Кто купит лимон?

Околоконтрольный пакет акций "Росгосстраха" может быть продан в интересах крупнейшей перестраховочной компании мира - немецкой Munich Re

Две недели назад правительство объявило о продаже госпакетов акций девятнадцати предприятий. Очередную "большую распродажу", от которой государство собиралось выручить 3 млрд рублей, или более 300 млн долларов, можно, конечно, объяснить лишь проблемой наполнения бюджета, проблемой выплат по внешнему долгу и прочими неотложными фискальными надобностями. Однако одно из приватизируемых предприятий - компания "Росгосстрах", стыдливо попавшая в самый конец "продажного" списка, странным образом выбивается из общей картины. Если для прочих продаваемых компаний есть очевидные заинтересованные покупатели, готовые выложить за них приличные деньги, то для "Росгосстраха" таковых по здравом размышлении не находится вовсе. Означает это лишь то, что составители злосчастного списка, включив в него "Росгосстрах", выдали себя с головой: продажный список, похоже, формировался из соображений, далеких от наполнения бюджета, и под вполне конкретных покупателей.

Хотите обоснований? Пожалуйста.

Сто лимонов, кислых на вкус

Правительство решило продать 50% минус одну акцию "Росгосстраха" - государственной компании, наследницы советского "Госстраха", обладателя разветвленной филиальной и агентской сети. "Росгосстрах" включает в себя 76 территориальных управлений и ряд дочерних компаний, около 2,5 тысячи отделений и агентств во всех регионах России и дает работу 40 тысячам страховых агентов. Аналога столь разветвленной филиальной и агентской сети нет не только в России, но и, судя по всему, в Европе.

На первый взгляд "Росгосстрах" представляет бесспорный интерес для любой страховой компании, российской или иностранной. Только представьте себе: одномоментная покупка выведет любого покупателя в лидеры рынка если не навечно, то на десятилетия вперед! Кроме того, в регионах "Росгосстрах" имеет хорошо узнаваемый брэнд, так что новый владелец, просто переналадив работу бывшего социалистического монстра, может стать сильнейшим страховщиком в регионах.

Однако давайте рассуждать трезво. Две тысячи агентств "Росгосстраха", раскиданные по всей стране, - это хороший козырь в конкурентной борьбе. Но вот вопрос: все ли эти агентства, работавшие при социализме, дожили до сегодняшних дней? По запросу одного из авторов статьи квалифицированные специалисты "Росгосстраха" не смогли предоставить данных о фактических адресах этих офисов и их действующих телефонах. Более чем по половине из заявляемого "Росгосстрахом" числа филиалов есть обоснованные сомнения в их реальном существовании! А ведь агентства - основа сети компании.

Идем дальше. Сорок (по другим данным - даже пятьдесят) тысяч страховых агентов. Не надо и сомневаться, что в головной компании не располагают данными о степени эффективности работы каждого. Большая часть из них - люди предпенсионного или пенсионного возраста, работающие в компании много лет. За это время страховой маркетинг сильно изменился, и многим агентам "Госстраха" (за исключением дочерних компаний в Санкт-Петербурге и Подмосковье) будет очень трудно конкурировать с более агрессивными и мотивированными продавцами других компаний.

Активы, в том числе и недвижимость, еще в меньшей степени поддаются адекватной оценке за отведенное для продажи время. Никто не знает, что за последние пятнадцать лет произошло с той недвижимостью, которая принадлежала тысячам представительств "Росгосстраха". Наверняка часть либо продана, либо сдана в аренду. В любом случае многих активов "Росгосстраха" его новому владельцу пощупать руками просто не удастся.

Финансовые потоки. Формально по меркам страхового рынка они весьма приличные. По итогам прошлого года оборот "Росгосстраха" составил 130 млн долларов. Однако компания обременена масштабными обязательствами советского периода, точный размер которых так до сих пор и не определен. Другими словами, страховой бизнес "Росгосстраха", будучи оценен по западным стандартам, возможно, окажется не столь привлекательным. В таком случае интерес к этой компании может подогреваться лишь в смысле покупки известного по всей России брэнда.

Всех этих сомнений, кажется, вполне достаточно, чтобы свести список потенциальных покупателей почти до нуля. Эта версия подтвердилась после бесед с участниками рынка.

Лимоны никому не нужны

Первым делом мы обратились, конечно, в компанию "Ингосстрах" - признанного лидера страхового рынка.

Павел Соловьев, руководитель центра общественных связей ОСАО "Ингосстрах", сообщил корреспонденту "Эксперта", что его компания вообще никоим образом не заинтересована в покупке "Росгосстраха". И вот по каким причинам. Во-первых, у "Ингосстраха" есть свой раскрученный брэнд, так что иной брэнд ему вовсе не нужен. Во-вторых, слишком велико отличие корпоративных культур: "Ингосстрах" всегда ориентировался на VIP-обслуживание экспортеров и вообще богатых клиентов, а "Росгосстрах" - на недорогие массовые страховые продукты.

Из оставшихся российских компаний реально на "Росгосстрах" могла бы претендовать разве что РОСНО, имеющая ярко выраженные экспансионистские амбиции. И, кстати, уже имеющая опыт поглощения "госстрахов": недавно ею были куплены армянский и киргизский "Госстрахи". И хотя, насколько нам известно, в настоящее время циркулируют устойчивые слухи о покупке пакета акций самой РОСНО одной из крупнейших в Европе страховых компаний Allianz, на рынок все же проникло сообщение, что РОСНО выразила желание участвовать в аукционе по продаже "Росгосстраха".

Корреспондент "Эксперта" побеседовал с Леонидом Меламедом, первым заместителем гендиректора РОСНО, и вот что выяснил. РОСНО собирается участвовать в приватизации "Росгосстраха", но лишь при определенных условиях. Во-первых, в случае проведения аукциона с заранее известными условиями, причем вменяемыми, то есть прозрачными и равными для всех участников рынка. Во-вторых, если потенциальным покупателям будет предоставлена исчерпывающая для принятия инвестиционных решений информация. Речь идет либо о расширенном аудиторском заключении, либо о полноценном due diligence - типичной для западных стратегических инвесторов проверке покупаемого бизнеса. Невыполнение хотя бы одного из этих условий и нарушения в законности приватизации "Росгосстраха", по мнению г-на Меламеда, должны вызвать адекватную реакцию на рынке (заявления в прессе, депутатские запросы и т. д.).

Иностранные страховые компании, куда мы обратились с вопросом: "А зачем вам 'Росгосстрах'?" - не решились давать какие-либо официальные комментарии. Тем не менее об их интересах кое-что сказать все же можно. Несколько иностранных страховых компаний, среди которых крупнейшая в мире AIG, уже по 8-10 лет работают на российском страховом рынке. Они ведут бизнес достаточно консервативно, стараясь избежать малейших скандалов, делая акцент скорее на обучении персонала, нежели на агрессивном захвате рынка. Нужно иметь очень большое воображение, чтобы считать кого-то из иностранных страховщиков потенциальным покупателем "Росгосстраха".

Сейчас чиновники клянутся, что продажа акций "Рогосстраха" будет максимально прозрачной и доступной для всех возможных инвесторов. Однако пока имеющаяся у нас информация говорит о том, что действия властей пока расходятся с заявлениями.

Продажа брэнда "Росгосстраха", по мнению Леонида Меламеда, вряд ли принесет государству больше 5-10 млн долларов. Для того чтобы продать не только брэнд, но и бизнес "Росгосстраха" (а это уже на порядок большая сумма), властям придется приложить немало усилий и затратить приличные деньги. И пока нет никаких данных, что компанию оценивал, оценивает или будет оценить один из крупнейших в мире аудиторов.

Правда, в конце марта этого года появилось куцее сообщение о том, что известная российская фирма "Юникон" стала генеральным консультантом "Росгосстраха". Однако в распространенным по этому поводу пресс-релизе говорится лишь о совершенствовании системы управления и экспертизе проектных решений. Но даже если за этим скрывается предпродажная подготовка, то неясности все равно остаются. Во-первых, слишком мало времени для нормальной оценки бизнеса компании, а во-вторых, для продажи иностранцам репутация "Юникона" меркнет по сравнению с кем-нибудь из большой аудиторской пятерки.

Вывод из сказанного таков: есть все основания полагать, что потенциальный покупатель бизнеса "Росгосстраха" осведомлен о реальном состоянии дел в компании чрезвычайно хорошо. Да, мы имеем в виду инсайдеров. Кто бы это мог быть?

О лимонах и талантливых менеджерах

Чтобы ответить на этот вопрос, давайте просто сопоставим два события.

Апрель 1997 года. Прошло чуть меньше года с того момента, как президентом России во второй раз избран Борис Ельцин. В это самое время девять менеджеров "Росгосстраха" во главе с Владиславом Резником, заплатив в общей сумме всего 700 тыс. долларов, таинственным образом приобретают 30% акций своей компании (см. "Эксперт" N6 за 1997 год). Та "приватизация" не удалась.

Апрель 2001 года. Чуть больше года прошло с тех пор, как новым президентом России стал Владимир Путин. И в это самое время принимается решение о продаже 50-процентного пакета акций "Росгосстраха".

Это забавное совпадение разных приватизаций и выборов разных президентов могло бы так и остаться хронологическим казусом. Однако другие факты заставляют думать об их прямой взаимосвязи.

Г-н Резник, утративший пост директора "Росгосстраха", а чуть позднее и 30% его акций, не пропал с экономического и политического горизонта. Уже второй год как он, выходец из Питера, активно трудится в президентской партии "Единство", занимая там довольно высокий пост.

Предположим на минуту, что приватизация "Росгосстраха" напрямую связана с какими-то интересами г-на Резника. Но зачем же ему сдалась компания, которую сейчас прочие участники рынка готовы выкупить лишь по цене брэнда? В свое время Владислав Резник пришел в "Росгосстрах" из компании "Русь", в капитале которой присутствует немецкий страховщик Alte Leipziger Europa, входящий в группу ERGO, возглавляемую крупнейшим перестраховщиком мира - германской компанией Munich Re. Недавно образованная в пику Allianz группа ERGO ориентирована на прямое страхование и до последнего времени была крайне слабо представлена в России в отличие от своих главных конкурентов - Allianz и AIG. Если кто из иностранцев и захотел бы купить "Росгосстрах", то именно Munich Re. Однако покупать кота в мешке она не будет. И именно здесь бывший глава "Росгосстраха" г-н Резник мог бы оказать Munich Re неоценимую услугу, предоставив на основе своего опыта работы здравую оценку бизнеса "Росгосстраха".

Вот такая красивая версия...