Хлебный бунт

Галина Костина
13 августа 2001, 00:00

В Воронежской области отбирают зерно за долги. Крестьяне его не отдают

В Воронежской области неспокойно. То в одном, то в другом районе происходят крестьянские волнения. В разгар уборки урожая (а он в этом году обещает быть намного лучше прошлогоднего) в хозяйства приезжают судебные приставы в сопровождении военизированной охраны и пытаются забрать зерно за долги. Долги с начала девяностых скопились в немыслимых размерах, причем большую часть составляют штрафы и пени. Крестьяне должны в бюджеты всех уровней, энергетикам, банкам, компаниям, предоставлявшим им товарные кредиты. Кредиторы предъявили иски в суды различных инстанций, по которым эти долги и пытаются теперь взимать службы судебных приставов.

Костьми ляжем

- Сначала я увидела машины, они у меня никакого подозрения не вызвали, к току много машин подъезжает, - рассказывает Валентина, работница агрофирмы "Заря" Лискинского района. - Вдруг откуда ни возьмись выбегает отряд в камуфляжной форме с автоматами наперевес и все в черных очках. Я с перепугу даже закричала. Так было страшно, что вот уже прошла почти неделя, а у меня до сих пор руки трясутся.

Второго августа в "Зарю" приехали судебные приставы взыскивать долги. Наученные опытом, что добровольно зерно и прочее имущество никто не отдает, приставы прибыли в сопровождении военизированной охраны и рискнули провернуть блиц-операцию по изъятию зерна. Две машины сразу проехали под загрузку, но на крики женщин, которых, как они говорят, начали "швырять и валтузить здоровые молодцы", сбежался народ. Вскоре к току стали подтягиваться работники хозяйства и пенсионеры, вооруженные палками, лопатами и ломами, кто-то даже прихватил бутылки с зажигательной смесью.

После многочасовых препирательств, обвинений, криков и угроз "группа захвата" вынуждена была ретироваться ни с чем. Но вооруженный народ не сдвинулся с места. "Опасались обманного маневра", - объяснил пожилой селянин с тяпкой в руке. Разошлись много позднее, убедившись, что приставы уже не вернутся.

Похожие зерновые конфликты стали происходить в последнее время с какой-то пугающей частотой и в других хозяйствах области (с начала уборочной было произведено шестьдесят арестов "зерна и других материальных ценностей"). Говорят, в одном хозяйстве пристав даже укусил охранника, который не пускал его и "камуфляжников" на ток.

В ОАО "АгроДон" в том же Лискинском районе судебные приставы с четырьмя автоматчиками нагрянули 31 июля. После долгих препирательств и показательного надевания наручников на мешавшего изъятию зерна замдиректора хозяйства Виктора Плехова, приставам все же удалось забрать с тока 50 тонн зерна. Плехов пытался доказать, что по закону нельзя забирать семенной фонд. Это зерно должно быть использовано для будущих посевов: "Но я-то перед ними Кодексом махал, а они передо мной - электрошоком". Как рассказывает гендиректор фирмы "АгроДон" Сергей Корышев, в хозяйстве решили особого сопротивления не оказывать и отделаться малой кровью - отдать немного, чтобы потом не забрали больше: сейчас каждый день идет уборка и машины свозят все зерно на тока.

- Мы костьми ляжем, а зерно свое не отдадим, - говорили работники ОАО АПК "Содружество" Панинского района, на которых тоже в начале августа "наехали" приставы. И в "Октябрьском", и в "Тойде" - хозяйствах, вошедших в "Содружество" совсем недавно, - видны следы последних событий: вокруг токов выкопаны рвы и насыпи, у въезда техника расставлена так, чтобы никто не мог прорваться. Короче, организуется настоящая оборона, народ начеку.

Управляющая отделением "Тойда" Раиса Савинова была настроена по-боевому: "Ну сколько же можно издеваться над крестьянами? В начале перестройки нас бросили на произвол судьбы, а сейчас, когда мы только-только с помощью инвесторов стали подниматься с колен, решили опять утопить. Ну где же справедливость?" Ее поддержал щуплый мужичок, сокрушенно вскидывавший руки и приговаривавший: "Что ж это получается, сейчас у нас заберут зерно, нам сеять нечего будет, и поля опять зарастут кленами и амброзиями?"

Сельским труженикам, не искушенным в тонкостях макроэкономики и юриспруденции, разбираться в них недосуг. Они все понимают по-своему: их загоняют в угол. Много лет им не удавалось выбраться из тяжелой ситуации, пока буквально в этом году в село не пришли продвинутые компании, почувствовавшие интерес к аграрному бизнесу и знающие, как его грамотно организовать. Они обнадежили крестьян: те видят, что покупается новая техника, перекрывается крыша на ферме, закупается племенной скот, удобрения. А главное - им стали платить зарплату, которой они не видели много лет. А тут вдруг начались "наезды". Приезжают не пойми кто - то ли государевы чиновники, то ли бандиты.

"Такое впечатление, что всем по барабану наши проблемы, одни только говорят, что нужно помочь селянам, а приставы 'лютуют', они якобы блюдут государственный долг, - говорил представитель одного из хозяйств. - Вы думаете, они из одного служебного рвения это делают? Как бы не так! Они забирают в хозяйствах хорошее зерно по дешевке, имеют свои компании по продаже этого зерна уже по более высоким ценам, к тому же исполнителям по искам полагается семь процентов от изъятий. Нет, они далеко не бессребреники".

Положение обязывает

Подобные выпады главный судебный пристав Воронежской области Александр Воронин называет грубой ложью: "Вообще все, как это представляется СМИ, выглядит слишком односторонне. Нагнетается общественное мнение, будто мы бесчинствуем. Все это неправда. Никто не отрицает, что долги нужно платить. Но ведь никто и не платит из года в год. По поводу трагичности ситуации - в этом году уже намолочено в Воронежской области около одного миллиона тонн зерна, а общий урожай может составить около двух миллионов тонн. Мы же арестовали всего десять тысяч тонн, хотя у нас иски на суммы, во много раз превышающие эти объемы. Скажите, такой мизер может погубить хозяйства?"

Воронин который раз отмечает, что судебные приставы лишь исполняют решения судебных властей и не могут вмешиваться в политику. "Это наша обязанность. Мы не будем этого делать, если государство примет решение о приостановлении взысканий или договорится с кредиторами. Но ведь этого не сделано! Все вокруг говорят, что думают о людях. А мы о ком, если мы взыскиваем долги в пользу работников тех же хозяйств, которым не платят зарплату годами?"

С точкой зрения главного судебного пристава, конечно, спорить практически невозможно. Он прав в том, что решения должны приниматься правительством и региональными администрациями совместно с кредиторами. Сейчас же приставы и новые компании занимаются казуистикой, доказывая друг другу, отвечают ли новые структуры по старым долгам или нет, все ли документы оформлены юридически грамотно, какими методами производится изъятие имущества и так далее. В разгар уборочной страды работники хозяйств, заметим справедливости ради - некоторые не без удовольствия, бросают работу и готовятся к военным почти действиям. Серьезный экономический кризис в сельском хозяйстве выливается в шоу.

Не пугайте инвестора

Почему именно в этом году деятельность судебных приставов повлекла за собой столь тяжелые последствия? Причину этого заместитель начальника управления сельским хозяйством Воронежской области Сергей Калиниченко видит в том, что именно в этом году на селе наметились положительные перемены. Когда все было из рук вон плохо и хозяйства продолжали разваливаться, к арестам все относились индифферентно: ну заберут чего-нибудь, хуже-то все равно некуда.

"В этом году в нашем сельском хозяйстве стали появляться инвесторы, - говорит Калиниченко. - Воронежская область в этом смысле опаздывает по сравнению с другими областями, куда инвесторы пришли уже несколько лет назад и где ситуация гораздо лучше. Честно-то говоря, инвесторы мало похожи на благотворительные общества, которые из простого гуманизма хотят помочь загибающимся крестьянам. Они пришли сюда вести грамотный бизнес, чтобы оздоровить лежащие на боку хозяйства и потом получать прибыль".

В этом, вероятно, и кроется нынешняя проблема: без инвесторов сельское хозяйство продолжало бы разваливаться. Но и инвесторы ищут такие пути, чтобы не взваливать на себя результаты многолетних ошибок аграрной политики государства или вороватых и ленивых председателей колхозов. Потому и пытаются учредить новые предприятия и начинать с чистого листа.

Первоначально деятельность инвесторов, совершенно естественно, направляется на покупку техники, хороших семян, удобрений и средств защиты от вредителей, обучение специалистов, выплату заработной платы людям, которые вообще забыли, когда в последний раз ее получали. На селе каждый день дорог, ни хлеб, ни скотина ждать не могут. У крестьян, уставших от безысходности и обманов, наконец появилась надежда.

"До прихода московской компании 'Продимэкс' наше хозяйство буквально загибалось, - рассказывает гендиректор ОАО 'Криушанское' Федор Чебышов. - Умрем не сегодня завтра. Были колоссальные долги, не было оборотных средств, техника развалилась, зарплата не выплачивалась. Сейчас 'Продимэкс' погасила долги по зарплате на сумму один миллион девятьсот тысяч рублей, с января работники стали получать деньги. Благодаря вливаниям в технику, семена, в технологии стала повышаться урожайность, дела пошли на лад". В новую структуру наряду с хозяйствами вошел Перелешенский сахароперерабатывающий завод, и "Продимэкс" заинтересован в собственной стабильной сырьевой базе. Как уверяет Чебышов, сейчас хозяйство может выйти на урожайность свеклы 400 центнеров, что делает свеклосеяние рентабельным.

В другие воронежские хозяйства пришли как крупные компании федерального уровня, так и местные переработчики, и даже непрофильные инвесторы, которые стараются выстроить вертикально интегрированные структуры, при которых сельскохозяйственное производство становится выгодным. "Боюсь, что нынешняя непродуманная политика по изъятию долгов сейчас может просто переломить эту положительную тенденцию, - считает глава Панинского района Александр Симаков. - Ну какому инвестору понравится, когда он в первый раз убрал урожай, в который вбухал по весне кучу денег, а у него хотят это зерно отобрать! Они могут запросто развернуться и уйти в другие регионы, где к ним нормально отнесутся!"

По словам заместителя главы администрации Воронежской области, начальника управления сельского хозяйства Ивана Дубовского, область чрезвычайно заинтересована в серьезных инвесторах: "В этом году должен быть хороший урожай, но мы должны признаться, что потеряем до тридцати процентов сбора. Что сами наши хозяйства могут сделать, когда восемьдесят пять процентов техники превысили срок эксплуатации? А ведь инвесторы стали закупать технику и все необходимое, чтобы переломить ситуацию в сельском хозяйстве. К тому же они платят все текущие долги".

И руководители отрасли и "новые аграрии" полагают вполне логичным дать возможность укрепиться новым образованиям в АПК. Для этого нужно решить вопрос о реструктуризации долгов. Правительство уже выпустило в июне постановление о реструктуризации задолженностей по федеральным налогам и сборам, а также по страховым взносам в бюджеты государственных внебюджетных фондов. Региональным администрациям рекомендовано издать аналогичные постановления по реструктуризации задолженностей в областные и местные бюджеты. Остается договориться с энергетиками, Пенсионным фондом и т. д., кому крестьяне и должны больше всего. Если такая программа будет предложена, то хозяйства, не отвлекаясь на выяснения отношений с чиновниками, займутся своим непосредственным делом и начнут получать прибыль. Тогда из этой прибыли хозяйства, вошедшие в новые вертикально интегрированные АПК (а таких все больше и больше), смогут выплачивать старые долги.