Пока монополии судятся

Дмитрий Сиваков
14 мая 2001, 00:00

Поскольку менеджеры КрАЗа и "Красноярскэнерго" не хотят ни уступать, ни договариваться, их конфликт будет разрешен, как всегда в России: либо в высшей инстанции Арбитражного суда, либо президентом

Взаимоотношения металлургов и энергетиков никогда не были особенно теплыми. Правда, было заявленное, но так и не состоявшееся объединение Саяно-Шушенской ГЭС и Саянского алюминиевого завода (единственный пример взаимного сотрудничества металлургов и энергетиков) - но это исключение, которое лишь подтверждает правило. Яблоком раздора, конечно, всегда были и остаются исправность платежей металлургов за потребленную электроэнергию и ставки энерготарифов.

Однако то, что случилось 4 мая, не имеет никаких аналогов в российской истории. В этот день "Красноярскэнерго" ограничило подачу электроэнергии Красноярскому алюминиевому заводу. Событие действительно прецедентное: впервые ограничивается подача энергии на столь крупное предприятие, да еще с непрерывным производственным циклом. Причина открытого шантажа металлургов энергетиками, конечно же, в деньгах: "Красноярскэнерго", отключая КрАЗ, пытается заставить завод и его собственников заплатить по неким долгам. Разумеется, конфликт созрел на почве невозможности иных методов взыскания неких долгов КрАЗа перед "Красноярскэнерго", кроме отключений энергии. Хотя, формально говоря, энергетики лишь выполняют предписания судебных органов.

Дело это, выросшее только из одного искового заявления и одного юридического спора, сейчас приобрело и более высокие мотивы, в том числе политические. В результате и та и другая сторона, хотя и действуют в рамках правового поля, тем не менее одновременно обвиняют друг друга во всех смертных грехах. А пока общественность разбирается в том, кто же все-таки виноват, разгорающийся конфликт грозит неприятнейшими последствиями не только для "Красноярскэнерго" и КрАЗа, но и для экономики в целом.

Возмущенные "произволом" со стороны энергетиков металлурги уже объявили их действия незаконными и тем самым заочно зачислили их в разряд уголовников. В УК есть статья, предусматривающая наказание за незаконное отключение электроэнергии, - теоретически есть возможность ее реализации на практике. Но это еще не все. Продолжение практики отключений может привести к остановке всего завода на капитальный ремонт на несколько лет.

Получается донельзя скверная ситуация: если красноярский опыт будет тиражироваться в масштабах всей страны, Россия может лишиться либо всех энергоемких производств, либо сначала энергетики (по данным энергетиков, дефицит красноярской энергосистемы составляет 120 млн рублей в месяц), а потом - всех энергоемких производств. А сами энергетики могут оказаться за решеткой - в отношении нескольких менеджеров региональных энергосистем уже возбуждены уголовные дела.

О долгах

Любого, кто пытается вникнуть в детали конфликта между "Красноярскэнерго" и КрАЗом, прежде всего интересуют ответы на два вопроса: из-за каких таких долгов "Красноярскэнерго" ограничивает подачу электроэнергии КрАЗу, который всегда исправно за нее платил, и насколько вообще законны и обоснованны действия энергетиков?

После первого же отключения обе стороны разразились бурным потоком пресс-релизов, прямо противоположных как по содержанию, так и по эмоциональной окраске. За обилием нужной и ненужной информации полностью потерялась суть конфликта. Поэтому напомним читателю историю возникновения таинственных долгов КрАЗа перед "Красноярскэнерго".

Долг номер 1. С 1995 по 1998 год КрАЗ заключал прямые соглашения (говорят, что иногда эти договоры заключались в устной форме) с прежним руководством "Красноярскэнерго" о ставке энерготарифа, которая в разы отличалась от ставок региональной энергетической комиссии (РЭК) - смотри .

Существование значительных "льгот" алюминщикам на протяжении трех лет объяснялось, с одной стороны, более чем лояльными взаимоотношениями между бывшими менеджерами "Красноярскэнерго" и бывшим владельцем КрАЗа Анатолием Быковым, а с другой - самими постановлениями РЭК, которые получили полноценную законодательную силу лишь в 1998 году.

После смены власти в энергокомпании недополученные платежи "Красноярскэнерго" попыталось возместить через суд. И поначалу даже добилось успеха: 12 декабря 1999 года краевой арбитражный суд признал за КрАЗом долг примерно в 125 млн долларов - за нарушение решений РЭК на протяжении нескольких лет. Успех этот оказался временным: КрАЗ подал жалобу в Высший арбитражный суд, который принял решение о пересмотре дела. 11 мая дело должно было быть вновь рассмотрено в красноярском арбитраже.

Долг номер 2. Однако ограничили подачу электроэнергии КрАЗу совсем по другой причине. В 1999 году РЭК выделила КрАЗ в так называемую отдельную группу потребителей электроэнергии.

Возможность таких хитрых манипуляций, по сути, заложена в Законе "О государственном регулировании тарифов на электрическую и тепловую энергию в Российской Федерации". Там написано, что "при государственном регулировании тарифов должен соблюдаться принцип обеспечения экономической обоснованности затрат коммерческих организаций на производство, передачу и распределение электрической и тепловой энергии". Если говорить по-русски, то те потребители, доставка электроэнергии которым обходится энергокомпании дешевле, должны получать меньший тариф.

На практике нормы закона были реализованы в "Методических указаниях о порядке расчета тарифов на электрическую и тепловую энергию на потребительском рынке", утвержденную ФЭК (Федеральной энергетической комиссией). В этом документе, обязательном к исполнению всеми РЭК при расчете тарифов, так и записано: "Тарифы на электроэнергию дифференцируются по группам потребителей, исходя из равноприбыльности энергоснабжения различных категорий потребителей".

В сентябре 2000 года Красноярская РЭК, за год до этого зачислившая КрАЗ в выделенную группу потребителей с льготным тарифом, взяла да и отменила свое собственное решение и приравняла завод к прочим крупным потребителям электроэнергии. Для металлургов это означало повышение тарифов почти наполовину - на 46%. КрАЗ попытался оспорить это решение РЭК в арбитражном суде. Пока тянулось дело, КрАЗ платил по старому тарифу, а "Красноярскэнерго" выставляло счета по новому. Образовавшаяся "дельта" выросла в итоге примерно до 30 млн долларов. Вот за них-то между КрАЗом и "Красноярскэнерго" и разгорелась настоящая война.

Сначала в судах

Напомним читателю, что процесс установления энерготарифов РЭК чрезвычайно темен и запутан. И хотя вроде бы есть нормативная база, предписывающая чиновникам из РЭК действовать по определенным алгоритмам, а не творить отсебятину, на практике установление тарифов для некоторых особых потребителей происходит с учетом неких высших соображений, явно выходящих за рамки правового поля. Именно так КрАЗ попал в особую группу потребителей и именно так был оттуда исключен.

С последним решением РЭК алюминиевый завод не смирился и подал в суд иск о признании его недействительным. Иными словами, КрАЗ решил установить себе энерготариф сам, без участия РЭК.

После многомесячных мытарств 28 апреля этого года суд принял решение отклонить иск КрАЗа и отменить принятые ранее меры по его обеспечению (запреты на отключение электроэнергии и взыскание долга). Путь к отключениям на КрАЗе оказался свободен.

Корреспонденту "Эксперта" удалось ознакомиться с решением арбитражного суда от 28 апреля, которое предопределило будущие отключения КрАЗа. В нем излагается и позиция завода, считающего, что он должен иметь привилегированный тариф на потребляемую электроэнергию. Кратко она сводится к следующему.

Затраты "Красноярскэнерго" по передаче электроэнергии для КрАЗа более низкие по сравнению с другими потребителями. Дело в том, что энергия со станций "Красноярскэнерго" идет в основном по линиям с напряжением 220 кВ. А основной массе потребителей нужен ток с меньшим напряжением - 110, 35, 6 и менее кВ. Понижение происходит с помощью трансформаторов, расходы на поддержание которых несет "Красноярскэнерго". КрАЗу же сети пониженного напряжения не требуются, а значит, у энергокомпании нет дополнительных расходов на содержание трансформаторов.

Уникальность КрАЗа еще и в том, что только этот завод в Красноярском крае может поддерживать высокий режим заявленной максимальной мощности, что опять оборачивается меньшими затратами для "Красноярскэнерго" на транспортировку электроэнергии.

Суд отклонил иск КрАЗа на основе формальных доводов: в нормативных актах четко не прописана процедура попадания потребителя электроэнергии в выделенную группу, а в решении Красноярской РЭК КрАЗу придавался статус не выделенной, а отдельной группы.

Потом всеми доступными способами

После странных манипуляций с отдельными группами потребителей Красноярская РЭК попала в поле зрения Министерства по антимонопольной политике. Надзор со стороны МАП оказался столь пристальным, что представители РЭК публично возмутились действиями московских чиновников.

В конце апреля собрание акционеров РАО "ЕЭС России" обратилось с открытым письмом к Владимиру Путину с жалобой на противодействие правоохранительных органов энергетикам и учащение случаев возбуждения уголовных дел против менеджеров отрасли.

Наконец, 10 мая судебные приставы прорвались на центральный диспетчерский пульт "Красноярскэнерго", чтобы предъявить исполнительный лист о недопустимости ограничения поставок электроэнергии на КрАЗ.

Но совсем неэтично алюминщики поступили с рядовыми гражданами, которых просто запугали информацией об остановке газоочистного оборудования и выбросе в атмосферу огромного количества вредных веществ. Хотя энергетики заблаговременно предупредили КрАЗ о том, какие объекты будут обесточены и как (кроме корпусов с электролизерами на КрАЗе отключили профилакторий, ресторан и т. п.), так что у металлургов были время и возможность завершить технологический процесс безаварийно.

Нет никаких сомнений в том, что локальный, по меркам отношений энергетиков и металлургов, конфликт перерос в полномасштабную войну, на которой особую агрессивность проявляют КрАЗ и "Русский алюминий". Но вот вопрос: почему?

Версия первая: затянувшийся юридический спор. В процессе напряженных бизнес-отношений между двумя крупными компаниями - поставщиком и потребителем - неизбежно возникают самые разные юридические споры. Любая крупная компания опутана судебными делами, как ядро в атоме - электронами. На юристов тратятся приличные деньги: каждое успешно завершенное дело может сэкономить компании несколько десятков миллионов долларов и даже больше. Именно размер взаимных претензий и вынудил стороны идти в споре "до последнего".

Однако вряд ли даже самая привлекательная судебная перспектива заставит компанию совершать более чем серьезные поступки, которые могут повлечь за собой потерю бизнеса.

Версия вторая: в дело вмешалась политика. Могло это произойти по-разному. Например, руководству РАО "ЕЭС России" для проталкивания в правительстве своего плана реструктуризации монополии потребовалось продемонстрировать поражающие воображение успехи в работе с должниками. Или, скажем, КрАЗ оказался разменной монетой в продолжающейся торговле между госчиновниками и алюминщиками на предмет того, кто будет управлять "Иркутскэнерго". В этом случае снижение агрессивности "Красноярскэнерго" могло быть поставлено в зависимость от смягчения позиций "Русала" в переговорах за "Иркутскэнерго".

Эта версия плоха только тем, что пока не представляется возможным ее ни подтвердить, ни опровергнуть.

Версия третья: чисто экономическая. "Красноярскэнерго" - дефицитная энергосистема, то есть для нужд региона она вынуждена закупать энергию на ФОРЭМ. С октября прошлого года РАО "ЕЭС России" за хроническую неуплату ввело практику ограничения подачи энергии с оптового рынка в сети "Красноярскэнерго". Последняя с наступлением тепла вынуждена была начать отключение электроэнергии у потребителей - злостных неплательщиков. Отключались электрокотельные Красноярска, в результате чего население на некоторое время осталось без отопления и горячей воды. Отключался радиопередающий центр, в результате население осталось без радио и телевидения. Была вероятность обесточения Транссиба. И так далее. В этом списке рано или поздно должен был оказаться и КрАЗ, особо цинично (с точки зрения энергетиков) отказавшийся платить по новым тарифам.

Есть ли выход из создавшегося положения? Можно было бы посоветовать дождаться окончательного решения суда, но это грозит затянуться на годы. А задержка в пользу лишь одной стороны - КрАЗа. Единственный вариант - наличие доброй воли выйти из конфликта с минимальными потерями как для себя, так и для экономики. Но для этого надо договариваться. Похоже, что две крупнейшие российские компании делать этого не умеют. Принудить их к этому, по российской традиции, может верховная власть в лице президента.