Дело не в Милошевиче

2 июля 2001, 00:00

"В то время как толпа пела национальный гимн, группа пожилых женщин заметила иностранных журналистов и начала их ругать. Атмосфера становилась крайне угрожающей и стайка репортеров, осыпаемая плевками, монетами и пинками, бросилась прочь. Но корреспондент и оператор ВВC были схвачены и избиты", - рассказывалось в репортаже этой компании.

Произошло это в ночь на 26 июля в столице Македонии, когда пятитысячная толпа штурмом взяла здание парламента, где президент Македонии Борис Трайковский вел переговоры с представителями албанских партий. В толпе было замечено несколько десятков резервистов полиции и даже солдат, стрелявших из автоматов в воздух. Демонстранты, возмущенные вывозом натовцами вооруженных албанских боевиков из столичного пригородного поселка Арачиново, требовали отставки президента Македонии и сжигали портреты Хавьера Соланы, координатора внешней политики Евросоюза.

И, похоже, не случайно избили именно английских журналистов - возглавить будущие миротворческие силы НАТО в Македонии должен представитель Британии. Так что на следующий день министр иностранных дел Англии Джек Стро отложил свою запланированную поездку в Скопье до лучших времен. А затем и США рекомендовали своим гражданам воздержаться от поездок в Македонию в связи со всплеском здесь "антизападных" настроений.

"С помощью НАТО и ЕС правительство удалило террористов из Арачиново быстро и полностью, - обратился к народу по телевидению президент Македонии. - Похоже, меня обвиняют из-за достигнутого успеха". И намекнул, что за этим стоят "некие внутренние силы на всех уровнях государства". "Важно, что Скопье теперь свободно и вне угрозы", - оценил операцию по вывозу боевиков из Арачиново Хавьер Солана. Но бывший генсек НАТО упустил из виду созданный им самим три года назад "косовский синдром" на Балканах. "Мы не понимаем, в чем мы виноваты, почему Евросоюз поддержал вчера албанцев и под угрозой прекращения экономической помощи потребовал изменить нашу конституцию, а сегодня НАТО вывозит вооруженных боевиков из-под огня нашей армии", - так говорили демонстранты.

На самом деле о каком-либо союзе НАТО с албанскими боевиками против Скопье, как это было в Косово, и речи быть не может. Совершенно не обстрелянная македонская армия не идет ни в какое сравнение с сербской, а недавний успех миротворческих сил в бескровном разоружении боевиков в Прешево был связан в первую очередь с угрозой вступления сюда сербских войск. В Македонии же ситуация прямо противоположная. Захват боевиками Арачиново (причем без единого выстрела) именно в тот день, когда президент Борис Трайковский по настоянию Запада выдвинул свой "трехфазный" мирный план, ужесточение переговорной позиции албанцев после перемирия и, наконец, уход боевиков из поселка только по настоянию западных миротворцев - все говорит о том, что стратегическая инициатива здесь прочно удерживается боевиками.

Официальная политика Запада в македонском кризисе заключается в том, чтобы за счет повышения статуса и уравнивания конституционных прав албанского населения добиться изоляции боевиков в албанском обществе. Однако эта стратегия привела к прямо противоположным результатам - легальные албанские партии подписали с боевиками мирный протокол, а события вокруг Арачиново ясно показали, что в славянском сообществе Македонии стремительно нарастает раскол. И главная причина этого - застарелый "косовский синдром". Воспоминания о давнишней интервенции НАТО поддерживают в этноцентричном македонском обществе несбыточные надежды албанцев и питают страхи славян. Нежелание НАТО втягиваться в антипартизанскую войну на Балканах вполне понятно. Во время своей предвыборной компании Джордж Буш не только осудил интервенцию Клинтона на Балканах, но и пообещал организовать быстрейший вывод американские войск. Однако, если до этого не остановить албанскую герилью, то на Балканах наверняка вспыхнет еще одна война. И поскольку Слободан Милошевич к этому времени, скорее всего, предстанет перед Гаагским трибуналом, то автоматически в глазах местного населения именно Вашингтон станет виновником обеих войн. Что совершенно верно.