Цена порядка

Главный способ борьбы с энергетическими кризисами - наведение порядка, считает заместитель председателя правления РАО "ЕЭС России", заместитель руководителя Антикризисного штаба по обеспечению готовности энергокомпаний Дальнего Востока к осенне-зимнему максимуму Михаил Абызов

- Будет ли зимой кризис в Приморье?

- Это зависит от целого ряда факторов. Энергообеспечение региона осуществляет АО "Дальэнерго" - дочерняя компания РАО "ЕЭС России" и предприятия коммунальной энергетики, подконтрольные местным властям. "Дальэнерго" снабжает теплом Владивосток (на 80 процентов), Артем (на 25 процентов) и Партизанск (на 50 процентов). Теплоснабжение остальных объектов осуществляется предприятиями муниципальной энергетики. Соответственно, будет кризис или не будет кризиса, зависит от готовности к зиме как предприятий большой энергетики, так и коммунальных предприятий.

В прошлом году кризис имел несколько фаз. Фаза номер один - начало подачи тепла и полная технологическая неготовность к этому предприятий муниципальной энергетики: отсутствие батарей в стояках, неподготовленность муниципальных котельных и так далее. Далее - наступление холодов и обмерзание всей системы теплообеспечения города: трубы полопались, вышли из строя муниципальные котельные, топлива не оказалось. Чтобы компенсировать отсутствие тепла, люди включили электронагревательные приборы. Произошел всплеск потребления электроэнергии на 20-25 процентов. Ни готовность оборудования электростанций, ни наличие топлива на складах не были рассчитаны на такой рост нагрузки. Дальше произошла быстрая сработка запасов угля на складах наших станций. Одновременно начались перебои с поставками дальнепривозных углей, вызванные крайне низкими температурами: техника на угольных разрезах просто не приспособлена к работе при таких температурах. Соответственно, за десять дней на "Дальэнерго" вообще не было поставлено ни тонны угля. Все это в прошлом году сошлось в одной точке - и произошел кризис.

- А РАО ЕЭС ни в чем не виновато?

- Энергетики не имели достаточных резервов топлива для того, чтобы в условиях низких температур и резко возросшего потребления электроэнергии быть в состоянии нести нагрузки в течение десяти дней - это наш недостаток в планировании. Но с другой стороны, на создание таких резервных запасов у "Дальэнерго" не было средств: за 3,5 года тарифы на энергию в крае выросли на 37 процентов, в то время как цены на уголь - в 3 раза, на мазут - почти в 5 раз.

- А что будет следующей зимой?

- Сегодняшний уровень тарифов на электроэнергию в Приморье недостаточен для того, чтобы за счет текущих доходов обеспечить необходимые расходы электростанций на проведение требуемых ремонтных работ и закупку топлива к зиме. По нашим оценкам, дефицит "Дальэнерго" составляет до конца года 1400 миллионов рублей, "Амурэнерго" - около 550 миллионов, "Хабаровскэнерго" - около 1 миллиарда.

Сейчас очевидно, что объем добычи собственных углей на Лучегорском разрезе будет меньше, чем планировали (5-5,4 миллиона тонн вместо 6 миллионов тонн). Значит, придется обеспечивать дополнительные поставки дальнепривозных углей. Кроме того, достаточно болезненный вопрос по ходу ремонтных работ на Приморской ГРЭС, там есть свои проблемы.

Что касается платежей потребителей, то уже сегодня мы видим, что предписание о безусловном выполнении текущих платежей, которое премьер Касьянов дал во время пребывания на Дальнем Востоке, не выполняется ни муниципальными потребителями, ни перепродавцами.

Кроме того, мы столкнулись с галопирующим ростом стоимости поставляемого топлива и железнодорожных услуг. С начала 2001 года цены на уголь выросли почти на 50 процентов, а тариф на его перевозку по железной дороге увеличивался трижды - в мае на 5,3 процента, в июле - на 17,5 процента, в августе - еще на 18 процентов. Повышение стоимости перевозок угля привело к тому, что у "Амурэнерго", например, выпадающие доходы составляют от 5 до 10 процентов месячного бюджета. Причем рост этих затрат никак не компенсируется повышением тарифов.

- Значит, если понадобятся дополнительные закупки топлива, денег на них не будет?

- Да.

Предчувствие кризиса

- Означает ли это, что кризис в Приморье повторится?

- РАО "ЕЭС России" сейчас пошло на кредитование "Дальэнерго". По третьему кварталу объем кредитов составит от 160 до 250 миллионов рублей. Кредит, который мы предоставили "Дальэнерго" в июле, позволил полностью выполнить график платежей за поставляемое привозное топливо. Мы вынуждены были разработать программу по взысканию дебиторской задолженности с потребителей, чтобы компенсировать недостаток оборотных средств, который заложен в тарифах. Мы подписали базовый график поставок углей с Восточно-Сибирской угольной компанией и Читинской угольной компанией. Откорректировали графики ремонта оборудования, чтобы обеспечить максимальный запас прочности при максимальной нагрузке.

Кроме того, перед электростанциями были поставлены очень жесткие задания по минимизации собственных издержек, вплоть до нормирования затрат. При этом основная наша задача - провести секвестр бюджетов компаний таким образом, чтобы это не повлияло на технологическую готовность станций к зиме. К сожалению, не везде этого удается избежать. Например, для того, чтобы "Амурэнерго" смогло проплатить поставки топлива в июле, пришлось выдать сотрудникам лишь 25 процентов зарплаты. Сегодня задержка по выплате заработной платы там составляет около двух месяцев. И даже с учетом таких решений руководства компании ей пока не удалось выйти на нормативные запасы. Ясно, что ситуация, когда приходится отказываться от выплаты зарплаты, для того чтобы заготовить топливо, не нормальная.

- И все-таки вы сумеете сформировать необходимые запасы топлива на зиму?

- По состоянию на 6 августа уровень запасов в целом по стране составлял 113 процентов от нормативного, а вот по Приморью мы идем с некоторым отставанием от графика - 75 процентов. Я думаю, что мы войдем в график к 1 сентября, и к октябрю топливо будет запасено в установленном объеме. В зоне ответственности большой энергетики мы должны быть готовы к любому развитию событий, в том числе к самому экстремальному. Это наша задача.

- В целом по стране РАО дает около 70 процентов электроэнергии и только около 33 процентов тепла. Все остальное вырабатывают муниципальные предприятия. Если они не будут формировать запасы, то у вас никаких мощностей не хватит, чтобы обеспечить все население теплом и электричеством.

- Одними усилиями РАО "ЕЭС России" проблему, безусловно, не решить. Если не будет обеспечена нормальная подготовка коммунального хозяйства, то на одних станциях РАО ЕЭС будет невозможно стабильное снабжение всех потребителей. Сейчас картина по ЖКХ очень разная. Если говорить о Приморье, то в разных муниципалитетах ситуация сильно отличается. Неделю назад прошло заседание городской думы Владивостока, которая признала ситуацию с подготовкой городского коммунального хозяйства к зиме критической: ремонтные работы выполняются на уровне 25-30 процентов от намеченного графика, запасы топлива накоплены на уровне 25 процентов от запланированного. Вот цифры, которые характеризуют их готовность на сегодняшний день. Если ситуация не выправится, это может привести к проблемам, в первую очередь с отоплением.

В долгах как в шелках

- А если муниципалы так и не запасут уголь, вы будете своими силами согревать население?

- Этого мы сделать не в состоянии. Но мы должны, несмотря на все проблемы - низкие тарифы, неплатежи потребителей, дефицит средств, сделать так, чтобы энергокомпании к началу осенне-зимнего максимума надлежащим образом подготовили оборудование, провели ремонтные работы, заготовили необходимое количество топлива. И с этими задачами мы в состоянии справиться.

- За счет чего?

- Нам приходится идти на ухудшение финансового состояния компаний - привлекать кредиты, не имея достаточных источников их возврата. Сейчас у "Дальэнерго" разница между кредиторской и дебиторской задолженностью составляет 2 миллиарда в пользу кредиторки. Вместо того, чтобы использовать дебиторскую задолженность на покрытие кредиторских обязательств, "Дальэнерго" расходует ее на текущие затраты по подготовке к зиме. И привлекаемые кредиты тоже направляет на подготовку к зиме, увеличивая тем самым разрыв между кредиторской и дебиторской задолженностью, ухудшая все мыслимые и немыслимые коэффициенты - текущей ликвидности, обеспеченности собственными средствами и так далее. Финансово-экономическое состояние компании в результате этих действий резко ухудшается.

- А кто это возместит? Вы же так просто доведете компанию до банкротства.

- Рано или поздно энергокомпаниям, для того чтобы выполнить свои обязательства, придется включать в рост тарифов необходимые затраты на обслуживание своих обязательств по кредитам. Чем раньше это случится, тем менее резким будет скачок тарифа. Но то, что сегодня мы закладываем будущие тенденции по росту тарифов, совершенно очевидно. Нам не пришлось бы повышать тарифы в "Дальэнерго" на 60 процентов в этом году, если бы они плавно росли в соответствии с темпами инфляции и ростом затрат в течение последних пяти лет. Если мы сегодня вводим мораторий на рост тарифов, то послезавтра нам придется это компенсировать резким скачком.

- Есть ощущение, что власти это понимают?

- Очень по-разному. Некоторые губернаторы говорят: "Я хочу иметь стабильную, развивающуюся энергокомпанию, потому что без нее я не могу рассчитывать на долгосрочный, устойчивый рост производства". Они спрашивают - сколько энергетикам необходимо денег, чтобы они, с одной стороны, стабильно развивались, а с другой - не злоупотребляли щедростью региональных энергетических комиссий? Эти администрации, как правило, являются и самыми дисциплинированными плательщиками, с ними не возникает никаких проблем.

Есть другой тип. В некоторых губерниях региональные энергокомпании используются как инструмент латания дыр в бюджете: если нет денег, чтобы платить энергокомпании, значит, ей просто не платят. Долгое время таким регионом являлась Ульяновская область: в Ульяновске население оплачивало лишь 20 процентов тарифа на тепло, остальное должно было компенсироваться из муниципального бюджета, но в нем не было предусмотрено ни копейки денег на эти цели. В результате "Ульяновскэнерго" - одна из самых проблемных точек в предстоящую зиму: у нее отсутствует лимит кредитования со стороны поставщиков мазута, она всем должна и никому не платит, поставщики газа отказываются поставлять газ, целый регион отключается от системы теплоснабжения. И до конца эти проблемы еще не решены.

Посредников - ликвидировать

- Вы упомянули перепродавцов. Что это такое и являются ли они однозначным злом?

- Законодательством предусмотрено, что договор на электроснабжение заключается между потребителем электроэнергии и поставщиком. При этом поставщиком признается та организация, которая является владельцем сети, непосредственно примыкающей к данному потребителю.

Еще в советские времена часть сетевого хозяйства в регионах была передана в ведение местных либо региональных администраций. В дальнейшем на базе их имущества были организованы акционерные общества либо муниципальные предприятия, которые занимаются энергоснабжением. Эти сетевые компании и являются перепродавцами. Они не производят энергию, они лишь являются посредниками на ее пути от АО-энерго к конечному потребителю.

Что происходит. Мы произвели электроэнергию, передали ее по своим сетям, часть отдали потребителю, который имеет с нами прямой договор, а часть отдали перепродавцам. Они по своим сетям обеспечивают транспортировку электроэнергии до потребителя и собирают платежи. При этом из своей выручки перепродавец должен рассчитаться с АО-энерго за полученную у нас электроэнергию. В некоторых регионах до 40 процентов конечных потребителей получают энергию через сети перепродавцов. В большинстве случаев именно через перепродавцов получают энергию жилые кварталы, больницы, школы и тому подобные.

- А в чем проблема?

- В большинстве регионов перепродавцы являются самыми злостными неплательщиками. Кроме того, они являются наиболее технологически отсталыми структурами: в подавляющем большинстве отсутствуют службы диспетчерского управления, отсутствуют схемы учета потребителей, зачастую нет даже реестра потребителей, которые имеют с ними договорные отношения, нет системы энергосбыта, у них самые большие коммерческие потери, а попросту говоря, воровство электроэнергии, которое достигает 30 процентов.

Поэтому перепродавцы - это безусловно плохо, безусловно вред, безусловно зло. Наша стратегическая линия заключается либо в поглощении, приобретении перепродавцов, либо в переходе с ними на такие отношения, при которых мы оплачиваем им только транспорт энергии, а с потребителем работаем сами. Возьмем, к примеру, "Новгородэнерго". Раньше перепродавец оплачивал 60-65 процентов получаемой электроэнергии. На второй месяц после того, как наша дочерняя компания перешла с ним на новую систему отношений, при которой она собирает деньги с потребителя, а посреднику платит за услуги по транспортировке энергии, уровень оплаты возрос до 95 процентов. Вот цена порядка. Если провести подобные мероприятия в целом по стране, то за счет снижения потерь и улучшения платежной дисциплины можно сэкономить порядка 12 миллиардов рублей средств энергокомпаний.

- Так почему бы это не сделать?

- Здесь ключевую роль играет отношение губернаторов и глав муниципальных образований. Недавно, например, у меня прошла беседа с губернатором Кемеровской области Аманом Тулеевым. Четко, спокойно проанализировал - сколько будет экономить потребитель Кемеровской области, сколько будет экономить областной бюджет, если мы уничтожим 22 перепродавца электроэнергии, работающие сегодня в области. И, ознакомившись с этими цифрами, губернатор отдал распоряжение начать работу по упразднению перепродавцов. Та же работа уже проведена в Красноярском крае. А вот, например, смоленский губернатор ни в какую не хочет отказываться от услуг перепродавца. Его не волнует, что больницы и детские сады остаются без света и тепла, для него главное - сохранить рычаг политического влияния в регионе.

- Очевидно, что энергетические кризисы связаны с целым комплексом проблем. Можно ли решить их все "одним ударом" - переходом к рыночному тарифообразованию?

- Я далек от представления, что придет рынок и всех рассудит: кто не в состоянии платить - тех отключим, а остальным дадим самую дешевую энергию. Я считаю, что для нормального функционирования рынка, для того, чтобы получить положительный эффект от свободного ценообразования, от конкуренции на рынке энергии, для начала надо пройти период кропотливой, иногда жестокой работы по наведению порядка во всех сферах, связанных с энергетикой.

Я четко вижу, что за последний год, после выхода постановления N296 и перевода всех платежей федеральных потребителей на жесткую систему с сильным контролем, когда этой проблематикой занимается вице-премьер Виктор Христенко, который собирает федеральных потребителей и жестко с них спрашивает - заплатили они за электроэнергию или нет, ситуация кардинально отличается в лучшую сторону от всей предшествующей истории. Если такую же работу провести на уровне губернаторов, муниципалитетов, местных и региональных законодательных собраний, то мы наведем порядок в сфере бюджетных обязательств регионов. Все потребление энергии, оплачиваемой из местного бюджета, будет лимитировано, а под все лимиты будет существовать финансирование, предусмотренное в бюджете. И дальше уже остается только вопрос исполнения.