Потерянные миллиарды

Рейтинг
Москва, 16.07.2001
«Эксперт» №27 (287)
Вступление России в ВТО встретило беспрецедентное сопротивление противников нашего экспорта. Ситуацию комментирует замминистра экономического развития и торговли Максим Медведков

Ни одна страна при вступлении во Всемирную торговую организацию не сталкивалась с такими требованиями, которые предъявлены к России: сначала приведение в порядок законодательства, потом - присоединение к ВТО (см. подверстку. - "Эксперт").

По мнению некоторых стран, Россия еще не достигла рубежа, позволяющего перейти к завершающей стадии, то есть к согласованию протокола о присоединении. Наиболее больными темами для наших партнеров стали, во-первых, российское таможенное регулирование, не соответствующее нормам ВТО, во-вторых, процедуры стандартизации и сертификации продукции, которые, по их мнению, в нашей стране сложны, затянуты по времени и затрудняют конкуренцию на рынке. В результате подготовка протокола о присоединении России к ВТО откладывается на неопределенный срок, переговорный процесс замедляется.

Тем не менее мы не намерены опускать руки: процесс приведения российского законодательства в соответствие с нормами ВТО идет полным ходом: из десяти необходимых законопроектов восемь уже практически готовы и согласованы со всеми заинтересованными ведомствами. На 26 июля запланировано заседание правительства, где Министерство экономического развития и торговли представит свои предложения по дальнейшему переговорному процессу о вступлении в ВТО.

- Чем чревато для России нежелание ее торговых партнеров начинать обсуждение протокола о присоединении?

- Собственно сроками вступления России в члены мирового торгового клуба. Дело в том, что сейчас вовсю ведутся двусторонние переговоры по тарифам и по доступу на рынок услуг; в рамках неформальных рабочих групп проходят переговоры по сельскому хозяйству, и уже начались контакты по техническим барьерам в торговле. Но в этом процессе (вступления в ВТО. - "Эксперт") не хватает основного элемента - переговоров по докладу рабочей группы, он же протокол о присоединении, где и будут закреплены конкретные условия нашего вступления в ВТО. В ходе именно этих переговоров и должен быть решен системный вопрос - будет ли на нас распространяться ВТО или "ВТО плюс".

- "ВТО плюс" получил Китай, согласившись стать членом этой организации в качестве страны с нерыночной экономикой с сохранением этого статуса в течение пятнадцати лет. Нечто подобное может ожидать и Россию?

- Да, на Россию тоже могут быть распространены дополнительные обязательства. Потому мы и говорим нашим партнерам, что не можем дальше вести переговоры по либерализации доступа на рынок, пока не будем знать, какие требования к нам будут предъявляться. В том числе речь может пойти и о сохранении за Россией нерыночного статуса. Это, разумеется, для нас неприемлемо.

- Есть ли у нас какие-либо рычаги воздействия на партнеров по переговорам?

- Ну, во-первых, никто нас против нашей воли членом ВТО не сделает. Во-вторых, переговорный процесс имеет активную поддержку премьер-министра и президента. Договариваться с ВТО мы будем столько, сколько нужно для того, чтобы договориться нормально. Но все дело в том, что не в интересах наших партнеров задерживать наше присо

У партнеров

    «Эксперт»
    №27 (287) 16 июля 2001
    Торговля с украиной
    Содержание:
    Обзор почты
    Тема недели
    Экономика и финансы
    Общество
    На улице Правды
    Реклама