Бездонное хозяйство

18 июня 2001, 00:00

2001, N21 (281)

Ночь продержались

Противопоставление "партии власти" и СПС - один из закономерных срезов анализа политической картины России, равно как и деление СПС на "демократов", "либералов", "консерваторов". Впрочем, на эти категории можно поделить не только СПС, как это делает автор статьи, но и "Единство", и даже КПРФ.

Является ли "Единство" пропутинской партией? Внешне - да. Но в сущности очень многим из "Единства" нужен не Путин, а близость к власти и сопряженные с этой близостью материальные блага. Кому-то - хлебное место в госконторе, кому-то - близость к дармовым ресурсам, кому-то - монополия на рынке. Если ВВП начнет всерьез и настойчиво осуществлять политику экономического либерализма при действительно сильном государстве (которое неравнозначно и, более того, глубоко враждебно всесильному градоначальнику, губернатору, безнаказанному грабителю в милицейской форме), то любовь многих членов "Единства" к президенту сильно поубавится. Но столь же очевидно, что это лишает смысла "антипутинские" настроения в СПС.

Что такое экономический либерализм при сильном государстве? Это часть расшифровки формулы, высказанной не столь давно Максимом Соколовым: "Бог, родина, свобода". Со свободой всс ясно даже дураку. С родиной - тому, кто понимает, что без сильного государства родины не бывает. С Богом пока ясно очень немногим. Но это пока.

Александр Савельев, asavelev@ibcor.ru

2001, N22 (282)

Тепло, вода и ржавые трубы

К сожалению, не могу согласиться с мнением авторов по поводу последовательности этапов реформы. Вы предлагаете сначала внедрять конкуренцию, а уже потом повышать долю населения в оплате жилья. Вашими бы устами да мед пить! Видели ли вы баланс какого-нибудь предприятия ЖКХ? Я как раз сейчас анализирую финансовое состояние тепловых сетей одного из городов Центральной России. Представьте: 450 млн кредиторки, 200 млн убытков, 120 млн дебиторки (плюс 200 млн учитываемого в составе убытков бюджетного недофинансирования). Годовая реализация тепловой энергии - чуть меньше 400 млн. Тарифы, между прочим, низкие и держались с 1998 года до последнего. ТЭЦ замучила исковыми заявлениями. Причина не только в неумении работать: "в интересах населения" местная администрация держит ставки оплаты для населения на низком уровне, а средств на субсидирование разницы между полным тарифом в бюджете нет, вот и копятся убытки. К чему привела такая политика в Приморье - все помнят. Реформа системы управления и внедрение конкуренции дело, конечно, хорошее, но долгое и не такое уж популярное. За это время объект реформирования может самоликвидироваться. Приморье - только первый звонок.

Кстати, процессы реформирования ЖКХ в нашей стране идут года эдак с 1993-го (именно тогда была одобрена Федеральная концепция реформирования ЖКХ). Процесс этот тормозится прежде всего низкой долей населения в оплате жилищно-коммунальных услуг. Спросите в любом городе, почему не проводятся конкурсы на обслуживание жилья, и получите ответ: бюджет свою часть денег не платит, а население покрывает лишь половину стоимости услуг. Так какой же вменяемый капиталист будет хорошо работать в таких условиях! Попытки населения "качать права" тоже наталкиваются на логичный аргумент: вы платите половину стоимости услуг, вот и получаете услугу половинного качества. Именно поэтому первым шагом должна стать "расчистка стартовой площадки": реструктуризация бюджетных долгов, аудит тарифов и т. д. Эти антикризисные меры - не прихоть авторов программы, а суровая необходимость. Надеяться на единомоментное улучшение ситуации по меньшей мере наивно. "Шокотерапия" иногда, конечно, тоже помогает: "те, которые выживают, те до старости живут". Кто хочет участвовать в эксперименте?

Е. А.

Поднятие тарифов не имеет ничего общего с антикризисным управлением. Реструктуризация, прозрачность финансовых потоков, сокращение издержек, сокращение штатов, например, - это да. Ну поднимем тарифы, и что? Сразу появятся деньги на замену теплосетей? Вряд ли. Они снова растворятся в ворохе квитанций, платежек, чеков и осядут в карманах руководителей ЖЭКов и связанных структур. Кстати, недавно по ТВ показывали передовой опыт одного предпринимателя, подрядившегося вывозить мусор оттуда, куда городские хозяйственники по тем или иным причинам добраться не смогли. Мэр поставил этого предпринимателя в жесткие условия по оплате, срокам, качеству уборки. Но за все время эксперимента на предпринимателя не было ни одной жалобы. Этот пример просто иллюстрирует то, что при желании заработать и умении это делать никакие преграды не страшны (ни плачевное состояние конструкций, ни низкие тарифы, ни что-то еще).

Скажите, есть ли хоть в одном ЖЭКе логистик? Финансист? Наконец, грамотный бухгалтер (это не тот, кто баланс сводит раз в квартал, а тот, кто минимизирует налоги и управляет финансами)? Вряд ли. Так в такую отрасль можно вбухать хоть весь годовой ВВП, все равно толку мало будет. Поэтому автор совершенно обоснованно предлагает пути реформирования. Не с поднятия тарифов, а с ревизии отрасли и определения утечек финансов.

Отрасль должна быть прозрачна. Тогда и будет видно, так ли уж необходимы дополнительные вливания ресурсов или это очередной способ решить проблему, даже не пытаясь разобраться.

Dmitry Parph, dparph@chat.ru

Сто первый шанс

Тот факт, что Владимир Путин поддержал национальных автопромышленников, говорит о том, что мы наконец начинаем смотреть на проблему с разных сторон, прежде всего с точки зрения качества и экологии. Раньше все решалось примитивно просто - ограничения ради защиты интересов отечественных производителей, но то, что они производили душегубки, не отвечавшие никаким нормам по выхлопам и экономичности, интересовало лишь дюжину экологов. Теперь создаются реальные правила для честной конкуренции за нашего потребителя. Это также меняет старый советский менталитет, основанный на двойных стандартах: лучшее идет на экспорт, а все, что осталось, - на внутренний рынок, сначала через парторганизации, затем через бандитов, окопавшихся прямо в цехах завода.

Автомобилестроение и стройиндустрия - важнейшие отрасли, они дают толчок развитию всей экономики. Так было в США и Европе. Кроме того, они дают дополнительный эффект: огромное множество смежных производств и сервисов. Это повышает занятость и создает прибавочную стоимость, то есть появляются реальные доходы, а не дутые за счет оптимизации импорта, ухода от налогов, взяток и близости к кормушке. Еще бы снизить налоговую нагрузку, и мы привлечем большие инвестиции в эту отрасль.

Открытая конкуренция и заслон на пути иностранных отходов позволят нам всем дышать легче. В прямом и переносном смысле.

Иван Копейкин