О торговле Милошевичем

Александр Привалов
научный редактор журнала "Эксперт"
2 июля 2001, 00:00

Когда читатель возьмет в руки этот журнал, мутная история с экс-президентом Югославии Слободаном Милошевичем, надо думать, немного прояснится - во всяком случае, действующие в ней лица в ходе проб и ошибок научатся сколько-нибудь пристойно ее излагать. На момент же сдачи этой статьи (вечер четверга) они несли какую-то ахинею.

Ведь как было дело? Сначала правительство СРЮ вроде бы решило выдать Милошевича Гаагскому трибуналу. Потом конституционный суд вроде бы постановил, что это решение неконституционно. Ничего другого, между прочим, он постановить и не мог, ибо югославская конституция - действующая конституция суверенной страны - эксплицитно отрицает возможность выдачи своих граждан по каким бы то ни было иностранным требованиям. В четверг утром окружной суд Белграда объявил, что "приостанавливает любые действия по делу Слободана Милошевича" до вынесения решения по серии требований его адвокатов. Все оживленно судачат о том, как югославские власти справятся с диким цейтнотом: срок, установленный Западом для выдачи Милошевича, истекает, а выдать его при всем желании не получается... И вдруг - в четверг вечером - сообщение какого-то радиоканала: Милошевич летит в Гаагу. Затем - подтверждения и уточнение: уже прилетел. Человек из правительства Сербии испуганно лепечет в телекамеру, что, мол, правительство понимало (!), что конституционный суд решил дело неправильно (!), а потому... В общем, всесветный позор. Так денег хочется, что не до формальностей - все равно ведь сдались на милость победителя: снявши голову, по волосам не плачут.

История, словом, дрянная. Каким бы злодеем ни был Милошевич - я, например, согласен, что на нем пробы ставить негде, - фарса с его обменом на западные кредиты это не оправдывает. Прав Алексей Митрофанов: это действительно "торговля телом". Прав Егор Строев: это действительно "начало конца самой Югославии, начало конца ее государственности". Прав Владимир Жириновский, ставя Белграду в пример куда более разумное поведение южнокорейцев: "двух своих президентов посадили, а Гаагскому суду их не отдали". (А если это говорят не самые симпатичные персонажи, то кто мешал высказаться более симпатичным?) Сравнительно пристойным - прав Дмитрий Рогозин - могло бы оказаться слушание дела пусть тем же трибуналом, но в Белграде, но Западу этого показалось мало. Ему требовалось безоговорочное оправдание бомбежек 1999 года - и он, надавив как следует, такое оправдание получил. Выдача суверенным государством (не капитулировавшим в войне!) своего бывшего руководителя иностранным державам (не победившим в войне!), да еще в ответ на прямое объявление цены выдачи в долларах, да еще на фоне безостановочных подвигов облагодетельствованных албанцев в Македонии - "право сильного" во всей своей немыслимой красе.

Так что я очень понимаю депутатов российской Думы, принявших за несколько часов до того, как руководство Югославии поддалось шантажу, обращение к этому самому руководству "с настоятельной просьбой воздержаться от выдачи Слободана Милошевича". Понимаю - но одобрить никак не могу. У кого-то из 286 депутатов, голосовавших за обращение, были прекрасные мотивы, у кого-то, может быть, и совсем даже дурные, а результат получился на всех один - пшик. Россия в лице своих парламентариев в очередной раз сыграла неблагодарную роль собаки, которая "лает, а караван идет". И это скверно не только потому, что не следовало бы приучать мировое сообщество видеть нас в этой роли. Скверно еще и потому, что в этом именно случае можно было бы, кажется, придумать что-нибудь и поинтереснее пустых деклараций. Только вот думать никто не хочет, все голосуют.

А вы только вообразите такую, например, картину. Запад, значит, говорит: выдайте Милошевича - и получайте миллиард тридцать миллионов долларов. И тут встаем мы и говорим: получайте миллиард и тридцать два миллиона долларов, Милошевича же оставьте себе. А хотите - возьмите себе и Пал Палыча Бородина. Не хотите? Не надо. Берите деньги и судите сами своего Слобо. Согласитесь, это был бы совершенно иной поворот сюжета: не гуманитарные восклицания мелочи, не приглашенной к столу, а серьезный ход серьезной державы.

И не говорите мне, что у России нет таких денег: в запасе у Геращенко тридцать раз по столько. И не говорите мне, что такой суммы на Милошевича как-то жалковато. Во-первых, не на Милошевича, а на имидж великой державы. А во-вторых, с чего вы взяли, будто мы эти деньги потеряем? Это же не подарок, как и западный миллиард не будет подарком, а кредит, да к тому же кредит связанный, какой и те дадут. Стало быть, давая эти деньги, мы бы взяли генеральный подряд на восстановление и модернизацию экономики не самой захудалой на свете страны. Стало быть, в этом случае мы бы восстанавливали в Югославии дороги, плотины и заводы, мы бы поставляли оборудование для заводов и электростанций... Если не слишком воровать, мы бы за пять лет этот миллиард как минимум удвоили! Да даже если будут и приворовывать - всс не так, как на восстановлении Чечни: ведь заграница...

Хотя, конечно, Коштуница у нас денег все равно бы не взял. А и взял бы - не отдал. Не мы победили - не нам и зарабатывать.