Потерянные миллиарды

16 июля 2001, 00:00

Вступление России в ВТО встретило беспрецедентное сопротивление противников нашего экспорта. Ситуацию комментирует замминистра экономического развития и торговли Максим Медведков

Ни одна страна при вступлении во Всемирную торговую организацию не сталкивалась с такими требованиями, которые предъявлены к России: сначала приведение в порядок законодательства, потом - присоединение к ВТО (см. подверстку. - "Эксперт").

По мнению некоторых стран, Россия еще не достигла рубежа, позволяющего перейти к завершающей стадии, то есть к согласованию протокола о присоединении. Наиболее больными темами для наших партнеров стали, во-первых, российское таможенное регулирование, не соответствующее нормам ВТО, во-вторых, процедуры стандартизации и сертификации продукции, которые, по их мнению, в нашей стране сложны, затянуты по времени и затрудняют конкуренцию на рынке. В результате подготовка протокола о присоединении России к ВТО откладывается на неопределенный срок, переговорный процесс замедляется.

Тем не менее мы не намерены опускать руки: процесс приведения российского законодательства в соответствие с нормами ВТО идет полным ходом: из десяти необходимых законопроектов восемь уже практически готовы и согласованы со всеми заинтересованными ведомствами. На 26 июля запланировано заседание правительства, где Министерство экономического развития и торговли представит свои предложения по дальнейшему переговорному процессу о вступлении в ВТО.

- Чем чревато для России нежелание ее торговых партнеров начинать обсуждение протокола о присоединении?

- Собственно сроками вступления России в члены мирового торгового клуба. Дело в том, что сейчас вовсю ведутся двусторонние переговоры по тарифам и по доступу на рынок услуг; в рамках неформальных рабочих групп проходят переговоры по сельскому хозяйству, и уже начались контакты по техническим барьерам в торговле. Но в этом процессе (вступления в ВТО. - "Эксперт") не хватает основного элемента - переговоров по докладу рабочей группы, он же протокол о присоединении, где и будут закреплены конкретные условия нашего вступления в ВТО. В ходе именно этих переговоров и должен быть решен системный вопрос - будет ли на нас распространяться ВТО или "ВТО плюс".

- "ВТО плюс" получил Китай, согласившись стать членом этой организации в качестве страны с нерыночной экономикой с сохранением этого статуса в течение пятнадцати лет. Нечто подобное может ожидать и Россию?

- Да, на Россию тоже могут быть распространены дополнительные обязательства. Потому мы и говорим нашим партнерам, что не можем дальше вести переговоры по либерализации доступа на рынок, пока не будем знать, какие требования к нам будут предъявляться. В том числе речь может пойти и о сохранении за Россией нерыночного статуса. Это, разумеется, для нас неприемлемо.

- Есть ли у нас какие-либо рычаги воздействия на партнеров по переговорам?

- Ну, во-первых, никто нас против нашей воли членом ВТО не сделает. Во-вторых, переговорный процесс имеет активную поддержку премьер-министра и президента. Договариваться с ВТО мы будем столько, сколько нужно для того, чтобы договориться нормально. Но все дело в том, что не в интересах наших партнеров задерживать наше присоединение. По той простой причине, что, пока мы не в ВТО, они теряют деньги.

- Каким образом?

- Например, когда платят сбор в размере 0,15 процента за таможенное оформление ввозимых в Россию и вывозимых из нее товаров. Эта норма российского таможенного законодательства не соответствует нормам ВТО, где сказано, что сбор, взимаемый таможней за оказание подобной услуги, должен соответствовать объему оказанной услуги. Они теряют деньги на действующей у нас, но не соответствующей нормам ВТО системе таможенной оценки. Они теряют, уплачивая сбор в размере 0,15 процента от цены контракта, взимаемый российскими банками за оформление паспортов внешнеторговых сделок. Их инвесторы и импортеры побаиваются иметь дело с Россией, опасаясь непредсказуемости системы. Но они придут сюда, когда предсказуемость системы будет гарантирована, а лишние расходы с их стороны ликвидированы. Все это станет возможным, когда Россия вступит в ВТО, приведет свою торговую политику в соответствие с мировыми нормами, станет предсказуемой и транспарентной. Пока же каждый день отсрочки стоит нашим партнерам определенной суммы.

- Что теряет Россия?

- Тоже немало. Условия доступа российских товаров на основные рынки сбыта постоянно ухудшаются. В настоящее время против России и российских экспортеров применяется свыше сотни ограничительных мер, большая часть из которых носит дискриминационный характер. Общий прямой ущерб от них составляет два-три миллиарда долларов. Иными словами, доступ российских товаров на зарубежные рынки становится проблемой экономической безопасности страны.

Россия продолжает оставаться изолированной от участия в разработке новых правил международной торговли. Ее интересы при проведении этой работы не учитываются. В результате могут быть приняты решения, ставящие под угрозу стратегические интересы страны. Это касается, например, таких новых для ВТО вопросов, как торговля и окружающая среда (экологический демпинг), торговля и социальные вопросы (социальный демпинг), особые правила торговли в энергетической сфере. Все эти вопросы страны - члены ВТО планируют обсудить на предстоящих переговорах - "раунде тысячелетия".

Но при всем том Россия вряд ли согласится на половинчатое членство в ВТО, ведь в этом случае никаких преимуществ она не получит - российская экономика по-прежнему будет нести потери в прежних же объемах. Смысла в таком членстве нет никакого.

- Что же дальше?

- Российская делегация отклонила требование рабочей группы выносить на ее рассмотрение все законопроекты, расценив его как чрезмерное. Решено было пока не начинать подготовку протокола о вступлении России в ВТО. Вновь этот вопрос может быть рассмотрен на следующем заседании рабочей группы в декабре 2001 - январе 2002 года. Однако я не исключаю возможности компромиссного решения в течение ближайших месяцев.

Интервью взяла Татьяна Мухина

Последнее заседание рабочей группы по присоединению России к ВТО, состоявшееся в конце июня в Женеве, ясно продемонстрировало всему миру, что в ВТО Россию не ждут и к участию в определении правил мировой торговли допускать не спешат. На этом заседании страны - члены ВТО отказались начать с Россией переговоры по подписанию протокола о присоединении - ключевом для страны-кандидата документе, закрепляющем конкретные условия ее членства в ВТО. Делегации стран - участниц ВТО заявили не только о своем недовольстве российским законодательством (это дело обычное - процесс его изменений идет с 1994 года), но и о том, что его изменения недостаточно: "Надо будет еще посмотреть, как вы будете новые законы исполнять". Кроме того, России предложили выносить все готовящиеся законопроекты на рассмотрение рабочей группы.

До этого заседания считалось, что главные игроки ВТО, к коим принято относить США, ЕС, Канаду и ряд других стран, настроены по отношению к России лояльно. Причем российские переговорщики не раз подчеркивали, что даже США, прохладно относящиеся в последнее время к России, на переговорах по ВТО демонстрировали вполне доброжелательный настрой. Да и среди других стран не было ярых противников членства России в мировом торговом клубе - в последнее время чуть ли не все западные лидеры и высокопоставленные чиновники самой ВТО не раз высказывались в поддержку России.

Поэтому отказ от начала работ по подготовке протокола, инициаторами которого стали США, Канада и Австралия, выглядит вдвойне удручающим. Мало того, что теперь Россия, вступающая в ВТО вот уже семь лет, оказывается по самому пессимистичному сценарию отброшенной от заветной цели еще года на три-четыре, так еще и непонятно, на кого ей теперь опираться. Ведь все заверения в поддержке со стороны торговых партнеров теперь придется рассматривать сквозь призму негативных для России результатов последнего заседания рабочей группы.