Продавцы смелости

Русский бизнес
Москва, 27.08.2001
«Эксперт» №31 (291)
Топ-менеджеры мебельного концерна IKEA не робкого десятка. У них в России один убыточный магазин. Они собираются открыть еще четыре

В середине августа в Москву приезжали руководители шведского мебельного концерна IKEA - председатель совета директоров Ханс-Йоран Стеннарт и генеральный директор Андерс Дальвиг. Воротилы мирового бизнеса присматривались к российской столице. Они планируют расширять здесь свое присутствие, несмотря на то, что первый, открытый весной прошлого года в подмосковных Химках магазин IKEA пока убыточен.

Первые лица самой крупной в мире мебельной компании вели себя в Москве скромно. Остановились, из соображений экономии, в небольшом Арт-спорт отеле. Не удалось фотографу нашего журнала уговорить шведов выглядеть в кадре состоятельными иностранцами, ведущими капиталистический образ жизни. На просьбу расслабиться и положить ноги на специальную подставку для ног менеджеры ответили, что это не совсем прилично. Но о бизнесе, принесшем владельцу концерна IKEA Ингвару Кампраду личное состояние в 27 млрд долларов, господа Стеннарт и Дальвиг рассуждали гораздо смелее.

- С тех пор как ваш магазин открылся в Москве, у нас только и разговоров, что о мебели IKEA. Одни от нее в восторге, другие говорят, что это дешевка и верх безвкусицы. Как это формулируете вы? Что за мебель вы выпускаете и продаете?

Ханс-Йоран Стеннарт: Мы называем это недорогой качественной продукцией с простым дизайном. Похоже, это наша концепция.

- Как она была придумана?

Андерс Дальвиг: Никто специально это не придумывал. Все получилось само собой. Концепция бизнеса IKEA формировалась почти десять лет, с конца пятидесятых и до конца шестидесятых годов прошлого века. Все это время основатель компании Ингвар Кампрад превращал трудности, возникавшие у IKEA, в ее преимущества. К примеру, мы первыми начали размещать свои заказы за границей. Зачем? Получилось так, что в шестидесятые годы все шведские производители мебели объявили Кампраду бойкот. Его буквально ненавидели за то, что он продает диваны и кресла по самым низким ценам в стране. Чтобы выйти из этой ситуации, пришлось производить мебель в Польше. Выяснилось, что это гораздо дешевле и эффективнее, чем делать то же самое в Швеции. Цены в IKEA стали еще ниже.

Были трудности с доставкой. Традиционно мебель собиралась прямо на фабриках, и пока ее везли покупателю, она частенько ломалась: отваливались ножки, разбивались стеклянные дверцы, поверхность царапалась. Чтобы не терять на этом деньги, Кампрад решил продавать мебель в разобранном виде. Это опять привело к экономии и позволило еще снизить цены. Еще пример. В Европе в середине прошлого века мебель продавали только в небольших магазинах-салонах. Но из-за дешевизны к нам стало приходить слишком много народу, и мы не справлялись. Пришлось построить большой магазин за городом. Там мы могли обслуживать большее количество покупателей и экономить на аренде земли. Как только открылся первый большой загородный магазин, выяснилось, что и это очень выгодно.

- Значит, ваша концепция - следовать логике жизни. Но почему вы этого не делаете последние сорок лет? Именно столько времени концепция IKEA не меня

У партнеров

    «Эксперт»
    №31 (291) 27 августа 2001
    Мировые валюты
    Содержание:
    Тема недели
    Международный бизнес
    На улице Правды
    Реклама