Где электричество?

Андрей Галиев
28 мая 2001, 00:00

Правительство решило, как оно будет реформировать энергосистему страны. Как?

Чтобы понять значение "Основных направлений государственной политики реформирования электроэнергетики Российской Федерации", недавно одобренных правительством "в целом", нужно вспомнить, ради чего все это затевалось.

Затевалось для того, чтобы "стереть" жирный крест, который ставили на перспективах экономического подъема нашей страны две кривые - выработки и потребления энергии в России, пересекающиеся, по прогнозу РАО "ЕЭС России", где-то в районе 2005 года. Изношенность основных фондов в энергетике сегодня такова, что при практическом отсутствии их обновления уже через несколько лет 40% оборудования должно выйти из строя. И тогда Россия со всей своей, как мы надеемся, растущей экономикой, превратится из энергоизбыточной страны в энергодефицитную. Чтобы этого не произошло, нужны инвестиции.

Реальных источников денег два - собственные средства энергетиков и сторонние частные инвестиции. Для того чтобы задействовать первый источник, необходимо повысить тариф, и (а возможно, "или") сделать так, чтобы цена на электроэнергию состояла только из затрат на ее производство, передачу и прибыли, необходимой для инвестиций. Второй источник денег не иссякнет, если будут созданы условия, при которых инвестор сможет прогнозировать эффективность своих вложений на длительный период. Причем и в этом случае проблема упирается в тарифную политику, поскольку долгосрочное планирование невозможно без прогнозирования тарифа.

Получается: для того, чтобы избежать грядущего энергетического кризиса, необходимо привлечь в отрасль частные инвестиции, но для этого, в свою очередь, на рынке должна установиться правильная цена. Но какая правильная? Для ответа на этот вопрос и задумана реформа энергетической системы страны.

К прозрачности

Поспешим разочаровать тех, кто ожидал от "Основных направлений" прямого ответа на нехитрый вопрос: сколько будет стоить электричество в процессе и по завершении реформирования электроэнергетики? Нет такого ответа в документе - по причине его сугубой концептуальности и компромиссности. Есть некоторые подходы к ценообразованию, часть из которых проглядывает между строк, описывающих предполагаемую структурную перестройку отрасли.

"Мухи - отдельно, котлеты - отдельно" - такова идеология этой реформы. Генерация (электростанции) в юридическом смысле отделяются от сетей (проводов), тогда как сейчас они формируют единый комплекс и в РАО, и в АО-энерго.

На месте РАО создаются два холдинга. Один - федеральная сетевая компания (ФСК) с примкнувшим к ней системным оператором (пульт с рубильниками, обеспечивающий баланс производства и потребления энергии в масштабах страны) и администратором торговой системы (предстоит создать самим участникам оптового рынка - для организации торговли на нем и обеспечения расчетов). Причем, если сначала ФСК создается как стопроцентная "дочка" РАО, затем доля государства в капитале ФСК будет увеличена по сравнению с долей в РАО перед началом реформирования. Иначе говоря, все провода государство забирает себе.

Второй холдинг должен объединить "генерирующие компании", создающиеся на базе крупных федеральных электростанций, находящихся под управлением РАО, включая наиболее эффективные гидро- и гидроаккумулирующие станции. Эти компании будут самостоятельными участниками оптового рынка электроэнергии. В процессе их создания предполагается "обеспечить выравнивание стартовых условий хозяйствования (в первую очередь в отношении себестоимости генерации)". Как утверждают в РАО, "мы будем формировать генерирующие компании так, чтобы они включали в себя станции с разными технологиями, с разными видами топлива и в будущем могли начать конкуренцию между собой". Неэффективные с коммерческой точки зрения мощности будут выводиться из эксплуатации, причем их перечень должен быть согласован в порядке, который установит российское правительство. "По мере реформирования электроэнергетики" в генерацию начнут привлекать частный капитал - либо через дополнительную эмиссию, либо через прямую продажу принадлежащих РАО активов. Условий для этого "Основные направления" видят два: становление оптового рынка, позволяющее получить "адекватную оценку стоимости акций" и "обеспечение эффективного антимонопольного контроля".

Если попросту, продавать наиболее эффективную генерацию государство начнет тогда, когда за нее будут давать настоящие деньги. А пока эти станции будут задавать тон на оптовом рынке (отметим это обстоятельство, которое поможет нам разобраться с ценовой перспективой).

Из региональных АО-энерго будут выделены их стопроцентные "функциональные" "дочки": производство, передача, сбыт. Региональные сети в конечном счете интегрируются с ФСК. Генерация собирается в отдельное юридическое лицо, равно как и сбыт, то есть на рынке появится множество самостоятельных региональных компаний, генерирующих энергию и поставляющих ее на оптовый и розничный рынок. При этом сбытовым компаниям придается статус "гарантирующих поставщиков", обязанных заключить договор на поставку с любым обратившимся к ним покупателем в закрепленной за соответствующей сбытовой компанией зоне. Как говорится в "Направлениях", сбытовики "будут осуществлять поставку на основе регулируемых тарифов, величина которых должна регулярно пересматриваться с тем, чтобы соответствовать реальной стоимости энергии". Величина розничного тарифа будет определяться как сумма оптовой цены электроэнергии, размера оплаты услуг на передачу и распределение электроэнергии и регулируемой сбытовой надбавки.

В общем, никакой самостоятельности в определении цен на электричество в первой фазе реформ новые игроки рынка не получат. Но на завершающем этапе (лет через пять-шесть) "любая коммерческая организация, удовлетворяющая установленным требованиям... сможет поставлять электроэнергию потребителям по свободным (договорным) ценам".

К тарифам

И тут мы естественным путем возвращаемся к тарифной политике и связанной с ней инвестиционной привлекательности.

Сейчас региональные АО-энерго не разделены по видам бизнеса: генерирующие, сбытовые подразделения и внутренние сети не разделены. И тарифы, одобрения которых они запрашивают и в подавляющем большинстве случаев получают у региональных энергетических комиссий, непрозрачны. Часто дешевая с точки зрения производства энергия оказывается дорогой для конечного потребителя, потому что в нее включается множество непрофильных затрат. Кроме того, АО-энерго зачастую не заинтересованы в том, чтобы заместить низкоэффективное производство на собственных станциях более дешевой энергией оптового рынка. Следствием лишь этого обстоятельства, по оценкам специалистов, является завышение общих затрат на энергоснабжение на 15-20%.

Соответственно, при разделении по видам бизнеса тариф становится более прозрачным. Такое разделение предполагает изменение самой природы тарифов. Сейчас существуют тарифы на генерацию, а услуги РАО ЕЭС по транспортировке энергии и поддержанию инфраструктуры "спрятаны" в абонементную плату. "Направления" предусматривают появление непосредственного тарифа "на транспорт" электроэнергии. Фактически речь идет об извлечении транспортной составляющей из нынешнего тарифа на генерацию. По транспортному тарифу будут платить уже не АО-энерго, а сетевым компаниям - в зависимости от того объема транспортировки, который каждая из них реально осуществила. Но вычленить транспортные издержки конкретной сетевой компании очень сложно, а если часть издержек уйдет другой сетевой компании, то потратившаяся окажется на грани банкротства. Или, в лучшем случае, останется без средств на развитие. (Одобренный правительством документ предполагает "обеспечение уровня тарифов, гарантирующих инвестиционную привлекательность соответствующих секторов за счет включения в тариф норм возврата капитала с учетом его доходности".)

Что же касается собственно тарифа на генерацию, то на втором этапе реформирования, начиная с 2004 года, предполагается завершить формирование конкурентного рынка (который должен развиться из нынешнего регулируемого ФОРЭМа за счет подключения к нему новых участников) "с прекращением регулирования цены электрической энергии". А на конкурентном рынке цена равновесная - отсекаются спрос подешевле и предложение подороже. Последнее вынудит генерирующие "дочки" АО-энерго озаботиться эффективностью производства и, во многих случаях, снизить цены.

Как утверждают в РАО "ЕЭС России", ценовые последствия либерализации электроэнергетического рынка сейчас тщательно просчитываются: "Строим кривые предложения и кривые спроса, но строим их не вообще, а прямо по перечню станций с их удельными затратами, которые мы знаем, с их себестоимостью, которую мы знаем. Привязываемся к потребителям, делаем это в региональном аспекте. Знаем, что будет происходить на Урале, Средней Волге, в Сибири, в Центре (изолированная энергосистема Дальнего Востока еще долго будет регулироваться нерыночным образом. - 'Эксперт'). Наши расчеты пока приводят к неожиданным результатам: в ряде случаев в момент либерализации цена киловатт-часа падает, в результате чего до сорока процентов мощностей в целых энергозонах в этот момент оказываются нерентабельными". Как выкручиваться из этой ситуации, пока не вполне понятно. Благо есть время разобраться.

Как есть это время и у инвесторов: маловероятно, чтобы они широким фронтом пошли в отечественную энергетику до момента выхода конкурентного рынка в режим стабильного функционирования. А это должно произойти где-то в 2004-2005 годах...

Но позвольте! Тогда мы никак не успеваем модернизировать отрасль до угрожающего энергодефицитом 2005 года? Если судить по спокойно-одобрительной реакции РАО "ЕЭС России" на сам факт принятия этих долгожданных "Основных направлений", тот мрачный крест из кривых спроса и предложения, о котором говорилось в начале, все-таки может быть сдвинут вправо по оси времени. Говорят, на год-два.

При подготовке статьи использованы материалы исследования "Приватизация, конкурентная среда и эффективность менеджмента (на примере отраслей ТЭК)" (Журнал "Эксперт", Москва, май 2001 г.)