Заготавливаться надо!

Дмитрий Сиваков
13 августа 2001, 00:00

Причина энергетического кризиса - недостаточная заготовка топлива энергетиками, считает генеральный директор Угольной энергетической компании (в состав которой входят "Востсибуголь" и Читинская угольная компания) Олег Мисевра

- Угольщиков обвиняют в саботировании поставок угля в проблемные регионы. Есть ли в действительности вина угольщиков?

- Конечно же, можно утверждать, что угольщики частично повинны в кризисах, равно как и энергетики. Но то, что угольщики саботируют поставки угля в проблемные регионы, - это неправда. Мы всегда прилагали максимум усилий для того, чтобы преодолеть любой энергетический кризис.

Смотрите, сегодня угля в стране достаточно. Поэтому проблема не в том, что угля не хватает, проблема в платежах за поставляемый уголь. Угольные компании не раз доходили "до ручки", когда не было денег даже на то, чтобы купить солярку, канаты, взрывчатку. По полгода не могли выплачивать зарплату шахтерам. Но это не был саботаж, это проблемы с оборотными средствами, вызванные тотальными неплатежами.

Теперь давайте рассмотрим сам кризис, например в Приморье. Главные поставщики угля в этот регион ("Востсибуголь" и "Читауголь") зимой, не приостанавливая базовых договорных поставок, увеличили на своих разрезах объем добычи почти на 30 процентов, несмотря на то что стоял мороз около 50 градусов. Все, что было нужно отгрузить в проблемные регионы, было отгружено точно в срок. Понимаете, когда проблема уже есть, когда на дворе кризис, всегда находятся деньги, достаточные для закупок любого количества топлива. Деньги эти платятся в полном объеме и очень быстро - и за уголь, и за его перевозку.

Закономерный вопрос: уголь есть, деньги рано или поздно находятся, тогда почему же кризис продолжается месяцами? Ответ на него, с точки зрения угольщиков, прост. Кризиса не было бы, если бы топливо заготавливалось заранее, планомерно, в течение года. Дело в том, что во время кризиса мы получаем эффект недостаточной эластичности поставщиков к резко возросшему спросу. Железная дорога и угольщики не резиновые - они не могут справиться с добычей и погрузкой, свалившейся на них одномоментно. Существуют технологические ограничения: у угольщиков - по добыче, у железнодорожников - по пропускной способности и наличию порожняка.

Поэтому последствия кризиса обычно катастрофические. Затраты на восстановление ситуации на порядки превышают те затраты, которые были бы понесены по процентам за кредиты на закупку топлива летом.

Почему же эта проблема не решается заранее? Потому что кто-то должен профинансировать закупку топлива летом. То есть вся проблема - в кредитовании электроэнергетики.

- То есть дело в энергетиках?

- И да и нет. Я понимаю и энергетиков. У них тоже существуют трудности с получением денег в летнее время (уменьшается объем потребления тепла и света). Но им необходимо создавать запас, это подразумевает кредитный ресурс, который должен браться на летний период. Если этого не сделать, то зимой мы будем возить трубы и солярку в бочках на Дальний Восток самолетами, как это было, например, в прошлом году. Поэтому логично, если будет государственный контроль за созданием топливных запасов.

- В чем именно это должно выражаться?

- Государство должно принимать непосредственное участие в подготовке к зиме, осуществляя контроль над созданием запасов топлива. Можно, наверное, закупать топливо через Росрезерв. Но, скорее всего, государство должно участвовать в кредитовании РАО "ЕЭС России" на летний период. Должен быть здравый подход к проблеме со стороны РАО ЕЭС, угольных предприятий, государства в лице ФЭК и правительства. Этот вопрос мы должны все вместе рассмотреть один раз и найти консенсус.

- Какова должна быть правильная политика энергетиков и регионов при закупках топлива к зиме?

- Должны быть составлены равномерные графики потребления угля всеми электростанциями России. Конечно, в зимний период они будут выше, чем в летний, но такой диспропорции, какая существует сейчас, быть не должно. Летом происходит падение потребления со стороны РАО где-то в два раза. Это значит, что летом мы работаем лишь на половину мощности при той же зарплате, при том же количестве рабочих, той же загрузке техники, что и зимой. Я могу сократить лишь переменные издержки, все постоянные издержки не сокращаются. Итог - рост цены в летний период. Начинается цепная реакция. Чем больше мы повышаем цены, тем меньше РАО ЕЭС закупает угля, тем меньше мы добываем, тем выше цены и так далее. Поэтому когда РАО ЕЭС говорит, что, мол, у тебя миллион тонн стоит 200 тысяч рублей, давай я куплю полмиллиона за 100 тысяч, я отвечаю: нет, не выйдет - полмиллиона должно стоить 180 тысяч. Выход из тупика может быть такой: составить грамотный график закупок угля минимум на год с перспективой его пролонгации на несколько лет. Чтобы угольное предприятие понимало, что ему в дальнейшем делать: увеличивать добычу или сокращать. Чтобы оно могло хоть как-то поработать с уменьшением постоянных издержек. Чтобы оно могло осуществлять нормальный инвестиционный процесс. Ведь увеличение добычи на угольном предприятии это совсем не то, что обычно под этим понимают - купил солярку, залил ее в "БелАЗы" и пошел грузить уголь. Для этого необходима подготовительная работа инвестиционного характера: провести вскрышные мероприятия, закупить технику и так далее.

- В чем помимо неправильной закупочной политики главные причины возникновения энергетических кризисов?

- На совещании на Дальнем Востоке премьер Касьянов четко дал понять, что все деньги центра доходят до областей, все обязательства, взятые федеральным бюджетом, выполняются. Однако совещание было в июне, а в июле запасы топлива не соответствуют нормативам. Почему это происходит?

Неправильную политику ведут руководители регионов, которые отвечают за соответствующий процесс. Все живут вчерашним днем. Прошел отопительный сезон - все, пронесло. Когда наступит следующий - будем думать, что делать дальше.

Сегодня на Дальнем Востоке ситуация складывается не из приятных: на конец июля не производится закупка топлива для коммунально-бытовых нужд.

- Каков прогноз энергетических кризисов предстоящей зимой?

- Когда за поставки топлива на Дальний Восток стал отвечать зампредседателя правления РАО ЕЭС Михаил Абызов, ситуация изменилась и энергетики стали активно закупать уголь. Но я не могу сказать то же про предприятия жилищно-коммунального хозяйства. Если сезон закупок топлива у них закончится поздно, то наступит следующий сезон - энергетического кризиса. Чтобы его избежать, есть только один выход: сломя голову подписывать контракты, закупать уголь. Осталось полмесяца-месяц, когда можно еще исправить положение. И в этом процессе должны принимать участие все - энергетики, коммунальные службы, угольщики и железнодорожники.