Поколение "М"

Александр Ивантер
первый заместитель главного редактора журнала «Эксперт»
11 июня 2001, 00:00

Ему двадцать восемь. Родом из Белоруссии. Мальчишкой приехал в Москву, учился в школе-интернате при МГУ, потом на физфаке. Валютообменный бизнес постигал прямо в физфаковской общаге - десять лет назад сюда возили мешки рублей на конверсию коммерсанты со всей Москвы. В двадцать с небольшим организует вместе с друзьями-компаньонами обменное бюро "Московский деловой мир", которое через год обзаводится банковской лицензией и лаконичным именем - МДМ-банк. Сегодня это один из мощнейших частных банков России.

Высокий, за 190, обаятельный, но без тени панибратства и без рисовки, внимательно слушает собеседника и себя, отвечающего. На губах частенько блуждает улыбка, хотя юмор и действительно серьезные вещи в ответах жестко фильтруются. Немногословен. Классное техническое образование явно привило вкус и привычку к системному мышлению и четким, даже чеканным, формулировкам. Полутора часов беседы с главой МДМ-банка Андреем Мельниченко хватило, чтобы заразиться его стилем: лаконичным, динамичным, напористым.

В России профессию банкира назовут скучной, может, лет через сто, когда рынки и хозяйство придут в более или менее стабильное состояние

- В последние два года МДМ-банк демонстрирует совершенно фантастическую динамику бизнеса. В реальном выражении активы и капитал выросли в пять с лишним раз, очень неплохие показатели прибыли и рентабельности. Такое впечатление, что для вас кризиса девяносто восьмого года просто не было. В чем секрет такого взрывного роста?

- МДМ после кризиса оказался в достаточно уникальной ситуации. Так получилось, что кризис мы прошли безо всяких потерь ликвидности и были в состоянии выполнить все свои обязательства перед кредиторами. Никаких реструктуризаций не понадобилось. У нас не было проблем, которые надо было оперативно решать. У нас была спокойная, нормальная работа. Это дало нам возможность оттянуть значительную часть корпоративной клиентуры, разбегавшейся из проблемных коммерческих банков. Те были заняты проблемой банального выживания. Дочерние иностранные банки были озабочены вытрясанием долгов из российских банков-дебиторов. А наши госбанки просто не справлялись с наплывом клиентуры. Так что мы просто грамотно воспользовались моментом.

- И все-таки это похоже на чудо. Вам что, удалось заранее спрогнозировать девальвацию и дефолт по ГКО?

- Сложно сказать. Это совокупность и прогноза, и просто счастливой случайности. Как бы то ни было, на середину августа девяносто восьмого года у нас не было больших пакетов госбумаг, у нас не было большого объема форвардных контрактов на поставку валюты нерезидентам, у нас не было большого количества вкладов населения, которые в панике отзывались в тот период. Синдицированный заем, привлеченный нами от западных банков в девяносто седьмом году, мы также погасили до кризиса. Поэтому нас ничто не отвлекало, а мы привлекали наиболее качественных и выгодных клиентов.

- Вернемся к дню сегодняшнему. Российская банковская система пережила кризис. "Мертвецы" ушли, те, кто выжил, постепенно приходят в себя от рыночного нокдауна, активизируются дочерние иностранные банки, резко усилились крупнейшие банки с госучастием. Кто ваши основные конкуренты на рынке?

- В каждом секторе рынка конкуренты свои. В секторе физических лиц - это Сбербанк, хотя, строго говоря, трудно считать реальным конкурентом монстра такого масштаба с эксклюзивными госгарантиями вкладов и тридцатью тысячами отделений по всей стране.

- Да, это просто за пределами добра и зла...

- Вот именно. На рынке банковских услуг для физлиц Сбербанк абсолютно доминирует. И анализировать, какая там расстановка сил в ритейле среди коммерческих банков, кто сколько нарастил десятых процента рынка, просто неинтересно.

Если мы говорим о рынке банковских услуг для крупных корпоративных клиентов, прежде всего экспортеров, то здесь сильнейшими нашими конкурентами на сегодня являются дочерние структуры иностранных банков.

Есть средняя часть рынка - это вотчина коммерческого бэнкинга. Здесь можно выделить прежде всего нишевые банки, то есть банки, которые сконцентрированы на обслуживании одного клиента или узкой группы моноотраслевых клиентов. Самые яркие примеры нишевых банков - это Газпромбанк, обслуживающий сам "Газпром" и обширный куст связанных с ним предприятий; лукойловские банки "Петрокоммерц" и "НИКойл", а также Транскредитбанк, обслуживающий МПС и его клиентов. Понятно, что во всех конкретных нишах, если мы туда выходим, эти банки становятся нашими конкурентами. Кроме того, на каждом региональном рынке есть свой сильнейший региональный конкурент. Скажем, в Уральском регионе это прежде всего Уральский банк реконструкции и развития и Уралпромстройбанк.

- УБРР накачивает средствами его крупнейший акционер - Уральская горно-металлургическая компания Искандара Махмудова. Но УГМК и ваш акционер, зачем же она усиливает вашего конкурента?

- УГМК не является нашим акционером. Они входили в капитал МДМ-банка в течение непродолжительного периода времени в девяносто четвертом году. С конца девяносто шестого года у нас в акционерах никогда не было ни одной компании из входящих в группу Махмудова.

- Вернемся к вашим конкурентам...

- Помимо нишевых есть еще мощные универсальные негосударственные банки. Среди них с нами по очкам в "бизнес-многоборье" сравниться может, пожалуй, только Альфа-банк. МДМ и "Альфа" - общие по типу, по физиономии бизнеса, хотя есть и различия. Мы, скажем, значительно опережаем "Альфу" по рентабельности активов и капитала, если аккуратно посчитать эти показатели по международным стандартам учета. Прямой, лобовой конкуренции у нас с "Альфой" нет. У нас общие с ними конкуренты на каждом конкретном рынке - региональном или нишевом.

- Есть ли минимальная количественная планка для масштаба бизнеса предприятия, чтобы оно попало в поле зрения ваших интересов? Допустим, я - угольный разрез. Если мой годовой оборот пятьдесят миллионов долларов - я слишком маленький для вас, а если сто - может быть, вы на меня обратите внимание...

- Неправильная постановка вопроса. Лучше бы вы на нас обратили внимание, а мы уж постараемся сделать так, чтобы привлечь вас к себе.

- То есть процесс отстраивания клиентской базы идет снизу?

- Конечно. Клиент выбирает банк, а не банк выбирает клиента.

Внутри банка

- Давайте открутим пленку истории на несколько лет назад. МДМ-банк начинал как своего рода финансовый супермаркет, зарабатывающий преимущественно на рынке СКВ, "мягких" валют и прочих финансовых инструментов. Когда и почему он превратился в кредитный институт, ориентирующийся прежде всего на работу с реальным сектором экономики?

- Начинали мы в девяносто втором году с единственного обменного пункта. Потом было несколько обменных пунктов, потом этот бизнес стал требовать лицензирования. До первого банковского кризиса, до девяносто пятого года, мы действительно были скорее не банком, а финансовой компанией, которая в основном извлекала прибыль на финансовых рынках. Кризис девяносто пятого года наглядно показал нам риски такой стратегии, и мы приняли решение заняться собственно коммерческим бэнкингом. Этот процесс начал развиваться в начале девяносто шестого года, и в девяносто седьмом стали видны первые результаты. Кстати, в том же году МДМ-банк был преобразован из ТОО в открытое акционерное общество. Мы посчитали, что такая форма собственности является более понятной и прозрачной для наших клиентов и контрагентов на рынке. Именно тогда мы начинали выстраивать сотрудничество с зарубежными финансовыми институтами, у нас появились первые кредитные линии в иностранных банках. И акционерная форма собственности была важна для налаживания этих контактов на Западе.

- Кто сейчас основные акционеры МДМ-банка?

- Менеджмент контролирует банк.

- Похоже, вы не любите, когда журналисты рассматривают ваш банк как финансовое ядро промышленного конгломерата под условным, еще не устоявшимся названием "группа Абрамовича-Махмудова-Дерипаски". Но логика приобретения активов промышленной группы МДМ в угольной и металлургической отраслях вполне укладывается в стратегию экспансии УГМК Искандара Махмудова и "Евразхолдинга" Александра Абрамова, партнера Махмудова.

- Мы не являемся ничьим ручным банком. Мы имеем интересы в целом ряде отраслей, в том числе и за пределами сфер бизнеса упомянутой группы. Мы работаем, например, с газовым сектором, с "Сибуром", "Итерой" и "Газпромом". В нефтяном секторе мы обслуживаем не только "Сибнефть", но и ведем бизнес с "Транснефтью", достаточно плотно работаем с "ЛУКойлом" и с целым рядом небольших региональных нефтяных компаний. Да, мы присутствуем в цветной металлургии. Это медь (УГМК, Гайский ГОК), это алюминий. Действительно, мы работаем с алюминиевыми заводами, входящими в группу "Русский алюминий", наверное, потому, что все остальные заводы входят в СУАЛ-холдинг и традиционно работают с Альфа-банком. По черной металлургии наше сотрудничество не ограничивается бизнесом с компаниями "Евразхолдинга", мы работаем и с другими компаниями. Среди наших клиентов есть целый ряд угольных компаний, собственники которых являются бизнес-конкурентами Махмудова и Абрамова. Это не мешает нам успешно работать с такими компаниями. В МДМ-банке обслуживается целый ряд клиентов из сферы ВПК ("Северная верфь", заводы "Алмаз" и "Двигатель") или урановый экспортер "Техснабэкспорт", где данная группа собственников не имеет бизнес-интересов. Поэтому считать МДМ банком некой группы клиентов было бы просто неверным.

Мой основной нематериальный стимул - желание работать. Никакого более приятного времяпрепровождения я не знаю

МДМ-банк - независимое, самодостаточное, самостоятельно развивающееся коммерческое банковское учреждение. Да, у него есть целый ряд крупных клиентов, таких как упомянутая вами группа, но есть и целый ряд других. Хотя, безусловно, обслуживанию компаний, контролируемых этими собственниками, банк придавал и будет придавать самое серьезное значение - в первую очередь в силу масштабности их бизнеса, его прозрачности и понятности для кредиторов. Надеюсь, что наши банковские услуги будут достаточно конкурентоспособными и мы сможем удержать этих клиентов в банке.

- Но сделка по выкупу акций акционерами "Русского алюминия" у бывших владельцев БрАЗа проходила при финансовом посредничестве МДМ-банка. Согласитесь, чужой банк для таких "интимных" операций привлекаться не будет.

- Что до сделок по выкупу акций БрАЗа, то это, я хочу подчеркнуть, не единичная сделка. Банк участвовал и участвует в реализации целого ряда сделок в области слияний и поглощений в интересах своих клиентов - промышленной группы МДМ, компании "Русский алюминий", компании "Сибур" и ряда других. Таким образом, мы не только ведем коммерческую банковскую деятельность, но и часто выступаем как инвестиционный банк. Выступаем в роли посредников, выполняя ряд операций в интересах своих клиентов. Благо профессионализм и определенное позиционирование на рынке позволяют нам находить рынок для такого рода услуг.

- Как вам удается совмещать столь разные ветви бизнеса? Сколько человек работает в банке?

- Сегодня в головной конторе с московскими отделениями трудятся семьсот человек. В региональных филиалах - четыреста, всего - тысяча сто.

- МДМ славится потогонной системой труда. Преимущественно молодой персонал, ненормированный рабочий день, этакая гонка на выживание...

- В банке здоровая, рабочая атмосфера. Очень сильна мотивация достижения результатов, бизнес-успехов, роста прибыльности в интересах акционеров. Это позволяет поддерживать хороший темп работы.

- МДМ-банк - финансовое крыло быстро увеличивающей свои активы промышленной группы МДМ. Каковы взаимоотношения между банком и группой? Учитываете ли вы в своем взаимодействии печальные уроки "олигархических" банков - ядер ФПГ, почивших в августовский кризис?

- Хочу еще раз отметить: абсолютно неправильно объединять в единую финансово-промышленную группу МДМ-банк и группу МДМ. Это две функционально и административно не связанные между собой компании. МДМ-банк - исключительно финансовый институт, не вкладывающий свои капиталы в приобретение промышленных активов. Интересов в управлении прямыми инвестициями банк не имеет. В свою очередь, группа МДМ - универсальная управляющая компания, она управляет промышленными предприятиями и не имеет интересов в банковском бизнесе. Менеджмент каждой из этих компаний действует исключительно в интересах своих акционеров, без оглядки друг на друга. Промышленной группой МДМ управляет Сергей Попов. Банком МДМ управляет Андрей Мельниченко.

- Нет ли у вас планов вступить в альянс либо пустить в капитал иностранный банк?

- На сегодняшний день я считаю какие бы то ни было альянсы с иностранцами нецелесообразными. МДМ-банк хорошо капитализирован, соотношение капитала и активов нам кажется достаточно разумным. Кроме того, любое увеличение капитала понижает норму прибыли на капитал, в чем акционеры банка не могут быть заинтересованы.

Наконец, рыночная оценка российских банков вообще и нашего банка в частности сегодня крайне низка. Отношение потенциальной стоимости акций к уровню операционной прибыли настолько мало, что выводить сейчас пакет акций на рынок крайне неуместно. Наша внутренняя оценка нашего бизнеса гораздо выше.

- Можете назвать эту оценку?

- Извольте. По состоянию на первое января этого года наша прибыль по международным стандартам бухучета составила более восьмидесяти миллионов долларов. Сколько, по-вашему, стоит бизнес, дающий более восьмидесяти миллионов долларов прибыли в год? Я считаю, что данный бизнес стоит не меньше пятисот миллионов долларов. Рынок же нас сейчас сильно недооценит.

- Как вы в целом оцениваете перспективы развития банковского ландшафта в России в ближайшие годы и в стратегической перспективе? Насколько серьезны риски огосударствления банковского рынка и его захвата иностранными финансовыми институтами?

- Перспективы очень сильно зависят от позиции государства. Если все будет идти так, как сегодня, то есть будет продолжаться консолидация бюджетных средств и средств госпредприятий в госбанках, то достаточно сложно себе представить, за счет каких ресурсов будет обеспечен рост активов коммерческого банковского сектора. А без роста активов даже при нынешнем уровне инфляции прибыльность банковского бизнеса, безусловно, будет падать. Соответственно, инвестиционная привлекательность банковского сектора останется низкой. А без инвесторов невозможно решить проблему капитализации. Выживать в этой среде можно единственным способом - укрупняться.

- Какова высшая планка ваших бизнес-планов в России? Есть ли самоцельное стремление стать самым большим частным отечественным банком и воцариться на вершине рейтингов? Или динамику бизнеса банка задают потребности развития бизнеса ваших клиентов - промышленной МДМ-группы и ее партнеров и компаньонов? А может, у ваших темпов экспансии есть банальное объяснение - только они могут поддерживать приемлемую массу прибыли при устойчивой тенденции к сокращению процентной маржи?

- На самом деле вы полностью ответили на этот вопрос. Нормальный банк - это крупный банк, причем не в сравнении с большинством российских банков. В настоящее время для того, чтобы удовлетворять потребности большинства наших клиентов (а в настоящее время клиентами банка являются более сорока из Top-100 российских компаний), надо быть большим. Это реальное требование современного рынка.

- Объясните, пожалуйста, мотивы вашей экспансии - пока на уровне менеджмента, а не капитала, - в Конверсбанк? Последует ли поглощение Конверсбанка и образование единого финансового института или достаточно иметь тандем банков с общим руководством? Есть ли у вас стратегические планы поглощения других банков?

- Мотив экспансии - обоюдное желание банков выживать в банковском бизнесе. Падение маржи делает абсолютно необходимым опережающий рост активов. На мой взгляд, когда отраслевой банк входит в состав более крупной финансовой группы, появляется возможность рационально управлять совокупными затратами на ведение бизнеса. Это разумный переходный этап. Глупо убивать раскрученный и ничем не запятнавший себя брэнд. МДМ-банк заинтересован в подобном взаимодействии и с другими нишевыми банками.

- В последние два года МДМ-банк проводит впечатляющую экспансию в регионы. Сколько, где и под нужды каких клиентов банк собирается открыть филиалов в нынешнем году? Какой плановый срок окупаемости вашего нового филиала? Каков предел компетенции и лимит финансовой ответственности филиала?

- Мы планируем в ближайшие полтора года открыть десять-пятнадцать филиалов. Если говорить о плановом сроке окупаемости филиалов, то у нас в банке он составляет порядка двух лет. При этом наши филиалы предоставляют своим клиентам весь перечень банковских услуг, совершают все виды операций в рамках лимитов, устанавливаемых головным офисом. Величина лимитов устанавливается индивидуально для каждого филиала в зависимости от результатов работы и объемов совершаемых операций.

- Зачем МДМ-банку понадобилось покупать питерский Петровский народный банк и Комисоцбанк?

- Покупка МДМ-банком контрольного пакета акций Петровского народного банка и Комисоцбанка является естественным шагом на пути к укрупнению нашего банковского бизнеса и созданию конкурентоспособных частных отечественных финансовых корпораций с высокой репутацией. Мы выбрали Петровский народный банк, учитывая его успехи в развитии розничного бизнеса. Таким образом мы делаем существенный шаг в развитии этого направления деятельности, так как считаем его весьма перспективным.

Пропорция между людьми, ведущими свой бизнес этично и неэтично, неуклонно меняется в пользу первых. Вообще бизнес в России становится более понятным и структурированным

Мы не хотим идти в чужой монастырь со своим уставом и сделали предложение возглавить Петровский банк одному из самых опытных банковских профессионалов Санкт-Петербурга Ольге Казанской, которая занимает ныне пост председателя правления Питерского промышленно-строительного банка, считая ее блестящим финансистом и менеджером.

- За вашими плечами семь лихих, бурных, насыщенных лет становления банковского бизнеса в этой стране, несколько кризисов, уже несколько волн смены лидеров. Бывали ли моменты, когда МДМ-банк был на грани краха или в серьезной опасности? Какие наиболее драматичные и самые удачные моменты его истории приходят вам на память?

- Пожалуй, было два самых тяжелых периода. Первый - это конец девяносто седьмого года, когда в банке изменилась структура акционеров. По сути, распалась команда, организовавшая МДМ-банк. Причина - различие во взглядах на возможные пути развития банка. Процесс был весьма болезненным и некомфортным. Мы прошли его с честью, сейчас уже об этом можно говорить. На бизнесе банка это не отразилось. Мы сумели договориться между собой, и одна группа акционеров продала свои акции нынешнему менеджменту банка.

Второй сложный эпизод - девяносто девятый год. Тогда на Западе раздули скандал с Bank of New York. В этой связи достаточно часто, хотя абсолютно неоправданно, упоминался МДМ-банк. Нас пытались втянуть в этот конфликт, вовлечь в истерию слухов и версий о нашей якобы причастности к отмыванию "грязных" российских денег на Западе.

- Это были только информационные удары или вы оказались в финансовой блокаде Запада? Скажем, кредитные линии на вас зарубежные банки не закрывали?

- Серьезных проблем на Западе мы не испытывали, но информационная война здорово измотала нервы. Это был острейший репутационный кризис. Он преподал нам хороший урок: необходимо четкое информационное позиционирование банка - как самостоятельного, не ассоциированного ни с какими бизнес-группами в банковском или промышленном секторе.

Внутри банкира

- Андрей, есть мнение, что банкир - скучная профессия, что профессиональный банкир - это прежде всего хороший бухгалтер, что у финансиста в отличие от промышленного предпринимателя гораздо меньше возможностей risk taking. Согласны ли вы с такими оценками? Интересно ли вам работать?

- Ну, вы даете! В России профессию банкира назовут скучной, может, лет через сто, когда рынки и хозяйство придут в более или менее стабильное состояние. На сегодняшний день то, что у нас называется банковским бизнесом, в классическом понимании является таковым процентов на двадцать-тридцать. Остальное - чистое предпринимательство. Работа по продвижению своих товаров или услуг на новый рынок одинаково интересна, независимо от того сектора, в котором ты работаешь.

- Каков ваш стиль поведения в бизнесе? Вы предпочитаете азартно "ввязываться в драку" в расчете на удачу, на резерв спонтанных собственных сил или стараетесь предварительно взвесить свои и чужие шансы и действовать только наверняка?

- Сначала четкий план, потом исполнение.

- У вас поставлен регулярный менеджмент или вы в большей степени интуитивист?

- У нас нормально структурированная, хорошо продуманная организация. Международные рейтинговые агентства, знакомившиеся с нашей управленческой структурой и практикой, оценили наш менеджмент весьма высоко.

- Какие нематериальные стимулы движут вами? Есть ли в России и за рубежом банки и банкиры, авторитетные для вас и для вашего банка?

- Основной нематериальный стимул - желание работать. Никакого более приятного времяпрепровождения я не знаю. Авторитетных банкиров в частном секторе в России не осталось. К сожалению, в связи с невысокой относительно других отраслей экономики нормой прибыльности современного российского банковского бизнеса многие, в прошлом авторитетные для меня, банкиры сегодня являются еще более достойными подражания нефтяниками и металлургами.

- Какую роль в бизнесе МДМ-банка играет Александр Мамут?

- Александр Мамут возглавляет совет директоров нашего банка. Совет директоров не является исполнительным органом управления банка. В него традиционно входят представители крупнейших клиентов, акционеров и менеджмента банка. Совет директоров способствует менеджменту в правильном рыночном позиционировании банка.

- Тогда какие функции у вас?

- Как председатель правления банка я управляю банком каждый день и каждый час. Я несу ответственность за ежедневные результаты.

- Здоровья-то пока хватает?

- Хватает, и еще остается. Налажен хороший бизнес, он динамично развивается.

- Остаются ли у вас силы, время и желание заниматься чем-то кроме бизнеса? Есть ли семья, дети? Друзья, хобби? Где и как отдыхаете?

- Не женат. Друзья есть, причем настоящие, с общими интересами, со сходными взглядами на жизнь. Отдыхать люблю традиционным для российских промышленников и банкиров моего возраста способом - горные лыжи и всякие водные развлечения в освоенных россиянами уголках земного шара. Определенного хобби нет.

- Прессой интересуетесь? Какие российские и зарубежные деловые издания вы просматриваете? Сами читаете или предпочитаете пресс-дайджесты, подготовленные для вас сотрудниками?

- Ежедневно просматриваю "Ведомости" и "Коммерсантъ". Из еженедельников - издания дома "Коммерсантъ", "Эксперт", "Профиль", "Итоги". Пресс-дайджесты не люблю как класс. Всегда на компьютере перед глазами лента новостей.

Вокруг банка

- Как вы оцениваете решения российского правительства от семнадцатого августа девяносто восьмого года? Просматриваются ли с высоты сегодняшнего дня иные, менее болезненные для финансовой системы, для бизнеса и населения способы купирования кризиса? Какие уроки извлекли для себя МДМ-банк и вы лично?

- Эти решения правительства - типичный жест отчаяния. Правительство должно было предвидеть неотвратимость надвигающейся угрозы и на базе этого предвидения реагировать иными методами: раньше приступить к плавной девальвации, по-иному построить стратегию работы с госдолгом и тому подобное. Но власть тогда была занята тем, что пыталась одновременно решить несколько взаимоконфликтующих задач - политических, экономических, субъективных, то есть отдельным субъектам экономической и политической жизни нужно было сохранить лицо. Полагаю, что в той объективной реальности у правительства - подчеркиваю, у правительства, а не у государства как целого, - альтернативы сделанному не было.

На мой взгляд, власть данный урок не усвоила. Мне представляется, что поставленная на сегодня грандиозная задача построения великой России в экономическом, политическом и прочих важных измерениях одновременно при очень жестко заданном условии - нынешний беспрецедентно высокий рейтинг президента не должен уменьшиться ни на йоту - не реальна. Отсутствие концентрации на экономических проблемах может привести страну к повторению плохо усвоенного урока.

Что касается урока для банка и лично для себя, то он таков: всегда иметь серьезный запас ликвидности независимо от экономической целесообразности. В случае кризиса этот запас можно будет использовать для сохранения и развития бизнеса, покупки обесценивающихся активов, захвата освобождающихся рынков.

- Как вы оцениваете высказывания ряда аналитиков об избытках ликвидности, накопленных российскими банками, которые из-за зловредности банкиров никак не обратятся в кредиты промышленным предприятиям? Как решить реальную проблему дефицита длинных инвестиционных кредитов и project finance для отечественных промышленных компаний? Какова была бы роль ЦБ в решении этой проблемы?

- Да это просто миф! Миф о банкире, отказывающемся от собственных доходов в силу своей зловредности. Проблема дефицита инвестиционных ресурсов это проблема отсутствия длинной ресурсной базы у негосударственных российских банков. Роль ЦБ тактическая - найти форму фондирования коммерческих банков для подобного рода деятельности. Роль ЦБ и правительства в разумной временной перспективе - ликвидировать монополию Сбербанка на ресурсы населения, на средства бюджета и внебюджетных фондов. Для начала, дабы избежать очевидного конфликта интересов, неплохо бы передать акции Сбербанка от ЦБ правительству.

- По ряду косвенных признаков начинает складываться ощущение, что эмигрировавший из России в девяностые годы капитал начинает возвращаться и вкладывается в нашу экономику. У вас такие же наблюдения? Нужна ли государственная массовая амнистия убежавших "серых" капиталов? Если нужна, то в какой форме?

- В такой форме наблюдение не разделяю. То, что убежавшему капиталу становится все менее уютно в местах своего нынешнего хранения, - замечаю. В действенность амнистии не верю. Новый режим налогообложения доходов физических лиц, на мой взгляд, фактически и является такой амнистией. Желающие легализовать свои накопления имеют прекрасный инструмент за разумные деньги.

- Меняются ли взаимоотношения власти и бизнеса в России, банковского бизнеса в частности? Каковы плюсы и минусы "дружбы" с властью - с административной вертикалью, силовыми структурами, бюджетом? Является ли близость к власти реальным конкурентным преимуществом?

- Меняются, причем в понятном и правильном направлении. Однако процесс этот долгий и сложный. На сегодняшний день дружба с властью - неоспоримое конкурентное преимущество. Но значимость этого преимущества в сравнении с объективными рыночными преимуществами уменьшается.

- Заметен ли вам вообще прогресс в развитии бизнеса в России? Становится ли он более цивилизованным?

- Пропорция между людьми, ведущими свой бизнес этично и неэтично, неуклонно меняется в пользу первых. В целом общий уровень этичности растет. При этом надо понимать, что не бывает так, чтобы кто-то вел бизнес этично, а с какой-то даты начал его вести неэтично, и наоборот.

- Выходит, что общий уровень этичности растет только за счет вновь выходящих на рынок предпринимателей?

- Да, и еще за счет того, что уходят, в том числе в результате физической убыли, те, кто вел бизнес неэтично.

Вообще бизнес в России становится более понятным и структурированным.

Банк "Московский деловой мир" (АКБ МДМ-банк) основан в декабре 1993 года. Генеральная лицензия N2361 от 15 июля 1994 года. Организован в форме ТОО, в 1997 году преобразован в открытое акционерное общество. Основные направления в работе с корпоративными клиентами - оптимизация финансовых потоков внутри холдингов, кредитование и управление денежными средствами клиентов, обслуживание экспортных контрактов и документарные операции. Банк продолжает оставаться активным дилером на рынке СКВ и "мягких" валют.

Долгосрочный ретроспективный анализ показателей баланса свидетельствует о нестабильном развитии бизнеса банка в последние три года. Если в 1996-м - первой половине 1997 года банк демонстрировал уверенный рост активов, капитала и кредитных вложений, то в последующие 12 месяцев все отмеченные показатели снижались в абсолютном выражении. Однако в течение кризисного второго полугодия 1998 года МДМ-банк резко нарастил активы (7-е место по динамике чистых активов в июле-декабре 1998 года), капитал (8-е место по динамике капитала в июле-декабре 1998 года) и кредитные вложения. По итогам 1998 года банк получил небольшую, но все же не отрицательную балансовую прибыль (34,3 млн рублей), что следует считать неплохим достижением: 13 из 30 крупнейших российских банков закончили 1998 год с балансовыми убытками. В 1999-2000 годах МДМ-банк поддерживал высокие темпы роста ключевых показателей масштаба бизнеса.

По состоянию на 1 января 2001 года занимал 12-е место по чистым активам (25,9 млрд рублей), 8-е место по капиталу (4,4 млрд рублей), 23-е место по полученной балансовой прибыли (255,4 млн рублей), 12-е место по размеру портфеля коммерческих кредитов (9,1 млрд рублей). Между тем доля кредитов в работающих активах МДМ-банка сравнительно невелика (43%); 65% кредитного портфеля составляют валютные кредиты. Как свидетельствует последнее исследование журнала "Эксперт", по состоянию на 1 января 2001 года МДМ-банк вошел во вторую группу финансовой устойчивости среди крупнейших по активам московских банков.

За последние два года МДМ-банк открыл пять филиалов в российских регионах, доведя их число до 13. Имеет филиалы (в скобках перечислены ключевые региональные клиенты): в Саяногорске (СаАЗ, "Саянская фольга", "Хакасуголь", "Хакасэнерго", Саяно-Шушенская ГЭС), Екатеринбурге (УГМК, НТМК), Самаре ("Авиакор", "Самеко"), Новокузнецке (КМК, ЗСМК), Кемерове ("Кузбассразрезуголь", "Кузнецкие ферросплавы"), Иркутске (БрАЗ, "Иркутскэнерго", "Востсибуголь"), Санкт-Петербурге (крупные предприятия ВПК включая "Северную верфь"), Владивостоке, Омске ("Омский бекон", Омский НПЗ), Смоленске, Ковдоре (Ковдорский ГОК), Анадыре, Красноярске. По степени регионального охвата входит в число 15 российских банков с самой обширной филиальной сетью.

По версии международного рейтингового агентства Fitch IBCA, МДМ-банку присвоены самые высокие рейтинги среди всех российских коммерческих банков (Short-term B, Long-term B-, Individual C/D, Legal 5T). По мнению специалистов Fitch IBCA, "наибольший риск банк несет по быстро растущим кредитным операциям в связи с их высокой концентрацией в узкой группе отраслей, прежде всего в алюминиевой, медной и нефтегазовой промышленности. В определенной степени демпфирует риски глубокое знание руководством банка бизнеса и финансовых потоков своих ключевых клиентов".