О "Русском алюминии" и российском правосудии

Разное
Москва, 13.08.2001
«Эксперт» №29 (289)

Началась новая волна скандала вокруг "Русского алюминия". Напомню, что еще в прошлом году группа трейдерских компаний, за которой стоит проживающий ныне во Франции Михаил Живило, подала в суд Южного округа города Нью-Йорка на акционеров "Русского алюминия" и "Сибирского алюминия". Сумма иска составляла 900 млн долларов, но, поскольку истцы ссылались на американский закон о рэкете и влиянии коррумпированных организаций, претензии автоматически возрастали втрое - до 2,7 млрд долларов. Так вот, 3 августа в тот же суд подана новая версия того же иска. Умножились истцы (в их число вошла известная компания МИКОМ, принадлежащая братьям Живило, а также фирма Джалола Хайдарова, до недавнего времени гендиректора Качканарского ГОКа и партнера Искандера Махмудова, а теперь переставшего быть и тем, и другим), умножились ответчики (к Михаилу Черному и Олегу Дерипаске присоединились Махмудов, МДМ-банк и два губернатора - Эдуард Россель и Аман Тулеев) и увеличена сумма: теперь она дошла до трех миллиардов долларов. Суть иска осталась прежней. В нем идет речь о "заговоре" с целью захвата российских металлургических предприятий, об отмывании преступных денег, о взятках (Росселю - 850 тыс., Тулееву - 3 млн долларов), о "нечестном" банкротстве Новокузнецкого алюминиевого завода и других милых вещах: вымогательстве, убийствах и т. п.

Дело это опасное. Многие наблюдатели отмечают, что негативное влияние этого скандала на международную репутацию России и российского бизнеса сопоставимо с последствиями скандала двухлетней давности вокруг BONY. Но нынешняя история много хуже. Если "иск Живило" увенчается хоть частичным успехом, будет создан важнейший прецедент - и разборки через американские суды хлынут потоком, открыв сезон передела собственности в пользу номинально или фактически американских, а там и любых других инофирм.

Я провел мини-опрос среди коллег и знакомых бизнесменов: за кого будете болеть, за истца или за ответчика? Почти все начинали с "оба хороши", но явное большинство все же полагает, что более неприятен истец. Результат в общем-то понятен. Обращение в заморский суд сильно пахнет доносом, а этот жанр общественного одобрения все-таки не вызывает. Равным образом мало кто одобряет содержащийся в иске густой пиар, прямо направленный против "чести русского имени".

Единственный сильный эмоциональный аргумент в пользу истца - "не он первый начал". Братьев Живило выкидывали из бизнеса действительно очень уж грубо, а уголовные дела по так называемым покушениям на Тулеева - вообще откровенный беспредел. Любой мальчишка знает: тот, кому "не по правилам" разбили нос, получает моральное основание для ответных "неправильных" действий. Хотя стучать все-равно как-то...

Против же истца - опять же, до и помимо разбирательств по существу дела - доводов можно найти побольше. Не говоря даже о том, что репутация у истца тоже никак не ангельская, сам иск производит нехорошее впечатление. Вдумайтесь, ведь речь в нем так или иначе идет о задолженности производителя перед трейдер

Новости партнеров

«Эксперт»
№29 (289) 13 августа 2001
Август
Содержание:
Международный бизнес
Наука и технологии
Реклама