О водке

Разное
Москва, 11.06.2001
«Эксперт» №22 (282)

Может ли часть быть равновелика целому? Да, если и целое, и часть бесконечны. Так, субкультура пития равновелика всей русской культуре. И подобно тому, как нет уже на свете ни одного человека, знакомого со всей русской культурой, нет и человека, знающего все о русском питии; нет - и не будет никогда. Но это никак не причина давить в себе естественное стремление узнать о нем как можно больше - напротив, нужно узнавать и узнавать. Это в каком-то смысле даже и вопрос патриотизма. Не нужно только пытаться все познания приобретать на собственном опыте - не хватит ни здоровья, ни самой жизни. Как и в любой другой отрасли науки или искусства (русское питие не чуждо ни той, ни другому), надо черпать из бездонной сокровищницы накопленного опыта.

Ведь золотой век русского пития только-только закончился; еще живы многие и многие из тех, кто составил его немеркнущую славу, а изрядная часть этих людей продолжает понемногу практиковать. Есть, очень даже есть, у кого поучиться.

Для тех, кто недоуменно поднял бровь, прочтя мои слова о недавнем золотом веке, поясняю. Не было в истории России такой поры, когда профессионально или, на худой конец, на уровне крепкого любительства пила бы столь большая доля самодеятельного населения, как в последние десятилетия советской эпохи. Не было поры, когда бы столь подавляющая часть образованного сословия отдавала питию столько времени, столько духовных и физических сил. (Полагаю, что и в мировом масштабе ничего хоть отдаленно подобного никогда не было, но это не так уж важно: при разговоре о русском питии международные сопоставления заведомо безынтересны.) Сомнения в том, что при таких условиях шел бурный расцвет алкогольной субкультуры, равнозначны сомнениям в неистребимой талантливости населяющих Россию народов, то есть попросту недопустимы.

Отмечу, что золотой век пития кончился чуть раньше, чем породившая его власть Советов (гипотеза, объясняющая крах последней завершением первого, кажется мне весьма плодотворной, но здесь невозможно сколько-нибудь внятно ее обсудить - это тема для монографии). Вспоминается такой эпизод. В конце того самого 1985 года, в мае которого вышел пресловутый антиалкогольный указ, я - не помню уж с какой радости - послушался повестки, приглашавшей меня на вечерние сборы офицеров запаса. На задних рядах лекционного зала сбилась неплохая компания, проведшая губимые преподавателями часы в увлекательной беседе, - помнящие то время не удивятся, что в основном она состояла из повествований о выдающихся случаях употребления алкоголя. И в конце вечера самый молодой заднескамеечник с горечью сказал нам, более взрослым товарищам: "Вам-то хорошо, вы свою цистерну выпили!" Мы, разумеется, поспешили утешить молодого коллегу: мол, не боись, и ты свою выпьешь, - но слова наши звучали неискренне. И он, и мы были единодушны по всем пунктам: и в том, что выпить "свою цистерну" - хорошо; и в том, что в изменившихся условиях это будет сделать гораздо труднее; и даже, хотя вслух это не говорилось, в том, что труднее

У партнеров

    «Эксперт»
    №22 (282) 11 июня 2001
    Бюджетная политика
    Содержание:
    Разное
    Обзор почты
    Международный бизнес
    Наука и технологии
    Реклама