Петух клюнул - мужик крестится

Главные проблемы подготовки к предстоящей зиме - финансовые неурядицы в регионах, в ЖКХ и высокая степень изношенности основных фондов в энергетике

После того как прошлой зимой от мороза полопались трубы, обесточились и остались без тепла целые регионы, а люди вымерзали буквально до смерти, власть забеспокоилась. Причем, что с ней бывает нечасто, сделала это заранее. Начали решительно разбираться с губернаторами - и уже в начале года ушел в отставку Евгений Наздратенко; с министрами - и летом появился новый руководитель Минэнерго. Отдельный и специальный разговор, естественно, провели с Анатолием Чубайсом, отвечающим за свет и тепло в стране.

В результате тот шум по поводу подготовки к зиме и северного завоза, который у нас обычно случается в августе-сентябре, нынче начался еще в июле.

Прежде всего беспокоится Минэнерго. Министерство впервые за долгое время собрало расширенную коллегию (включая транспортников, силовиков, энергетиков, нефтяников, газовиков, коммунальных работников). Беспокойство вполне объяснимое: претензии за проблемы в отопительный сезон, по традиции, предъявляются Минэнерго. Однако и РАО "ЕЭС России", и финансовая система, и Госстрой, и особенно региональные администрации ответственны за холод в домах ни чуть не меньше, а в некоторых случаях, как следует из опубликованных далее материалов, и больше.

Во-вторых, Минфин и региональные власти схлестнулись на почве проверок корректности использования в регионах бюджетных средств, предназначенных для подготовки к отопительному сезону.

В-третьих, РАО "ЕЭС России" и МПС при активном содействии центральных и региональных СМИ спорят о том, кто виноват в срыве графика завоза топлива на электростанции.

Наконец, угольщики и энергетики дружно жалуются на неплатежи. Первые винят вторых, а те в свою очередь указывают на местных потребителей тепла и электричества.

Кто виноват? Что делать? Где деньги? Несмотря на многоголосье шумящих по поводу грядущей зимы, окончательных ответов на эти банальные вопросы, похоже, не знает никто. Даже новый министр энергетики. Ему, например, мы задали прямой вопрос: можно ли в каждом конкретном случае лопнувшей батареи сказать, кто за это отвечает? Нет, сказал министр, при нынешней системе поставок тепла и энергии бывает так, что выяснить это до конца не представляется возможным.

А есть ли возможность понять, в каком хотя бы направлении следует искать? И на каком звене системы надо сосредоточиться, чтобы вся она не рухнула будущей зимой? Чтобы понять это, мы поговорили с министром энергетики Игорем Юсуфовым, советником министра экономического развития, бывшим председателем ФЭК Андреем Задернюком, заместителем председателя правления РАО "ЕЭС России" Михаилом Абызовым, представителями местных властей, нефтяниками, угольщиками.

Выяснилось следующее. Есть шесть основных гипотез о причинах зимних кризисов. Проанализируем их.

1. "Во всем виноват Чубайс". Наиболее простая версия, ведь производство в его руках, значит, он за все и отвечает. Не беремся оправдывать Анатолия Борисовича, но совершенно очевидно, что простота гипотезы лишь кажущаяся. Во-первых, РАО обеспечивает поставку более 70% электроэнергии в стране и лишь около трети тепла. Большая часть теплоснабжения остается за коммунальщиками и т. п. Во-вторых, энергетики берут топливо по рыночным ценам, а энергию отпускают по фиксированным тарифам. В-третьих, около одной десятой энергии (в основном для населения) доставляется не самими энергетиками, а местными оптовыми перепродавцами. Можно перечислять и дальше, но опасность уже очевидна. При существующем положении даже само по себе нормальное функционирование РАО не гарантирует тепла в домах.

Но самая серьезная, системная, проблема российского ТЭК - крайне высокая степень износа основных фондов. И если нефтяная промышленность сейчас наращивает капиталовложения в их обновление, то в энергетике и угольной отрасли сложился острейший дефицит инвестиционных ресурсов.

Даже если должники начнут в ближайшее время погашать свою задолженность перед энергетиками, тем потребуется еще много времени, чтобы провести необходимые ремонты, закупить взамен изношенного новое оборудование и смонтировать его. До зимы можно и не успеть, ведь уже сегодня энергетика отстает от графика на 13-15%.

2. Плохо работают топливники. Угольщики и нефтяники злостно не поставляют топливо в закрома электростанций и котельных, а продают его на экспорт или вовсе не добывают.

Что касается нехватки топлива, то ситуация здесь более или менее ясная: топливо есть в достатке. Производство мазута и добыча угля растут, добыча газа стабилизировалась. По данным Минэнерго, в этом году поставка энергоресурсов на внутренний рынок выросла на 2,6%.

Но может быть, все поставляемые энергоресурсы тут же в текущем режиме и потребляются, а запасы на зиму не растут? Да, отчасти это так. Уровень запасов в целом по РАО "ЕЭС России" сейчас выше, чем на аналогичную дату прошлого года, однако более чем у трети АО-энерго и АО-электростанций темпы формирования запасов отстают от графика. Существенно хуже выглядит ситуация в ЖКХ. По состоянию на середину июля накопление топлива в ЖКХ в среднем по России не превышало 35% от задания.

И еще одна проблема. Из-за дефицита оборотных средств у энергетиков (в кредит ни уголь, ни мазут не отпускают) запасы топлива формируются неритмично и, как следствие, порой по совершенно неразумным ценам.

3. Весь вред от транспортников. Так, например, считают энергетики, обвиняя железнодорожников в неритмичной доставке угля на Дальний Восток. Отчасти они правы, МПС плохо справляется с упомянутой выше неритмичностью закупок.

4. Федеральный бюджет не выполняет своих обязательств перед региональными бюджетами, не перечисляет трансфертов и оставляет регионы без средств. Всего бюджет должен перечислить "северам" 6,65 млрд рублей, фактически на сегодня заплачено 4,56 млрд рублей, а еще 2,55 млрд привлечены местными бюджетами в качестве ссуд. Стало быть, деньги есть.

Проблема скорее в другом. Федеральные потребители (учреждения силовых министерств, федеральные предприятия) уменьшили свою задолженность перед энергетиками за прошлый год почти в три раза. А в этом году из-за роста тарифов она вновь стала увеличиваться: темп роста цен на тепло, энергию и топливо выше дефлятора ВВП.

5. Местные бюджеты получают все сполна, но деньги тратятся ненадлежащим образом, а то и вовсе разворовываются, в чем активно участвуют и посредники на местном оптовом рынке тепла и энергии.

Основной неплательщик за тепло и энергию - 61% всей задолженности - предприятия ЖКХ. Прирост этой задолженности с начала года составил 5,6 млрд рублей. А теперь представьте себе, что коммунальщики так и не запасли топливо и снизили температуру в батареях. Население тут же начнет использовать электронагреватели. А к такому пику энергопотребления не готовы ни старые электросети, ни энергетики.

И еще один грешок есть у многих региональных администраций. В свое время они получили в свое распоряжение (а некоторые даже и приватизировали) местные электросети. На их базе возникли так называемые оптовые потребители-перепродавцы. Мало того, что они снимают изрядную маржу с платы за энергию, а порой и вообще не дают денег энергетикам. Гораздо хуже, когда они не имеют ни желания, ни возможности поддерживать эти сети в надлежащем состоянии.

6. Виновато государство: устанавливает непомерно высокие тарифы на услуги ТЭК. Трудно доискаться до правды, но упрямая статистика свидетельствует о том, что регионы, согласившиеся на повышение тарифов ради поддержки энергетиков, как правило, платят не хуже, а наоборот, лучше своих более "бережливых" соседей.

Это наши гипотезы. Следующие далее статьи и интервью позволят и читателям сделать свои предположения о видах на зиму.