Красные гвоздики для Антониу Салазара

Дан Медовников
11 июня 2001, 00:00

Не стоит обижаться на сравнение России с Португалией

Путешествуя в семидесятые по бывшей главной колонии Португалии - Бразилии, Иосиф Бродский заметил: "Третий мир унаследовал все, включая комплекс неполноценности первого и второго". Но с самой Португалией ситуация сегодня прямо противоположная. Условно относясь к первому, она в последнее время все чаще проявляет признаки комплекса неполноценности, свойственные миру третьему.

Расцвет Великой Порты пришелся на эпоху великих географических открытий - XV-XVI века. Страна господствует над Атлантическим и Индийским океанами, колонизирует Африку и Бразилию, ее первый поэт Луиш де Камоэнс пишет свою лучшую поэму "Лузиады", посвященную путешествию Васко да Гамы в Индию, а в среде архитекторов рождается оригинальный архитектурный стиль мануэлино (любопытное сочетание мавританских изысков с морской тематикой). Затем последовали позор испанской оккупации, тотальная экономическая зависимость от Англии, лиссабонское землетрясение, практически сровнявшее столицу некогда великой Порты с землей. То, что уцелело после землетрясения, дограбили мародеры "маленького капрала". Не повезло португальцам и в ХХ веке: революция 1910 года ввергла страну в политический хаос и экономический кризис, выступление в первой мировой войне на стороне Антанты особых дивидендов ей также не принесло.

Пришедший к власти в 1932 году профессор экономики Антониу Салазар ставит перед собой задачу возрождения Великой Порты. В основу Estado Novo (новой португальской конституции) закладывается несколько нехитрых аксиом: единство нации, корпоративное устройство государства, опора на внутренний рынок и мейнстримовский католицизм. Как ни странно, в стране начинается небывалый экономический подъем. Развивается тяжелая и легкая промышленность, укрепляется национальная валюта, Лиссабон превращается в большую стройку, возводится знаменитый висячий мост через реку Тежу и появляются целые площади и кварталы, которые до сих пор во многом определяют облик португальской столицы. Салазару, несмотря на его симпатии к Муссолини, удается сохранить нейтралитет во второй мировой войне и вовремя предоставить Азорские острова в качестве военно-морской базы британскому ВМФ.

Попытка модернизации Португалии заканчивается в 1974 году демократической революцией "красных гвоздик" и приходом к власти левых. Национальное хозяйство опять начинает деградировать, и мечты о причастности к первому миру выглядят все более иллюзорными. Португалия становится едва ли не самой бедной европейской страной. Отчасти спасают ее субсидии ЕС (в 1986 году Португалия вступает в эту организацию), но в целом экономическое здоровье страны оставляет желать лучшего: протянувшиеся на десятки километров вдоль лиссабонской бухты доки простаивают, стране, расположенной в выгодном для сельского хозяйства климатическом поясе, приходится импортировать мясо и пшеницу. Да что там пшеница, даже дефицит рыбы на внутреннем рынке компенсируется поставками из Исландии, Норвегии и России. Автопарк Португалии сильно изношен, а в старых кварталах столицы не работает канализация. Попробуйте подняться по кривым лиссабонским улочкам к главной цитадели города (уцелевшей, кстати, после землетрясения) - Sao Jorge Castle, незадачливый турист на протяжении всего маршрута то и дело рискует наступить на человеческие экскременты.

Зато теперь лиссабонские проститутки среднего и высшего ценового сегмента удовлетворяют свои "колониальные амбиции" довольно оригинальным образом. Так, одна из наследниц Великой Порты, предпочитающая работать с обеспеченными иностранцами, на вопрос вашего корреспондента о мотивах выбора именно этой профессии искренне ответила: "Понимаешь, вот я тружусь целый год, а потом на месяц еду в нашу бывшую колонию Бразилию и оттягиваюсь. Я чувствую себя там вполне солидной дамой, а главное, представляешь, местные шлюхи стоят на порядок дешевле".

Генри Киссинджер недавно обмолвился, что при Путине Россия будет похожа на Португалию времен диктатуры Антониу Салазара. Даже если не вдаваться в тонкости компаративной политологии, понятно, что бывший госсекретарь США хотел нас обидеть. Ваш корреспондент уже практически обиделся, но месяц назад довелось ему посетить Лиссабон и познакомиться с Португалией поподробнее. Обижаться оказалось вроде бы не на что.