Не надо новых заводов

Марина Шпагина
18 июня 2001, 00:00

Мы будем плестись в хвосте прогресса до тех пор, пока не начнем вкладывать значительные серьезные средства в развитие собственных технологий

Болотистый участок в устье Клайда, в городке Гриноке неподалеку от Глазго. Раньше здесь делали торпеды для Флота Ее Величества, а сейчас собирают серверы и ноутбуки для Мирового Рынка. Готовясь к поездке на завод IBM, я пыталась представить себе, как выглядит это производство, если в России, как мне сказали, таких нет. Я хотела понять, почему их нет. Я думала, что, может быть, проблема в том, что мы не можем выдержать какие-то особые требования к высокотехнологичному производству - например, не теми словами молимся мировому качеству, или нам мешают дороги, или налоги. Мне казалось, что стоит съездить в Шотландию, чтобы увидеть суперзавод, какого днем с огнем не сыщешь на родине, так и не угнавшейся за мировой компьютерной модой, - напичканный роботами, управляемый умными программами и высоколобыми инженерами в белых халатах.

Все было не так. Никаких роботов, никаких конвейеров. Просто столы и рабочие, вооруженные электрическими отвертками, точно такими, как та, что лежит в моей московской квартире. За сборку сервера от начала до конца отвечает один человек, все необходимые детали мастер подбирает в соседнем помещении и складывает в две большие пластиковые коробки.

Я ходила по огромному темноватому и полупустому цеху, в одном конце которого копошились сборщики, а другой был заставлен коробками с готовой продукцией. Ни спешки, ни ажиотажа, никто не горит на работе. Завод загружен лишь на четверть, потому что летом спад продаж, а на склад работать бессмысленно, ведь сервер - это почти индпошив, их собирают под заказ. Спрашиваю: "Что с 'лишними' рабочими? Они в отпусках?" Провожатый, чернобровый мастер Джад, удивляется: "Когда люди понадобятся, их наймут". Он говорит на шотландском, почти ничего не понять, и нам переводят на английский: когда будет больше заказов, наймут и за две недели обучат новых. В Гриноке безработица составляет пятьдесят процентов (здесь были верфи, но они закрыты, заказчиков переманили южные корейцы), поэтому, хотя платят немного, в среднем тысячу фунтов в месяц, с кадрами проблемы нет.

Нам показывают еще лаборатории, где серверы тестируют. Имитируя все, что может с ними случиться в дороге, их трясут (мастер смеется: "Дороги в России"), роняют, нагревают и поливают упаковку водой. Серверы и упаковка все это выдерживают, мастер говорит, что процент производственного брака на заводе в Гриноке - один из самых низких в отрасли. Это красиво, но лаборатории, как и сборочный цех, не производят сильного впечатления: свинчивать, ронять и трясти, думается, с неменьшим успехом могли бы и у нас.

А чего не могли бы? Нет у нас простаивающих цехов в болотистой местности? Нет дешевых рабочих? Или электрических отверток? Все есть. И даже сборка компьютеров у нас есть. Но все это не главное. Малоквалифицированный труд сборщиков давно уже не влияет ни на технологичность продукции, ни даже, по большому счету, на ее качество. Все эти параметры задаются на намного более ранних этапах - когда в десятке стран мира производятся комплектующие, изготовленные по единым, установленным компанией-производителем, стандартам. И еще раньше - когда ею разрабатываются сами стандарты. И еще до того - когда ее ученые создают технологии, которые станут стандартом. И даже еще раньше, когда руководство компании определяет стратегические направления этих разработок, обеспечивая ей мировое лидерство на долгие годы вперед. Все остальное - и качество, и рост продаж - вторично и является лишь следствием.

Шесть лет назад, возглавив IBM, Лу Герстнер обнаружил, что IBM, которая долгое время пожинала плоды своего успеха на рынке мейнфреймов, теряет первенство в других технологиях, выходивших на первый план. Тогда он сформировал группу ученых, чтобы те выработали направления стратегических исследований на десять лет вперед, с учетом новых приоритетов, и резко увеличил расходы на НИОКР. Возвращение лидерства в кратчайшие сроки стоило IBM больших усилий и больших денег. Но рваться стоило: простой сборщик никогда не получит и сотой доли тех "ненормальных", по выражению Лу Герстнера, прибылей, которые достаются настоящему лидеру - технологическому.

Даже наплодив аналогичные заводу в Гриноке производства, мы, увы, не переймем у IBM того главного, что обеспечивает этой компании мировое лидерство, а ее продукции - мировое качество. Сборочный цех еще можно скопировать, технологии - нет. И пока мы не поймем этого и не начнем серьезно вкладываться в собственные разработки, суперзаводы будут существовать лишь в нашем воображении, а белые халаты - в старых фильмах про физиков. Материальное производство, собственно производство, в современном мире уже не играет той определяющей роли, какая отводилась ему полвека назад. И хотя мы, конечно, потеряем от того, что новый завод IBM будет построен не у нас, а скорее всего в Китае, где спрос на серверы на порядки больше нашего, мы немного обрели бы, построй они этот завод у нас.