Мотоцикл с лимонадом

14 мая 2001, 00:00

2001, N16 (276)

"Не вешайте на меня проблемы государства"

Прочитав статью, в очередной раз убеждаешься, что, какой бы ни была организация, большая или нет, все построено только на личной заинтересованности. Г-н Завадников, с одной стороны, вполне разумно отвечает на вопросы корреспондента, но при прочтении чувствуется, что его устраивает нынешнее положение дел в энергетике, то бишь все (и воровство, и нерентабельное производство) можно списать на затраты, это все равно учтется в тарифе. Не чувствуется никакой хозяйственной нотки, одна материальная выгода во всем. Да, несомненно, нужно перестраивать всю отрасль энергетики и необходимо с чего-то начинать. Почему бы РАО ЕЭС самостоятельно, без обязательного вмешательства государства, не начать оснащение отрасли парогазовыми установками, которые в настоящее время уже производятся в Санкт-Петербурге для внутреннего пользования? С другой стороны, при условии введения конкуренции на рынке энергии, при наличии оборудования с низким кпд можно и вовсе остаться за бортом. Кто, как не вы, в первую очередь будет инвестировать средства в энергетику, это же ваш хлеб.

Олег Щучкин, Uralmet@chel.ru

Осторожно, убьет!

Статья безусловно полезная, поскольку авторы стремятся отсеять муть, поднимаемую вокруг проблемы. При этом хотелось бы добавить несколько соображений. Следует отметить, что изменения Единой энергетической системы происходят на фоне реформирования всего хозяйства страны и являются одной из составляющих, оказывающих заметное влияние на ход этого процесса. Однако, и это уже было отмечено, проектная проработка проблемы недостаточна. Достаточно очевидны промахи в формулировании исходных положений (вообще процедурно, по стандарту, положено писать задание). Опыт ведения проектных работ показывает, что адекватные формулировки сущности проблемы появляются не сразу. Первоначально возникающие представления оказываются очень простыми и создают иллюзию простых решений (та самая простота, которая хуже). Предлагаю следующую трактовку сущности проблемы реформирования Единой энергетической системы России как предприятия. Изменение хозяйственного уклада, происходящее у нас, связано с качественным расширением круга факторов, хаотичные изменения которых образуют для предприятий среду с более высокой (по сравнению с условиями в СССР) степенью неопределенности. Это приводит к необходимости совершенствования внутренней организации, обеспечивающей необходимую степень целостности, что не позволит внешним хаотически формирующимся воздействиям (колебаниям ценовых конъюнктур, моральному старению и выходу из строя оборудования, изменениям в поведении контрагентов, изменениям в нормах регулирования экономики и т. п.) разрушить структуру и уничтожить предприятие. То есть речь идет о приобретении предприятием (в данном случае Единой энергетической системой России) более широкого комплекса разнообразных возможностей влияния на ход событий, образующих целостную и целесообразную структурно-функциональную организацию. Такая формулировка проблемы сразу выводит нас на классические постановки задач, что позволяет организовать инженерную разработку в соответствии с отработанной и закрепленной ГОСТами процедурой. Ее основная линия: комплекс целей, характеризующих структурно-функциональную организацию, и действий, их выполняющих (концептуальная модель), - ее развитие в виде проекта, описывающего соответствующие решения (технические, инновационные, маркетинговые, кадровые, административно-управленческие и т. п.).

Андрей Бахур, intelteh@vei.ru

2001, N17 (277)

Нерушимость на 98%

У Китая - особая история, а у китайцев - особый менталитет. Они мыслят совершенно иными категориями, которые часто не укладываются в русской, европейской или американской голове. Поэтому вполне объяснимо, что с ними так непросто иметь дело, особенно в делах политических. Стратегическое партнерство с КНР - дело, наверное, скорее позитивное. Но стоит задуматься о том, что в реальности оно может принести России. Как бы в Москве ни надеялись, экономической пользы от договора будет не очень много. Структуры российской и китайской экономик отличаются так, что находить общие точки соприкосновения довольно непросто. Взять тот же экспорт. Большая часть российской промышленности расположена в Европейской части - везти ее продукцию в Китай слишком дорого. А Сибирь с Дальним Востоком предлагают преимущественно сырьевые ресурсы. Или тот же импорт - в США из Китая идет преимущественно дешевая потребительская продукция. В огромных масштабах. Но это связано с тем, что масштаб американского рынка серьезно отличается от рынка российского. И китайскому ширпотребу (куклам Барби, одноразовым фотокамерам и практически одноразовым магнитофонам) там находится место. Россияне же в отличие от американцев не столь богаты, чтобы тратить деньги на дешевые товары, которые завтра можно не задумываясь выбросить. Поэтому житель России скорее накопит еще немного денег и купит корейский телевизор или немецкое пальто. Потому что в России эти вещи будут использоваться намного дольше, чем в тех же Соединенных Штатах. А в инвестиционной отрасли у нас с Китаем совсем немного общих точек соприкосновения. Китайская экономика невероятно трудоинтенсивна - каждый год миллионы сельских жителей приезжают в города, готовые работать за гроши. Поэтому у инвестиций в Китае огромная фондоотдача, гораздо больше, чем в России. И тогда скажите, какой резон строить некое промышленное предприятие в России, где производительность труда невысока, требования к зарплате еще те, а бюрократия непредсказуема, если его можно построить в Китае, где рабочие трудятся как муравьи, зарплата символическая, а бюрократия, хоть она и есть, предсказуема и не имеет безграничных потребностей. Хотя сейчас внутри китайской экономики и формируется значительный инвестиционный ресурс, вряд ли он каким-то образом будет использован в России - все деньги пойдут на развитие самого же Китая. Так что если уж и говорить о необходимости экономического договора с азиатскими соседями, то в первую очередь нужно попытаться разрешить японскую проблему.

Александр Туткевич, Минск, alextut@tut.by

Электрическая грамота

Солидарен с автором: одним из основных параметров реформы должен быть предполагаемый коридор цены на электроэнергию. Возвращаясь же к интервью менеджера РАО, хочу добавить один вопрос. Как я понял, сейчас РАО не борется с воровством электроэнергии, нет желания, времени и т. д. Г-н Завадников кричит об этом на весь мир: у нас тырят, а нам наплевать - мы это воровство закладываем в тариф. Допустим, энергопроизводящие станции приватизировали по г-ну Завадникову и Ко. Теперь г-н Завадников руководит только сетями. Удастся прекратить воровство за один день или даже за год? Очень маловероятно. Нужна система, а создать ее - вопрос и времени, и денег. С точки зрения "умного дяди" инвестора (который, кстати, не желает строить станции в Калифорнии, а мечтает вырабатывать электроэнергию только в России), сомнительно, что менеджмент, не сумевший побороть воровство за десять лет, сделает это сейчас. И придется ему, этому "дяде", оплачивать это воровство из своего кармана. Критерий этот, может быть, и не решающий при инвестировании, но важный. Вам приятно ходить в магазин, где мелочь по карманам тырят?

Владимир, v.antonov@rhul.ac.uk

На прошлой неделе в рубрике "Русский бизнес" мы напечатали статью "Мотоцикл с душой и коляской". В ней было написано о том, как Ирбитский мотостроительный завод (ИМЗ) выпускает не очень хорошие мотоциклы "Урал" с коляской и как их потом трудно кому-нибудь продать. Драма заключалась в том, что в начале этого года владелец ИМЗ Каха Бендукидзе отдал завод в собственность своим менеджерам - генеральному директору Вадиму Тряпичкину, директору по развитию Илье Хаиту и директору по маркетингу и продажам Дмитрию Лебединскому. Через пять лет новые владельцы завода должны будут вернуть Бендукидзе деньги, для чего им придется сделать невозможное - превратить мотоцикл "Урал" во что-нибудь подобное водке "Столичная" или автомату "Калашников".

Трудная судьба легендарного русского мотоцикла вызвала бурное обсуждение на нашем сайте. Электронная конференция журнала была завалена советами. Например, Олег пишет, что новым владельцам надо "попытаться сделать из лимона лимонад". То есть, чтобы мотоцикл лучше покупался, надо продавать "Уралы" под маркой BMW (дело в том, что наш родной мотоцикл с коляской на самом деле является копией немецкого довоенного R-75).

Константин считает, что и этого делать не надо. "На ИМЗ в его нынешнем виде можно ставить жирный крест", - пишет он. Константин советует Тряпичкину и Ко. построить лучше в Подмосковье новый заводик площадью в 1000 кв. метров, "на котором из импортных комплектующих собирать что-то такое с названием 'Урал - русский мотоцикл'".

В спор включились даже байкеры. ElDiablo пишет нам: "Покупать комплектующие за рубежом - полный бред. Размещение заказов на русских заводах будет дешевле. Надо понижать цену стандартного комплекта. Кому надо и деньги есть, тот сам купит крутые тормоза". ElDiablo говорит менеджерам: "Попомните мои слова, ИМЗ никогда не станет легендой, пока вы не станете выпускать НЕДОРОГИЕ мотоциклы. Либо через десять лет в уставе русских мотоклубов будут слова 'Член клуба должен иметь мотоцикл, сделанный в России', либо слоган FTF (Fuck the Factory) будет не только относиться к ХД ('Харлей-Дэвидсон'. - 'Эксперт'), но и к ИМЗ. Лично мне будет очень жаль".

Рана на сердце поклонников отечественной мототехники внезапно оказалась столь глубокой, что дискуссия увлекла даже самого гендиректора ИМЗ. Он высказался в конференции в том смысле, что фантазировать и сам горазд, а вот бы ему "хоть как-то просчитанный проект или идею, связанную с нашим бизнесом. Жду от вас конкретных предложений".

Если таковые появятся, журнал "Эксперт" будет только рад, хотя это и не входило в задачи публикации. Честно сказать, отнюдь не желание учить ирбитских менеджеров уму и разуму побудило нас заинтересоваться их мотоциклами. По большому счету, статья была написана о желании. Желании людей своими руками изменить хоть что-нибудь в России к лучшему. Нас поразило то обстоятельство, что нормальные люди, которые могли бы занимать пристойные должности, отсиживать на работе свои человеко-часы, а потом на кухне клясть правительство, инвестиционный климат и хорошие японские мотоциклы, плюнули на свои карьеры и плебейство и в богом забытом городке сейчас пытаются сделать хоть что-нибудь путное. Они просто взяли и начали там работать.

Еще одно приятное наблюдение: желание созидать оказалось заразительным. Вот Тряпичкину и его товарищам пишет Геннадий из города Львова: "... как только уйду на пенсию (я военнослужащий) обязательно приеду к вам. Подождите 8 лет, я приеду и помогу. Вот мой адрес: arimathea@rumbler.ru. Берегите себя".

Валерия Селиванова