Рамки компромисса

Политика
Москва, 20.08.2001
«Эксперт» №30 (290)

"Мы наслаждаемся миром в ситуации парадоксов. Мы лучше защищены от угрозы массированной ядерной войны, чем в любой момент с начала атомной эры. И все же мы более уязвимы для бомб, которые умещаются в портфеле, для кибертеррористов, для жестокого и случайного насилия со стороны любого режима-изгоя". Так сформировал идею противоракетной обороны ее автор министр обороны США Доналд Рамсфелд, представив свои доводы больше двух лет назад в специальном докладе конгрессу. На прошлой неделе Рамсфелд приехал в Москву и сделал очередную попытку убедить президента Владимира Путина пойти на совместный выход из Договора по ПРО от 1972 года.

Как сообщил после переговоров журналистам министр обороны РФ Сергей Иванов, "позиции России и США в оценке новых угроз", среди которых особенно выделен терроризм, совпадают. Заявление любопытное, если учесть, что США в отличие от России практически отождествляют террористов со странами-изгоями (КНДР, Ирак, Ливия).

Впрочем, в Москве существуют и другие мнения. Одно из самых распространенных выразил депутат Госдумы Алексей Арбатов, который заявил, что, говоря об "изгоях", США на самом деле имеют в виду прежде всего Китай, а в перспективе, может быть, и Россию.

Недоброжелатели именуют 74-летнего Рамсфелда "реликтом холодной войны", поскольку он возглавлял Пентагон еще четверть века назад, при президенте Джералде Форде. Рамсфелд вместе с вице-президентом Диком Чейни составляет часть окружения Джорджа Буша, занимающую в данном вопросе более жесткую позицию, нежели госсекретарь Колин Пауэлл и советник президента США Кондолиза Райс.

Тем не менее, как сказал "Эксперту" профессор МГИМО Владимир Петровский, рамки компромисса принципиально уже очерчены. Москва готова пойти на приемлемую для нее модификацию Договора по ПРО в обмен на радикальные сокращения стратегических наступательных вооружений. В формулировке Владимира Путина на его встрече с гостем это прозвучало так: "Москва рассчитывает, что высокий уровень диалога между Россией и США приведет к договоренностям в отношении наступательных вооружений и оборонительных систем".

Как прокомментировал это в статье "Что делать с Россией", опубликованной 14 августа в газете Washington Post, патриарх американской политики Генри Киссинджер, "неожиданное согласие президента Путина обсуждать одновременно уровни наступательных ядерных вооружений и модификации существующих защитных противоракетных систем свидетельствует, что первый лидер действительно некоммунистической России начинает схватывать возникающие международные реалии".

Правда, сам Вашингтон оказался к конкретному разговору не готов: Рамсфелд сослался на то, что в США пока не завершен пересмотр структуры ядерных сил (на что, по его словам, потребуется еще месяц). Но вопрос еще в том, что договоренность президентов об увязке НПРО с сокращениями СНВ трактуется по-разному. Причем не только двумя сторонами, но и различными "лагерями" в администрации Буша. Лично Рамсфелд против безусловной увязки.

Несмотря на то что шеф Пентагона в Москву

Новости партнеров

«Эксперт»
№30 (290) 20 августа 2001
Банковская реформа
Содержание:
Обзор почты
Политика
На улице Правды
Реклама