Эффект попутчика

Юрий Кузнецов
14 мая 2001, 00:00

Принудительное разделение генерации и передачи электроэнергии - идея, не обоснованная теоретически и вредная практически

Сторонники принудительного разделения генерации и передачи электроэнергии и законодательного запрета на вертикальную интеграцию в отрасли аргументируют свою позицию тем, что существующие АО-энерго, будучи оставлены как есть, станут "региональными монополистами". Они не допустят к потребителям более эффективные независимые электростанции и будут заниматься перекрестным субсидированием в политических целях под диктовку губернаторов. Так ли это?

Представим себе вертикально интегрированную компанию (ВИК), которая действует на нерегулируемом рынке, может покупать электроэнергию и при этом не имеет конкурентов в доставке электроэнергии потребителям. Сторонники дезинтеграции утверждают, что при любых условиях эта компания будет в первую очередь загружать свои генерирующие мощности и лишь после этого закупать энергию извне. Однако это противоречит элементарной экономической логике. Если, например, издержки генерации у независимого производителя ниже, чем на собственных мощностях, то ВИК выгоднее договориться о поставках со стороны, нежели загружать полностью свои мощности. При этом договорная цена попадет в интервал между уровнем издержек на чужой и на собственной установке. Этот результат не зависит от того, является ли ВИК монополистом на рынке продаж конечной услуги или действует в условиях конкуренции.

Мне могут возразить: региональные администрации не допускают "чужаков", губернаторы предпочитают держать свою территорию на дорогой энергии "своих", пусть и неэффективных, производителей, чем обеспечить снабжение региона дешевой электроэнергией с федеральных станций. Я в корне не согласен с такой трактовкой. Ссылку на природную злобу и глупость губернаторов и директоров АО-энерго нельзя признать убедительным аргументом. Несомненно, играет роль административное регулирование цен по затратному принципу, стимулирующее увеличение издержек. Но это еще не вся история.

Вспомним, что пресловутые "неэффективные местные генераторы" - это в основном ТЭЦ, вырабатывающие электроэнергию вместе с теплом в режиме когенерации. Эти установки создавались и поддерживаются для обеспечения работы городских систем центрального отопления, а электроэнергия для них является попутным продуктом. Но это означает, что экономические издержки производства электроэнергии на ТЭЦ равны нулю! Причем независимо от того, является ли теплоснабжение прибыльным или убыточным.

Поясним эту мысль простым примером. Водитель, выполняя коммерческий рейс, везет товар из одного пункта в другой. По дороге он подсаживает к себе попутчика. Каковы его издержки по проведению этой операции? Они равны нулю, так как, отказавшись, водитель ничего бы не сэкономил. Все расходы на перемещение по маршруту уже заложены в его первоначальном решении о перевозке груза.

Что же касается ТЭЦ, то, поскольку вырабатываемая ими попутная электроэнергия производится при нулевых экономических издержках, она является сверхконкурентоспособной по сравнению с производимой на больших федеральных станциях. Поэтому решение АО-энерго о предпочтении "своих" генераторов "чужим" является абсолютно рациональным экономически. А расхожий миф о неэффективных местных генераторах возникает из особенностей системы учета и административного регулирования цен на тепло и электроэнергию. Бухгалтерские издержки отличаются от экономических. Правила учета требуют отнесения части затрат на попутную продукцию. А поскольку цены и на тепло, и на электроэнергию регулируются по затратному принципу, но при этом цены на тепло удерживаются на социально приемлемом уровне, возникает мощный стимул к тому, чтобы относить на электроэнергию все большую часть издержек. Естественным способом избавления от этой проблемы является ликвидация затратного ценообразования, а не насильственное дробление компаний и запрет тех или иных форм производственной организации.

Теперь о перекрестном субсидировании. Поскольку экономические издержки производства электроэнергии на ТЭЦ близки к нулю, можно предположить, что отпуск электроэнергии населению по "заниженным" ценам в большинстве случаев является прибыльной коммерческой операцией. Следовательно, представление о российской электроэнергетике как о доноре для населения является в значительной степени бухгалтерской фикцией. На полностью дерегулированном рынке ценовая дискриминация, скорее всего, сохранится. Но, как бы то ни было, невозможно судить извне об экономической эффективности тех или иных действий производителей, продавцов и потребителей.

Настаивая на запрете вертикальной интеграции, наши "рыночные реформаторы" занимаются своим любимым делом - разрушением естественно возникающих, экономически эффективных структур исходя из логических ошибок и фантастических теорий, не имеющих никакого отношения к реальной действительности.