Дьявол - в деталях

Мировой опыт показывает, что непродуманная либерализация может подорвать национальные рынки связи

Еще 20-30 лет назад почти во всех странах на рынке связи был один оператор - государственный. Проводя либерализацию рынка, государство сначала вырабатывало правила игры (в большинстве стран это произошло в конце 80-х - начале 90-х), а потом начинало осуществлять этот процесс. Причем зачастую все участники знали, сколько игроков и через сколько лет появится в том или ином секторе рынка.

В России же с начала 90-х в наиболее прибыльных секторах (сначала международной связи и мобильной связи, потом Интернета) игроки образовывались спонтанно.

Теперь перед российским правительством стоит довольно уникальная задача: задать рамки достаточно свободному рынку, где существует масса игроков, но нет до конца проработанных механизмов ни их взаимодействия, ни функционирования отрасли в целом. Необходимо создать программу, которая, с одной стороны, не ущемляет интересы существующих частных фирм, с другой - строит правильную структуру отрасли и отражает интересы государства.

Сейчас от отсутствия правил страдают обе стороны. Например, плохо урегулированы вопросы взаимодействия сетей частных операторов и полугосударственных региональных монополистов (АО "Электросвязь"). Нет ясных ответов на вопоров, каким образом пропускать трафик, как должны регулироваться тарифы на розничные услуги связи и т. д.

В активно обсуждающемся сейчас проекте реструктуризации "Связьинвеста" и в концепции развития телекоммуникационного рынка России на ближайшие десять лет много здравых идей. Но эти документы недостаточно детализированы. Между тем, когда дело дойдет до воплощения в жизнь заявленных в концепции предложений, то окажется, что существуют десятки путей их реализации. Несмотря на уникальность ситуации, России, как и другим странам, придется определить приоритеты и выбрать механизмы их достижения.

Либерализация рынка дальней связи началась в Германии в 1998 году. Ценовая война, развязанная новыми компаниями, привела к падению цен на 70% и доставила немало неприятностей традиционному оператору - Deutsche Telekom. Этого можно было бы избежать, если бы власти просчитали последствия такого на первый взгляд чисто технического вопроса, как условия присоединения нового оператора.

В результате либерализации в Германии традиционный оператор Deutsche Telekom быстро оброс десятками компаний-паразитов, которые развязали ценовую войну

У любого крупного оператора сеть построена по иерархическому принципу. Нижний уровень - сеть доступа к каждому абоненту. Звонок от абонента приходит на местную АТС, которая представляет собой второй уровень, далее междугородние звонки уходят на узловую АТС (так называемый зональный уровень), и дальше - на магистральную сеть. Обычно новый оператор пользуется сетью доступа традиционного - строить свою так называемую "последнюю милю" очень дорого и не рационально. Свою сеть новый оператор может присоединить к телефонным станциям традиционного на любом уровне, только платить за пропуск трафика своих абонентов на более высоком уровне ему придется больше. Для обслуживания своих абонентов новый оператор имеет собственную инфраструктуру.

В Германии власти тоже разрешили присоединяться операторам к сети Deutsche Telekom на любом уровне, тарифы установили разные, но очень низкие для всех уровней. Новые операторы, естественно, выбрали самый верхний. Кроме того, услуги присоединения были определены таким образом, что новые компании получили возможность, фактически не имея своей инфраструктуры, обслуживать любого абонента вне зависимости от его географического положения. Присоединившись к сети Deutsche Telekom всего в нескольких точках за очень низкую плату, они получали возможность использовать всю национальную сеть традиционного оператора. Причем Deutsche Telekom выставлял за всех счета, собирал деньги за услуги, боролся с дебиторской задолженностью, сделав даже малоговорящих абонентов выгодными для альтернативных операторов. Результат - традиционный оператор быстро оброс десятками компаний-паразитов, которые развязали ценовую войну. Каждая компания имела свой тарифный план, где стоимость звонка зависела от времени суток. Дело дошло до того, что в немецких газетах стали печатать рейтинги дешевизны услуг операторов в зависимости от времени суток. За первые три года после либерализации тарифы на международную связь в Германии упали на 78%, на междугородную - на 70%. Альтернативные операторы практически уничтожили рынок, не сделав почти никаких вложений в инфраструктуру и в развитие новых услуг. В итоге маржа снизилась настолько, что большинство новых компаний вышло из бизнеса. И только после этого рынок начал восстанавливаться.

На примере Deutsche Telekom хорошо видно, что установленные государством цены на присоединение новых операторов к традиционной сети должны давать экономический стимул для развития инфраструктуры. Вместе с тем, новые операторы должны строить свою сеть только тогда, когда они действительно необходимы. А для этого нужно задать такой уровень тарифов, чтобы новому оператору было экономически безразлично: присоединяться к существующей сети или строить свою сеть с такой же функциональностью.

Сейчас в большинстве европейских стран в отличие от России тарифы на присоединение жестко зафиксированы, составлены специальные таблицы, причем они меняются каждый год. Рассчитать их - нетривиальная задача, требующая анализа стоимости привлечения капитала, ценовых тенденций на рынке оборудования, распределений текущих затрат на услуги и т. д. В Польше, например, на расчет этих тарифов ушло около года.

Осложнить или, наоборот, облегчить жизнь новому оператору может еще масса мелочей, которым пока не уделяется внимание в российских законах. Какова длина кода доступа к сети нового оператора? Должен ли абонент выбирать оператора принудительно или по умолчанию оставаться в сети старого? Кто производит расчеты с абонентами? Должен ли пускать традиционный оператор нового в свое здание для установки оборудования? Должен ли он обеспечивать бесперебойное питание и кондиционирование оборудования сторонней компании? В некоторых странах, где эти вопросы не были заранее решены, старые операторы, к примеру, назначали баснословные цены за аренду площади, на которой необходимо было размещать оборудование для присоединения.

Универсальная услуга

В процессе либерализации рынков связи помимо условий конкуренции, стоит уделять внимание и социальным аспектам. Каким образом вовлечь новых операторов в дело телефонизации населения, вернее, в обеспечение его так называемой универсальной услугой? Понятие "универсальная услуга" появилось на Западе около десяти лет назад. Оно означает минимальный набор услуг связи, который должен быть доступен каждому гражданину страны, независимо от его места проживания и уровня доходов, по фиксированным тарифам.

Рыночная цена европейского оператора на 50% определяется тем, как построено государственное регулирование отрасли

Но дефиниция эта достаточно общая, и детали сильно разнятся от страны к стране. Самая примитивная универсальная услуга - связь для вызова экстренных служб. В Польше в это понятие включены услуги фиксированной телефонной сети общего пользования, в Великобритании их дополняют передача факсов и данных с низкой скоростью, а в Германии любому абоненту по закону должна быть доступна еще и услуга ISDN (цифровая линия, которая позволяет одновременно и выходить в Интернет, и разговаривать по телефону). В будущем сюда, возможно, включат и широкополосный доступ к мультимедийным сетям.

Не всегда компаниям выгодно обеспечивать универсальную услугу. До недавнего времени тарифы на местную связь, особенно в сельской местности, не покрывали расходы компаний. На предоставление универсальной услуги европейские операторы тратят, по данным за 1995-1998 годы, от 1% (в Великобритании) до 5,5% от оборота (в Голландии). Мировой опыт решения этой проблемы предполагает несколько вариантов: заставить все компании принудительными методами обеспечить тот или иной регион "универсальной услугой"; собирать со всех операторов деньги в общий фонд, за счет которого одна компания, скорее всего бывший национальный монополист, телефонизирует "невыгодные" районы. Фонда может вообще не существовать, зато традиционный оператор, на котором "висят" все социальные обязательства и который владеет "последней милей", может требовать дополнительную плату за присоединение от альтернативного оператора.

В целом сам механизм "универсальной услуги" показал свою состоятельность. Телефонизируются удаленные районы, причем не за счет одной компании. В то же время наметившаяся мировая тенденция - переход от специальных фондов к выравниванию тарифов, что ликвидирует так называемое "перекрестное субсидирование", когда убытки от одних услуг покрываются за счет завышенной платы за другие. Местная связь зачастую субсидируется за счет дальней, село - за счет города, население - за счет бизнес-абонентов. Сейчас тарифы в большинстве стран приближаются к себестоимости. Среди требований, которые предъявляются к стране при принятии ее в ЕС, - прекращение перекрестного субсидирования. Для восточноевропейских стран ЕС рекомендует трех-пятилетний план выравнивания тарифов.

По нашим оценкам, рыночная цена европейского оператора на 50% определяется тем, как построено государственное регулирование отрасли. В телекоммуникациях в отличие от других отраслей этот фактор существенно важнее таких традиционных показателей, как эффективность управленческих процессов в компании или сокращение капитальных затрат.