Музеефикация всей Земли

Культура
Москва, 27.08.2001
«Эксперт» №31 (291)
Современному искусству требуются старые здания, а старым музеям - современная архитектура

Если вспомнить самые знаменитые постройки рубежа тысячелетий, то окажется, что большинство из них - музеи. В самом деле, если где в мире обнаруживалось бесхозное здание - старый склад, ангар или отслужившая свое электростанция, - оно незамедлительно перестраивалось и превращалось в музей или, на худой конец, в выставочный зал. Если попадался дворец, то и он шел в дело. Ну а если обнаруживался еще и достаточно большой незастроенный участок земли, то на нем немедленно вырастал опять-таки музей. Будто кто-то бросил лозунг "Фабрики - искусству, землю - искусству, дворцы - тоже искусству!". Такое, по крайней мере, впечатление от всех этих новых "Тейт" и "Гуггенхаймов".

Шедевры

И вот что удивительно: в архитектуре музеи стали какие-то неразборчивые. Раньше музей старого искусства можно было без труда отличить от того, что хранит все самое современное. Еще недавно музей современного искусства непременно должен был быть чем-то вроде Центра Жоржа Помпиду в Париже, то есть сногсшибательно модным и вообще как можно меньше похожим на музей, то есть на дворец, памятник старой архитектуры. Сама идея эта, впрочем, тоже уже достаточно старая, если не сказать древняя. В 1897 году художники венского Сецессиона начали, прямо как наш Центр современного искусства, кампанию за создание государственного музея этого самого искусства. Их лидер, архитектор Отто Вагнер, и решил тогда, что музей современного искусства - это совсем не то, что обычный музей. Во-первых, он должен быть выстроен только в самом современном стиле (тогда это был модерн). Во-вторых, сам архитектор в своем проекте должен учесть, что здание это будет расти до бесконечности. Ведь если коллекцию такого музея постоянно не пополнять, он просто перестанет быть музеем современного искусства.

Первому правилу строители музеев и галерей следовали неукоснительно. Второе давалось хуже. В 60-е годы Ле Корбюзье спроектировал музей современного искусства для Японии. Предполагалось, что он будет иметь форму спирали и постоянно достраиваться. Но проект не был осуществлен, и музеи, обреченные на постоянное расширение, делали это как бог на душу положит. Одни - спонтанными пристройками и аннексией близлежащих домов, как Музей современного искусства в Нью-Йорке, другие - экспансией в мировом масштабе, как музеи Фонда Соломона Гуггенхайма, филиалы которых вырастают то там, то здесь. Фонд Гуггенхайма, кстати, является сегодня главным проводником идеи, что произведения современного искусства могут селиться только в произведении современной архитектуры.

Утилизация

Между тем уже в 70-е годы ХХ века, когда в парижском квартале Бобур Ричард Роджерс и Ренцо Пьяно строили свой экстравагантный Центр Помпиду, кое-кто проливал слезы по снесенным павильонам центрального рынка. Их-то, считали они, и надо было приспособить под выставочные помещения. Нет сомнений, что сегодня сделали бы именно так. Во-первых, потому что сегодня конец XIX века (а именно тогда были построены снесенные Роджерсом и Пьяно павильоны) - это полноправная стари

У партнеров

    «Эксперт»
    №31 (291) 27 августа 2001
    Мировые валюты
    Содержание:
    Тема недели
    Международный бизнес
    На улице Правды
    Реклама