О подъеме "Курска"

Разное
Москва, 16.07.2001
«Эксперт» №27 (287)

Один умный человек указывал на принципиальное отличие склада ума горожанина - тут точнее будет сказать не по-русски: буржуа - от крестьянского. Буржуа дорассудочно убежден, что неудача в каком-либо деле свидетельствует лишь о недостатке вложенных в это дело сил и прежде всего денег. Не вышло - приналяг поусерднее, заплати побольше - и никуда не денется, выйдет. Крестьянин же, куда более тесно общающийся с природой, знает, что неудача бывает непоправимой. И в этом случае слово "дорассудочно" не скажешь - крестьянин, очевидно, исходит из опыта: если поле побил град, то хоть наизнанку вывернись, хоть последнюю рубаху продай, но в этом году на этом поле урожая не будет.

Этот тезис, как и любое другое обобщение, не надо понимать буквально. Конечно, разумный человек, поселянин он или житель мегаполиса, вполне способен в конкретном случае понять, обратима ли постигшая его беда. Но инстинктивно, не успев подумать, "буржуа" и "природный" человек с большой вероятностью поведут себя по-разному: первый кинется искать виноватых и занимать деньги на немедленную попытку все исправить, второй - нет. Так вот, "природный" подход к жизни подчас бывает достойнее. Особенным прогрессом от него, бесспорно, не пахнет, но зато он не дает впасть в суету, не только малопристойную на фоне случившейся беды, но и вполне бессмысленную при здравой оценке. В такую суету, в какую мы, похоже, впали в истории с подъемом подводной лодки "Курск".

В этом вопросе, вынужден признать, я расхожусь с внятным большинством соотечественников: по данным опроса, проведенного 26 мая фондом "Общественное мнение", 65% населения считает подъем лодки необходимым при 27% против. (Я, правда, только что опросил всех, кого поймал в редакционном коридоре; соотношение вышло обратное: 21 человек считает, что поднимать "Курск" не надо, 8 - что все-таки надо. Но этот опрос явно не репрезентативен...) В свете сказанного выше о двух разных складах ума это можно было бы истолковать как свидетельство достаточно высокой урбанизированности населения РФ, но толкование это будет дурацкое: по редакционному коридору тоже не селяне ходят.

Зачем нужно поднимать лодку? Вице-премьер Клебанов говорит: "Чтобы по возможности выявить причины и обстоятельства ее гибели. Полученная информация должна быть использована при проектировании новых лодок и повышении живучести существующих". Очень понятные слова - особенно трогательное "по возможности". Обломки самолета, на котором разбились прошлой весной Зия Бажаев и Артем Боровик, не требовалось поднимать со дна Баренцева моря - они лежали на московском аэродроме, однако убедившего публику объяснения катастрофы специалисты так и не представили. Можно ли считать, что с "Курском" выяснить причины и доказательно их изложить будет проще? И можно ли утверждать, что ничто, кроме остатков "Курска", не способно помочь "повышению живучести"?

Еще говорят, что нет гарантий безопасности лежащего на стометровой глубине ядерного реактора. Но мне почему-то кажется, что в этих разговорах больше жел

Новости партнеров

«Эксперт»
№27 (287) 16 июля 2001
Торговля с украиной
Содержание:
Обзор почты
Тема недели
Экономика и финансы
Общество
На улице Правды
Реклама