совершен, так и того, кто совершил этот акт. А если я вырабатываю более успешную эвристически найденную предпринимательскую конструкцию, то, вступая в конкуренцию со мной, все волей-неволей подтягиваются на новый уровень", - рассуждает профессор Глазычев.

Однако в идеологии ЦКП появление корпоративных уз важно даже не столько с точки зрения формирования предпринимательской этики, сколько с точки зрения защиты предпринимательства от внешних угроз. Ведь по отношению к предпринимательским схемам общество в целом, как полагает Сергей Чернышов, ведет себя по-хамски: "Иммунная система общества рефлекторно стремится уничтожить инородное тело, а его разнообразные органы и члены (законодатели, контролеры, государство, криминал) - присвоить находку и урвать от нее кусок". Для российских условий это пока еще горькая правда.

Между прочим, к враждебной предпринимательству среде Чернышов относит и так называемых плагиаторов - бизнесменов, которые способны только на подражание, копирование чужих предпринимательских схем. А тиражирование схемы естественным образом снижает ее эффективность.

Локальное чудо

Как локальный образовательный проект Центр корпоративного предпринимательства, несомненно, удачен. Потому что в образовании главное не то, чему учат, а кто и как учит. А люди в ЦКП, как читатель, наверное, понял, собрались незаурядные и с нестандартным мышлением. И дети у них получаются хорошие. А вот будут ли последствия этого проекта глобальными, как видится его инициаторам? На этот счет есть сомнения.

Не секрет, что западный бизнес уже лет двадцать как озабочен проблемой повышения креативности и в этом направлении ведет поиски в области менеджмента и делового образования. Однако результат этих поисков прямо противоположен исходному посылу концепции ЦКП. На Западе сегодня считают, что предприятие как большая предпринимательская схема состоит из малых предпринимательских схем его сотрудников. И поэтому главное для них - формирование условий для проявления творческих способностей каждого человека.

Таким образом, мир пришел к полной реализации одной из своих фундаментальных ценностей - личной предприимчивости. А мы все еще по старинке делимся на предпринимателей и бизнесменов и рассчитываем на пятерых из ста.

Цветы другой жизни

Воспитанники Высшей школы экономики желают зарабатывать много денег в России

Александр Иванов, студент пятого курса юридического факультета, 22 года. Работает консультантом по проблемам корпоративного управления в компании "Минфин".

- Александр, как вы попали на работу в "Минфин"?

- В прошлом году в Центре корпоративного предпринимательства при ВШЭ я слушал лекции Александра Волкова, генерального директора "Минфина". Видимо, я хорошо слушал и приглянулся ему. Александр Дмитриевич мне и еще двум студентам предложил хорошо заработать. Нам пообещали отдать в управление двадцатипроцентный пакет акций одного промышленного предприятия. С его помощью мы должны были попытаться сменить власть на заводе и взять его под свой контроль. Сначала мы к этому отнеслись очень серьезно, но со временем поняли, что это была просто такая большая морковка. С таким небольшим пакетом у нас в стране ничего подобного сделать нельзя. К тому же нам эти двадцать процентов так и не дали. Дали только один.

- Чем вы занимаетесь в "Минфине"?

- Генерируем идеи. Сейчас объясню, что это такое. Например, мы первыми в России смогли получить от Сбербанка, "Газпрома", "Мосэнерго" и ЮКОСа практически всю их финансовую документацию. Мы придумали юридическую схему, которой до нас никто не пользовался. Не буду вдаваться в подробности, но она работает таким образом, что российские эмитенты не имеют юридического права отказать в предоставлении абсолютно конфиденциальной информации. Или вот мы придумали заменить договор купли-продажи акций на договор их передачи в заем сроком на сто-двести лет. Поскольку стоимость сделки при передаче в заем в бумагах не указывается, появляется возможность не платить налоги государству и не отдавать сборы регистратору. Когда мы в первый раз пришли в "НИКойл" и предложили им зарегистрировать такую сделку, там все просто на уши встали, сбежались все юристы. Они твердили: этого просто не может быть. Однако ничего поделать не смогли, зарегистрировали все как положено.

Еще мы изобрели красивую схему увода у владельца контрольного пакета акций компании, но на практике ее пока не опробовали. Делается это очень просто, объясню вам на примере. Скажем, мы хотим получить контрольный пакет акций "Газпрома". Его держателю мы посылаем оферту на приобретение акций, скажем, ЮКОСа по цене, превышающей рыночную раз в пять. Причем специально указываем, что эта сделка будет считаться действительной по умолчанию. Даже если у него нет этих акций, он купит нужные бумаги на открытом рынке и продаст нам с большой выгодой для себя. Потом можно послать оферту с предложением купить акции, например, "Сибирского алюминия" и так далее. Через какое-то время мы шлем держателю оферту с предложением купить уже контрольный пакет акций "Газпрома", но формулируем свой запрос таким образом, чтоб они разбирались с ним недели две. Все это время владелец пакета акций пытается понять, чего от него хотят, и молчит. Но поскольку оферта у нас была молчаливой, мы спокойно через суд забираем у него ценные бумаги, легко доказав, что, поскольку наши деловые отношения традиционно носят такой характер, молчание мы понимаем как знак согласия. Получив пакет, мы немедленно распыляем его так, чтобы никто уже не мог его собрать. Вот и все. Такого рода схем у "Минфина" накопилось уже много.

- Получается, работа у вас такая: вы с утра садитесь за стол и начинаете генерировать идеи?

- Нет, творчество занимает процентов тридцать времени. Остальное рутина. Но это тоже интересно. Например, нужно акции с одного лица перегнать на другое, открыть лицевой счет и собрать все нужные для этого документы, погонять безналичку туда-сюда, составить исковое заявление и так далее.

- Простите за нескромный вопрос: хорошо ли платят в "Минфине" двадцатидвухлетнему студенту за идеи и рутину?

- Я зарплату вообще не получаю. В "Минфине" консультантам платят процент от сделки. Поэтому бывает, что за три недели удается заработать, скажем, полторы тысячи долларов, а бывает, что в месяц выходит долларов двести. Я мечтаю заработать тысяч так пятьдесят, это вполне реально.

- Вы учиться в ВШЭ ходите?

- Да нет. В прошлом семестре я туда всего раз пять сходил, но сессию сдал практически на все пятерки. Мне вообще учиться там не нравится. Очень много лишней информации, а тому, что действительно нужно знать, времени мало уделяют.

- Объясните, зачем вам зарабатывать на жизнь таким вот именно образом? Почему вы не пошли, допустим, в фигурное катание или в космонавты?

- Не знаю. Мне отец сказал: иди в юристы - я и пошел. Дело в том, что в одиннадцатом классе у меня склонности были практически ко всему. Я интересовался историей, медициной, на гитаре играл. Но я подумал: в жизни так много разных интересных вещей, чего я буду на гитаре бренчать?

- Чего вы хотите добиться?

- Сейчас подумаю... Я вообще-то гедонист. Для меня самое главное - получать удовольствие от жизни.

- От жизни или от денег?

- Я хочу столько денег, чтобы можно было не получать от них удовольствия. Чтобы хватало на хорошую машину, квартиру, отдых пару раз в год с семьей, подарки любимым. Я, например, хочу папе подарить кресло-качалку. Он давно о нем мечтает. Думаю, что в год мне нужно минимум тысяч двести долларов.

- Александр, а о родине вы думаете? Собираетесь, допустим, поднимать ее экономику, улучшать жизнь российских граждан?

- Нет, не собираюсь. Мне бы самого себя поднять и улучшить. Знаете, что меня больше всего удручает? Наша история. Если бы я ее не так хорошо знал, я бы, может быть, более оптимистично смотрел на будущее нашей страны.

Иван Матвеев, студент первого курса магистратуры по специальности "Менеджмент", мастер спорта по бальным танцам, 21 год. Работает советником начальника департамента корпоративной стратегии РАО "ЕЭС России".

- Как вы оказались в РАО "ЕЭС России"?

- В 1999 году среди студентов Центра корпоративного предпринимательства проводился отбор кадров для РАО. Из двухсот претендентов выбрали десять студентов, я попал в их число. Потом под руководством Петра Щедровицкого мы три месяца занимались так называемым погружением в корпоративную культуру компании. По результатам этих тренингов на работу в РАО был приглашен я и еще два студента. Я считаю, что основной критерий, по которому меня выбрали, - это желание постоянно самосовершенствоваться.

- Что входит в ваши профессиональные обязанности?

- С января прошлого года я работаю в группе людей, занятых реструктуризацией РАО. Я осуществляю координацию проекта, например с администрацией президента, Центром стратегических разработок и разными министерствами. Занимаюсь анализом возникающих проблем, создаю план поэтапной реализации этого проекта.

- Времени на учебу в ВШЭ хватает?

- Нет, я туда не хожу. У меня нет свободного времени. Например, вчера на корпоративной вечеринке в ресторане в два часа ночи я занимался тем, что читал свою почту. Из-за этого возникают проблемы. В прошлом году меня спасло только то, что я написал хороший диплом. Темой, естественно, была реструктуризация РАО.

- Хорошо оплачивается отсутствие свободного времени?

- Это очень деликатный вопрос. Я на него отвечать не буду. Скажу только, что мне хватает.

- Зачем вы решили выучиться на менеджера?

- Я со школьной скамьи знал, что буду управленцем, поэтому тренировал свои организаторские способности. Например, в школе я придумал программу по борьбе с курением, в институте выпускал журнал, организовал политическую партию.

- Почему же вы со своими организаторскими способностями устроились служить в государственную компанию?

- Меня всегда интересовал только крупный бизнес. РАО "ЕЭС России" - очень крупный бизнес. Я чувствую себя здесь очень комфортно и совсем не скучаю.

- У вас есть амбиции?

- Хочу годам к двадцати пяти стать топ-менеджером крупной российской компании.

- Анатолием Борисовичем Чубайсом?

- Нет. Агрессивных планов по смещению господина Чубайса я не вынашиваю. Но я ведь могу стать его заместителем.

- Это цель жизни?

- Я хочу самореализоваться в своей профессии. Поднять уровень российского менеджмента выше западного.

Анна Рыжова, студентка первого курса магистратуры по специальности "Финансы и кредит", 21 год. Работает в администрации Центра корпоративного предпринимательства.

- Анна, чем вы занимаетесь в Центре корпоративного предпринимательства?

- Последние три месяца я разрабатываю новую схему планирования бюджета центра. Сейчас у нас существует один общий бюджет на все проекты. Я же хочу сделать так, чтобы у каждого проекта был свой собственный небольшой бюджет, выделить центры прибыли и расходов. Это упростит планирование, сделает более прозрачными финансовые потоки, может, мы даже сэкономим на этом. До этого я работала в центре с преподавателями, составляла расписания лекций и мастер-классов, искала новые формы встраивания преподавателей-бизнесменов в учебный процесс, вывешивала объявления.

На стажировке я занималась проектом создания новой компании "Ямалнефтегаз-геология", разрабатывала схемы привлечения инвестиций в этот проект, рассчитывала его эффективность и так далее. Подробнее я об этом говорить не могу, поскольку проект еще не завершен.

- Вы деньги за это получаете?

- Очень мало.

- Зачем же вы работаете за копейки? Может, лучше было бы пойти работать в какую-нибудь продвинутую компанию?

- Я сейчас занимаюсь start up - делаю заготовки на будущее. Ведь от того, получится у меня или нет, например, перевести центр на новую схему бюджетирования, зависит то, чем я буду заниматься в ближайшие пять лет.

- Почему вы выбрали специальность "Финансы и кредит"?

- Я закончила физико-математическую школу, но идти в технический вуз не хотелось, а гуманитарные науки меня совсем не интересовали. Кроме того, профессия финансиста пять лет назад была очень актуальна. Все мои друзья шли в экономические институты.

- Каковы ваши амбиции?

- Амбиций много, и главное, они все время меняются. Ну, я, например, хочу жить на Николиной горе, раньше мечтала ездить на "Ламборджини", сейчас думаю, что можно обойтись чем-нибудь попроще. А если серьезно, то для меня самое главное - заниматься чем-то актуальным и нужным.

- Даже за скромную зарплату?

- Конечно, нужно хорошо зарабатывать. У меня ведь есть родители - это высокий уровень ответственности. Я единственный ребенок в семье, придет время, и мне нужно будет их содержать.

Елена Бондаренко, студентка пятого курса факультета менеджмента, 23 года. Руководит организацией стажировок студентов Центра корпоративного предпринимательства.

- Елена, давно вы решили стать менеджером?

- Да. Я уже с девятого класса точно знала, что буду менеджером. Мое желание стать управленцем было похоже тогда на стремление девочек стать актрисами. Меня привлекала не сама профессия, а, скорее, ее образ. Менеджер мне казался таким эффективным человеком, умеющим управлять людьми и своим временем.

- Что такое менеджмент?

- Думаю, что менеджмент - это не наука. И уж тем более не искусство. Для меня менеджмент - это просто деятельность. Интерес к нему у меня сейчас, правда, поугас. Я теперь хочу стать предпринимателем.

- Кто же такой, по-вашему, предприниматель?

- Простой менеджер или бизнесмен использует в своей работе стандартные схемы. Например, взял кредит, потом выгодно вложил эти деньги. Предприниматель же из стандартных схем придумывает целые конфигурации.

- Вы сейчас только учитесь или где-то работаете?

- Работаю в Центре корпоративного предпринимательства. Я занимаюсь маркетингом услуг. Когда говоришь об услугах, первым делом на ум приходит парикмахерская. Однако в нашем центре мы парикмахерскими не занимаемся. Оказываем услуги российским предпринимателям в подготовке личных помощников, венчурных команд для реализации определенных проектов и заданий, а также в переподготовке персонала. Моя задача - создать четкий процесс подготовки этих людей, адаптировать их под нужды наших клиентов. Для меня создание такой схемы - предпринимательский проект.

- А что конкретно сейчас вы делаете?

- Передо мной сейчас стоит задача обеспечить явку ста известных российских предпринимателей на презентацию нашего центра. Я должна их всех проинформировать и разослать приглашения. Мне нужно договориться о возможных стажировках наших студентов у предпринимателей, ведущих в центре мастер-классы.

- Вы уже знаете, где будете работать, когда закончите институт?

- Пока нет. Но я не испытываю беспокойства по поводу трудоустройства. Сейчас для меня главное - понять, чем я действительно хотела бы заняться. Думаю, уже года через два у меня будет свой собственный бизнес. Я бы хотела зарабатывать деньги на подготовке предпринимателей в рамках нашего центра.

- Вы собой довольны?

- Нет. Мне кажется, я ленивая и необразованная. Я мало читаю книжек и редко хожу в театр. И потом, я мало думаю и часто действую по шаблонам. Правда, иногда мне кажется, что я просто к себе слишком строго отношусь.

Валерия Селиванова