Об угрозах мнимых и реальных

Валерий Миронов
13 августа 2001, 00:00

Одними манипуляциями с курсом рубля эффективность и конкурентоспособность российской промышленности не повысить

Одной из самых горячих тем текущего летнего сезона является вопрос о пагубном влиянии на российскую экономику значительного притока валюты и связанного с этим роста валютных резервов и рублевого денежного предложения. Многие специалисты видят в этом явную инфляционную угрозу, которая может вылиться в укрепление рубля и торможение экономического роста. Некоторые экономисты, используя аналогии с 1996-1997 годами, видят признак усиления инфляционной опасности в увеличении денежной массы (М2) и в опережении ее роста индекса потребительских цен в 1999-2000 годах. В связи с этим предлагается целый ряд далеко идущих мер экономической политики, связанных с недопущением иностранной валюты в страну, созданием резервного фонда от экспортных поступлений в западных банках, торможением притока иностранных инвестиций и т. д., что должно, по мнению авторов этих предложений, позволить избежать укрепления рубля и скатывания российской промышленности в стагнацию.

На мой взгляд, в ходе идущей дискуссии не всегда принимается в расчет тот факт, что в связи с дебартеризацией экономики ситуация в монетарной сфере до памятного 1998 года и после него складывается прямо противоположная. Недавно опубликованные данные Института экономики переходного периода о доле денег в расчетах промышленности говорят о продолжающемся снижении доли денежных суррогатов в расчетах: с 61% в 1997 году до 42% в 2000 году и 29% в среднем за январь-май 2001 года. В 1995-1996 годах доля денежных суррогатов в расчетах, напротив, росла. В отличие от прошлых лет фактический прирост денежного предложения и денежной массы в 1999-м и в 2000 году не только не был избыточным, но даже отставал от расширения "монетарного пространства" в промышленности, то есть от прироста объема продукции, реализованной за деньги. Так, скорость оборота денег в промышленности (отношение объема промышленного производства к остаткам на счетах предприятий) в 2000 году по отношению к 1998 году несколько снизилась (на 13%), денежная масса выросла примерно на 700 млрд рублей, а объем денежной реализации в промышленности вырос больше чем на 1500 млрд рублей. Кроме того, в 1999-2000 годах прирост депозитов предприятий более чем на 300 млрд рублей сопровождался приростом дебиторской задолженности более чем на 420 млрд рублей.

Тенденции развития денежной сферы первой половины этого года не смогли кардинально изменить данные выше оценки. Это подтверждается динамикой оптовых цен и инфляционных ожиданий в промышленности, а также снижением обеспеченности выпуска и обязательств денежными средствами. В частности, прирост индекса оптовых цен в июне 2001 года к декабрю 2000-го составил примерно 8,7%, что почти в два раза ниже, чем в первом полугодии прошлого года, а инфляционные ожидания, по данным опросов ИЭПП и ЦЭК, снижаются (хотя в абсолютном выражении, конечно, высоки).

Фактически проблема избыточной денежной ликвидности состоит в том, что надо бороться не за снижение ее общих размеров, а за стимулирование межотраслевого перелива ликвидности из отраслей, где наблюдается ее избыток (экспортеры), в отрасли, где наблюдается ее резкий дефицит. Тем более что периоды благоприятной ценовой конъюнктуры на мировом рынке не вечны, и возможно, что очень скоро приток валюты в страну уже не будет выглядеть избыточным. Индекс мировых сырьевых (кроме нефти) цен Мирового банка показал, что с 1948-го по 1999 год они снижались темпом 1,5% в год, что привело к их кумулятивному снижению за 50 лет более чем наполовину. На ближайшее десятилетие Мировой банк прогнозирует сохранение этой тенденции. В то же время падение цен сопровождается увеличением размаха их колебаний. Это говорит о том, что благоприятной ценовой конъюнктурой надо пользоваться решительно, иначе момент может быть упущен.

Впрочем, вряд ли проблемы низкой конкурентоспособности отечественных производителей можно решить, делая основной упор на валютную политику. Прежде всего необходимо дать импульс позитивным изменениям в эффективности производства, в выработке адекватных корпоративных стратегий. Особое значение в плане повышения эффективности промышленности имеет динамика конкурентоспособности машиностроения - отрасли, призванной работать на техническое перевооружение других отраслей. Машиностроение, несмотря на относительно высокий уровень самооценок конкурентоспособности внутри России (4,2 по пятибалльной шкале в настоящий момент, по опросам ЦЭК), имеет крайне низкий уровень конкурентоспособности в дальнем зарубежье (оценка 2,7). Хотя после стимулирующей девальвации прошло почти три года, роста экспорта готовой продукции по иностранным заказам или продукции новых сборочных производств с иностранным участием так и не наблюдается. За последние три года средний (по всем рынкам) уровень самооценок конкурентоспособности в отрасли вырос лишь на 10%. Не удается пока сформировать и экспортный "таран" из отраслей, обладающих передовыми технологиями и одновременно имеющих фору перед иностранными конкурентами по издержкам (это, в частности, авиакосмическая промышленность, судостроение, атомная промышленность). Таким образом, концентрация усилий на проблемах валютного рынка не должна отвлекать внимания от не менее важных задач повышения эффективности и конкурентоспособности обрабатывающих отраслей российской промышленности.