Сон в весеннюю ночь

На улице Правды
Москва, 23.04.2001
«Эксперт» №16 (276)
Несколько чуть ли не поэтических строк о Родине нашей, Российской Федерации, ее проблемах и необходимости обрести свободу

Какое счастье и какая печальная обязанность наблюдать за Россией в минуты драматических потрясений! Страна бессонных ночей и красных заплаканных глаз, клятв и молитв, векового равнодушия и жестокости в такие минуты приходит в мятежное движение, как будто бы встревоженная клопами. Она ворочается и злится, сыплет проклятиями, просит пощады и свободы, истошно матерится и снова потом впадает в забытье. Как хорошо тогда побыть с ней рядом, как важно впитать в себя ее больничный запах, прижаться губами к ее холодному лбу.

От сострадания России привычный мир вокруг внезапно начинает меняться. Его масштабы сужаются, расширяются, он дрожит, дробится на инь и янь, на валенок и самосвал. Там, где цвели цветы и грело солнце, вдруг появляются враги. На головах людей нечаянно вырастают рога, их лица искажают гримасы ненависти. Вместо пристойного еще вчера господина мы видим ужасающую особь. Щупальца тянутся у него изо рта, он пенится ядом злословия, воздух наполняется сигаретным дымом и запахом серы.

Враги, одни враги. Путин - крысиный король, Гусинский - еврей, Березовский - жидовская морда, Максимовская - базарная баба, Добродеев - доносчик, Парфенов - самовлюбленный истерик, Кулистиков - ничтожество, Миткова - дрянь, Йордан - басмач, Киселев - помпезная жаба. Кругом - перхоть, кариес и кровь. Где ты был? В ночь с 19 на 20 августа, где ты был? Пиво пил. Что же ты, сволочь, наделал. Ты надругался над нашей свободой, ты сломил наш дух, смял нашу волю к победе.

Как быть теперь с врагами? Как победить их так, чтоб наступили иные времена? Отправить им письмо? Быть может, удивить деньгами? Отдать приказ, указ, закон, кричать, орать, сломать, сломить, поймать, убить, отправить на хер? А может быть, достаточно собранья, прений, указаний? Но надо ж, надо что-то делать. Нельзя сробеть, нельзя остановиться на секунду. Цена - свобода. Ее придется отнимать в борьбе.

Но как же так, позвольте, стойте, погодите! Свободу ведь нельзя отнять. Ее нельзя посеять и пожать. Нельзя купить. И невозможно получить в подарок. Свобода не снаружи, а внутри. Свободы ровно столько есть, насколько можешь ты себе ее позволить. Все остальное - витамины. Ксилит и карбамид. Пилюли счастья, химия здоровья. Свободы нет в них, только горечь. Свобода достается лишь во внутренней борьбе.

Но как же так? Вот Путин. Он - снаружи. Он ходит, ездит, он живет, он ходит на работу, пишет там посланья, он вызывает в кабинет, сидит, молчит, топорщится, впивается глазами. Как с этим быть?

Да нет его. Он - отблеск. А сам он тут, внутри, гнездится где-то там, в печенках. В укромных коридорах организма. Он передался по наследству, в сперме, в генетической спирали. Он резидентный вирус, страх, довольно-таки странное воспоминанье. Он - чья-то неродная коммуналка, шинель на стенке, гулкий туалет, боязнь соседей, темноты, доноса, стекло, заложенное ватой, насильный поцелуй, отклеенный паркет и спрятанное фото. Вот Киселев - халат богатого соседа. Кулистиков - ничтожество, сантехник. Миткова - дрянь. Гусинский - дядя И

У партнеров

    «Эксперт»
    №16 (276) 23 апреля 2001
    Локальные конфликты
    Содержание:
    Международный бизнес
    Наука и технологии
    На улице Правды
    Реклама