Они хотят стать хорошими

Дмитрий Сиваков
9 июля 2001, 00:00

Собственники крупнейших металлургических компаний готовы к репатриации капитала. Требуется понимание государства

Металлургия - третья по важности отрасль для бюджета, по поступлениям в него она уступает лишь нефтяной и газовой промышленности. Но по количеству трудно решаемых проблем она занимает, наверное, первое место. Сильнейшая изношенность основных фондов, технологическая отсталость, низкий уровень производительности труда, хроническая нехватка инвестиций, войны за собственность - такого сгустка проблем нет ни у нефтяников, ни у газовиков.

Сейчас в металлургии сформированы все предпосылки для интенсивного развития. Судя по всему, быстрота запуска этого процесса зависит не только от предпринимателей, но и от государства, которое просто обязано поддержать позитивные тенденции. Металлурги, обращаясь к властям, подчас сбиваются на примитивный протекционизм и налоговые льготы. От государства же требуется всего ничего - сформировать долгосрочную политику по отношению к отрасли и не вмешиваться без достаточных оснований в ее текущую жизнь. Если металлургам и нужна поддержка, то для сокращения издержек производства, а не для увеличения валовой прибыли.

Что требуется закрепить

Нет никаких сомнений в том, что в отрасли продолжается масштабная интеграция предприятий в холдинги. В меньшей степени - в цветной металлургии. Например, СУАЛ покупает Надвоицкий алюминиевый завод (пока объявлено о приобретении блокирующего пакета акций), а Уральская горно-металлургическая компания пытается поглотить Карабашский медеплавильный комбинат.

В значительно большей степени - в черной металлургии. Здесь слияния и поглощения проходят чаще, а масштаб их значительнее. Только за последние месяцы случилось несколько важнейших событий. Трубно-металлургический холдинг ОМК объявил о планах альянса с "Северсталью". Компания "Южный Кузбасс" приобрела "Мечел". "Евразхолдинг" наконец стал полноправным хозяином крупной угольной компании "Кузнецкуголь".

Судя по развитию событий, уже через пару лет на рынке останется всего три-четыре крупных игрока. Все остальные будут интегрированы в орбиту их интересов.

Пока государство не высказывает своего отношения к этим интеграционным процессам. Скорее всего, власти будут молчаливо приветствовать такие инициативы, пока они дают реальный экономический эффект.

А эффект они будут иметь еще какой: укрупнение бизнеса резко расширило инвестиционные горизонты.

В ближайшие два-три года возможен сильнейший рост внутренних инвестиций на реконструкцию, перевооружение, модернизацию производства. Большие проекты есть у "Норильского никеля", Новолипецкого и Магнитогорского меткомбинатов, "Евразхолдинга", "Северстали", СУАЛа и других фигурантов рынка. Причем речь идет о действительно серьезных реконструкциях производства, масштаб которых сравним разве что с программами модернизации во времена СССР (например, на КМК планируется полностью заменить мартены электродуговыми печами). Иногда речь идет и вовсе о новом строительстве. Если подсчитать суммарный заявленный размер инвестиций до 2003 года, получится 6-8 млрд долларов.

Еще одна позитивная тенденция: облагораживание методов слияний и поглощений. Сошли на нет грязные способы овладения собственностью вроде вооруженных захватов заводоуправлений (последний, уже почти забытый, пример - захват Качканарского ГОКа). Зато распространяются такие способы, как борьба за лояльность мелких акционеров (концентрация капитала в трубной промышленности), конкурентный выкуп предприятий ("Южный Кузбасс" переиграл "Евразхолдинг" в борьбе за "Мечел" исключительно за счет большей выкупной цены). До публичных оферт и тендеров - всего один шаг.

Хитом сезона стала идея капитализации растущих металлургических бизнесов. Все, за исключением УГМК (его владельцы пока еще ясно не высказались на этот счет), уже начали активно работать в этом направлении. Первым в деле капитализации преуспел тот, кто первым его начал, - "Норильский никель". Его акции не только достаточно ликвидные, но и самые быстрорастущие в РТС.

Очень важна и тенденция легализации экспорта металлургических холдингов, то есть предоставление публике данных о реальных доходах от продажи продукции на Западе. Создатели "Русского алюминия", например, в соответствии с заявленной целью капитализации бизнеса на определенном этапе вынуждены были легализовать экспорт (до сих пор алюминщики работают по совершенно не прозрачным толлинговым схемам). Но первым это сделал "Норильский никель", который выкупил своего эксклюзивного трейдера, продающего металл на Лондонской бирже. Наконец, о легализации экспорта стали прямо говорить и другие металлурги (см. "Проблемы экспортеров").

Эту инициативу, которая сама по себе порождает для собственников металлургических заводов крайне деликатную тему вывоза и ввоза капитала, государство должно не просто поддерживать, а лелеять.

Конъюнктура не помеха

По всем прогнозам, 2001 год должен был выдаться нелегким для российских металлургов. На рынке стального проката многие аналитики предвещали циклический спад потребления и, соответственно, прибылей сталелитейных компаний. Однако, по данным первых четырех месяцев (см. графики 1-2 и 6), никакого провала не видно. Даже если он и случится, у сталелитейных компаний есть хорошие козыри: растущий внутренний спрос и низкая себестоимость производства, которые позволят удерживать свою долю на мировом рынке достаточно уверенно и без особых потерь. Поэтому в случае спада 2001 год будет ознаменован усилением борьбы сталелитейщиков за сокращение издержек ради сохранения валовой прибыли.

На рынках цветных металлов после удачного 2000 года с высочайшими ценами на платину, палладий, никель и алюминий тоже был риск ценовой рецессии. Однако размах колебаний цен сейчас находится в допустимых для бизнеса пределах, поэтому и статистические показатели по рынку пока не предвещают ничего плохого (см. графики 3-6).

Проблемы экспортеров

Ситуацию на рынке черной металлургии комментирует Сергей Солодов, президент холдинга "Металлоинвест", председатель совета директоров Орловского сталепрокатного завода

Прошедший год был звездным годом для российских металлургов: сложилась хорошая ценовая конъюнктура, увеличилось производство железорудного сырья, чугуна, заготовки, проката, метизных изделий. Выросли в ценовом выражении как внутреннее потребление, так и экспорт.

Стоимостной объем экспорта черных металлов за истекшие пять месяцев 2001 года по сравнению с аналогичным периодом прошлого года сократился, по данным Минпромнауки, на 7,5%. Общее сокращение спроса на металл на Западе и низкая себестоимость продукции российских металлургов, позволяющая нам успешно конкурировать с местными производителями и экспортерами из других стран, обернулись для России резким уменьшением квот по поставкам на западный рынок. В этом контексте вся отрасль заинтересована в сохранении прибыли, полученной от уменьшения внутренних издержек. Сохранение же прибыли означает сохранение темпов и объемов инвестиций в развитие более высоких переделов в металлургии.

Стратегия государственной поддержки низкого курса рубля, при котором промышленность остается конкурентоспособной, и поддержка государством процесса создания легальных трейдерских компаний дали бы российским промышленникам возможность уйти от сырьевого экспорта к поставкам более технологичной продукции. Эти вопросы с видимой успешностью лоббируются через РСПП крупнейшими российскими экспортерами.

Очень важен для металлургов вопрос повышения тарифов естественными монополиями. Здесь возможны компромиссные решения, такие как договоренности металлургических заводов с МПС о поставках профильной продукции. Разумеется, главными переговорщиками могли бы быть крупные поставщики вроде Бежицкого сталелитейного завода (недавно закончившего реконструкцию), который поставляет почти половину всего вагонного литья, потребляемого МПС.

Есть только одна сложность: экспортерам, в себестоимости продукции которых транспортная составляющая значительна, очень сложно прогнозировать развитие своего бизнеса в условиях неопределенности с реструктуризацией МПС. Положение серьезное, так как естественные монополии стремятся к единой ставке внешнего и внутреннего тарифов, хотя внутренний рынок работает по другим законам.

Предприятиям черной металлургии, поставившим для себя экспорт дорогой технологической продукции как стратегическую задачу, необходимо еще и решение такого вопроса как повышение стандартов качества. Что и происходит на Орловском сталепрокатном заводе: по большинству товарной продукции мы занимаемся получением международные сертификатов качества ISO-9001.

Проблем в российской черной металлургии много. Однако заинтересованность и понимание их важности правительством пока выразились только в Программе развития металлургической отрасли России до 2010 года, утвержденной еще осенью 1998-го.