Без вдохновенья и огня

23 апреля 2001, 00:00

2001, N13 (273)

Волна набегает

Г-н Ивантер пишет всегда доходчиво и аргументированно. Только если принять во внимание то, что и промышленность, и экономика работают не ради повышения индексов, загрузки оборудования, укрепления рубля или обвала доллара, а для обеспечения полноценной жизни сограждан, то как оценить в текущий момент следующие факты?

Дано: промышленный областной центр, 1200 км на северо-восток от МКАД, населения 650 тыс. человек, около 10 более или менее приличных областных предприятий.

Имеем: с июня 2000 года в городе открыты или реструктурированы - не менее четырех ресторанов, три центра отдыха (боулинг, бильярд и т. п.), три торговых центра, четыре розничные продуктовые сети (от трех полноформатных гастрономов), два центра по торговле мехами, четыре центра по торговле бытовой техникой, не менее пяти компьютерных салонов, новый сотовый оператор стандарта GSM, не менее двух центров VIP-медицины и косметологии, отделение московского банка, новая (десятая по счету) FM-станция и три газеты.

Число дам, одетых в шубы из натурального меха и дубленки (плюс норковая шапка), в эту зиму возросло на 15%, и это только те, кто ездит в общественном транспорте. Они точно так же радовали глаз, как новостройки офисов и жилья.

В городе начали появляться автомобильные пробки, и это на гладком белом асфальте зимой в будние дни!

Буквально за последние четыре месяца число "агентств досуга и трудоустройства девушек" выросло с 5 до 27, в такой же пропорции увеличилось и количество саун.

Если сфера услуг, которая потребляет доходы (именно доходы) промышленности и экономики, живет и размножается, то, мне кажется, волна уже набежала...

Валерий, penking@romatrade.ru

2000, N14 (274)

Путеводитель по зонам ответственности

Приятно, когда об экономике говорят больше, чем о политике. Вдвойне приятно, когда об этом говорят люди, ясно представляющие себе, о чем идет речь. В нашей стране экономика всегда следовала за политикой - и мы видим результаты этого. А ведь должно быть наоборот - экономика диктует политическую линию. На мой взгляд, самое важное сейчас заключается в поддержании экономического подъема, расширении действия инерционных сил в различных сферах экономики. Вообще, экономика, вернее любой экономический рост, можно образно представить в виде расширяющейся спирали: маленькие точки роста разрастаются в большие, захватывая самые разные сферы хозяйственной жизни. Путин понимает, что только мощная экономическая база позволит ему провести те самые реформы, о которых было заявлено, иначе провал. Необходимо провести комплексный анализ всей российской экономики, чтобы точно представлять, какие барьеры и ограничения мешают экономике идти вперед. И последовательно устранять их. Да, сырьевой экспорт - не лучшая специализация нашей страны, но до тех пор, пока торговать сырьем будет намного выгоднее, чем производить продукцию с высокой добавленной стоимостью, ничего не изменится. Необходимо выделить те конкурентные преимущества, которые позволят России эффективно участвовать в международном разделении труда, брать все лучшее, что было в Союзе, и позволить этому развиваться. Мы всегда славились научно-технических потенциалом - так давайте использовать свои знания и умения. А роль государства - всячески поддерживать именно конкурентоспособные производства. И тогда все заявленные реформы предстанут не в виде отдельных мер, а в виде сложной системы, которая приобретет не свойственный ее отдельным элементам синергетический эффект, называемый инвестиционным климатом.

Слава Мазепов, slavamazepov@hotmail.com

Тысячное и последнее предупреждение

Очень рад, что в последнее время стали появляться статьи в российских источниках по проблемам глобальных международных отношений, основанных на трезвом анализе, а не на идеальных предпочтениях в духе утопического социализма (имею в виду многочисленные концепции стабильности многополярного мира, не подкрепленные убедительными аргументами). Хочу добавить, что подобный конфликт является неизбежным следствием развития однополярного мира, в котором сохранение монопольного статуса единственной сверхдержавы напрямую зависит от результатов попыток подавления или недопущения оспаривания подобного статуса. Если же возникает конфликт, который сверхдержава не может разрешить в свою пользу и который является базовым в глобальном противостоянии и, соответственно, в определении статуса сверхдержавы, однополярность завершается. Соглашаясь с вами с определением нынешнего американо-китайского конфликта как "закономерной случайности", все же хочу отметить, что не стоит придавать ему самостоятельный законченный статус, способный создать новый разделительный мир. В принципе этот конфликт можно решить полюбовно между Китаем и США. Вот что нельзя решить полюбовно, так это конфликт между этими странами вокруг Тайваня. Если Америка не сможет заставить Китай отказаться от этого острова или не сможет удержать последний под своим контролем, мир получит новую "холодную войну". Поэтому я склонен рассматривать нынешний конфликт, даже если он будет разрешен в обоюдных интересах, как начало столкновения между США и Китаем, итогом которого является контроль над Тайванем. Для России конфликт важен тем, что в случае победы США мы станем следующей жертвой или "врагом". В случае победы Китая у нас есть шанс для маневра.

Андрей Михайлович Самофал, andreisamofal@mail.ru

2001, N15 (275)

Единое единство

Можно подумать, что новообразованная партия готовится к досрочным парламентским выборам. Заранее формируя "мощный" блок, который, вероятно, по мнению организаторов, должен стать главной политической силой в стране. Не станет!

Политический "кубик Рубика", на который очень похожа наше Дума (то одна грань краснеет, то другая меняет цвет, а форма и суть константны), можно крутить сколько угодно, более проправительственной нижняя палата парламента не станет. И без этого за историю существования нынешнего созыва проблем у исполнительной власти с прохождением через Думу чего-либо не возникало. Хотя нынешнее объединение по форме более соответствует содержанию.

Партийное строительство с претензией на общенациональность, как правило, заканчивается в Москве. Ну нет у большинства нынешних партий реальных рычагов в регионах. КПРФ отличается от всех прочих похожестью на партию. Тягаться с ней в этом никто пока не может. Постулат о старении и вымирании этой партии, на мой взгляд, необоснован, сторонников КПРФ в России не настолько много, чтобы их отток существенно превышал приток, свои 25-30% эта партия будет получать еще долго.

Идея в объединении заложена простая. Опирается она на то, что народ в последнее время часто голосует за того, за кем президент. Имея эту поддержку, можно рассчитывать на успех в любых выборах.

Однако не исключено, что проценты, полученные "Единством" на выборах, есть предел для партии власти как таковой. Вполне возможно, что в сумме проправительственные силы не только ничего не выиграют, но и потеряют при объединении, так или иначе, какая-то действительно глубокая стратегия в этом объединении отсутствует.

Валерий Пивень, pivenrsuh@newmail.ru

Не ленятся наши читатели писать нам длинные письма. Иные из них порой заслуживают печатной участи, и исключительно недостаток места не позволяет нам полностью воспроизвести их на страницах журнала. Обильную почту на этот раз вызвала заметка "В поисках технократического мифа". Не скроем, для нас это вдвойне приятно, поскольку информационным поводом для материала послужила нами же организованная конференция "Инновационный бизнес в России".

Заметка наша в целом получилась довольно скептической. Мы обвинили российский инновационный бизнес в отсутствии воображения: он-де худо-бедно научился маркетингу и менеджменту, а о мифотворческой составляющей научно-технического прогресса забыл. Между тем, утверждалось в тексте, заставить человека не то что изобретать, а даже просто приобретать нечто, доселе ему неведомое, можно только с помощью мифа, и дотошное изучение существующего сегодня массового спроса мало чем здесь поможет. Без нового технократического мифа, организующего стохастический инновационный процесс сверху, броуновские хлопоты и малых фирм, и постсоветских академических структур, и лабораторий вэпэкашных предприятий обречены на воспроизводство бессистемной деятельности последнего десятилетия.

Мнения читательской аудитории разделились. Так, г-н Шалманов, присутствовавший на конференции, полемизирует с нами: "Что-то я ни разу не слышал ни от выступавших, ни от присутствовавших о мифах и их необходимости". Спору нет, читатель прав, более того, абсолютно такое же впечатление сложилось и у автора, что и подвигло его написать заметку.

Другой наш читатель, г-н Розмирович, не отрицает наличия самой идеи технократического мифотворчества, но считает ее если не вредной, то по крайней мере преждевременной для России. "Да, скучноватая для некоторых получилась конференция, - пишет он нам не без иронии, - в основном тоска зеленая - все об одном и том же: маркетинг, менеджмент, законопослушность, благоприятный инвестиционный климат и т. д. Без вдохновения, в общем, и огня в глазах. Сейчас, правда, кажется, начинаешь понимать, что, не вызубрив весь этот алфавит, не исписав им собственноручно прописи и не почувствовав на своей шкуре: 'о чем это они?', ни своих мифов не создашь, ни чужих не поймешь". Совершенно согласны с вами, г-н Розмирович, не зная алфавита, поэмы действительно не напишешь, но и ограничившись только этим знанием дальше прописей не пойдешь. Конференция, на наш взгляд, как раз и показала, что уж алфавит-то наши инновационные менеджеры выучили - пора переходить к следующему этапу.

Любопытное письмо пришло от Светланы Ярковой, работающей сейчас в Национальном научном фонде США. "Здесь, в Америке, складывается впечатление, - делится с нами Светлана, - что шумпетеровский тезис о количестве инноваций в единицу времени как об общей оценке прогресса экономики нашел воплощение в государственной политике поддержки этих самых инноваций. Похоже, что только рыночной психологией и рыночными же усилиями дело не решается. Определенные приоритеты в исследованиях устанавливаются сверху, компетентными собраниями заинтересованных сторон - бизнеса, науки и государства. Если мы сможем договориться в этом кругу - будет вам и мифология, и инновация, и стратегия развития".

Судя по конференции, на которой присутствовали помимо бизнесменов чиновники и ученые, договориться пока получается только о том, что работникам инновационного фронта надо научиться подчиняться рынку и менеджменту, а государству следует им в этом деле не мешать, тогда все у нас с НТП будет нормально. Что ж, тоже вполне респектабельная мифология, правда, не новая.

Дан Медовников