Реформы и тормоза

Елена Слатина
3 сентября 2001, 00:00

Государство обрекает кинематограф на очередные мучения

На прошлой неделе кинематографисты отметили что-то вроде профессионального праздника - День российского кино. Министр культуры Михаил Швыдкой и его первый заместитель бывший киноминистр Александр Голутва докладывали, что в отрасли все не хуже, чем у других, и даже лучше, чем у многих, и что теперь День кино будем отмечать ежегодно. Правда, найдутся ли в следующем году причины для оптимизма - большой вопрос.

С 1 января 2002 года государство снижает налог на прибыль и поэтому отменяет все связанные с ним льготы. Эта ситуация, такая позитивная в теории, на практике здорово ударяет по кинематографу. Ведь стремительный количественный рост картин за последние два года был напрямую связан с налоговым послаблением: закон освобождал от уплаты налога на прибыль тех предпринимателей, которые инвестировали часть своей прибыли в производство национального кино. Желающие финансово поддержать важное искусство чуть ли не в очереди стояли, а иногда и сами инициировали тот или иной проект. Ситуация была выгодна обоюдно. И не столько по закону, сколько на деле.

Позитив и негатив

История налоговых льгот знает немало случаев коррупции и воровства. Уже в литературе описано (книга Юлия Дубова "Большая пайка"), как всевозможные общества слепых-глухих-немых или спортсменов, освобожденные от пошлин на импорт товаров, прокачали через себя миллиарды долларов. С кино ситуация, правда, не такая ужасающая.

Конечно, система "откатов" в киноотрасли расцвела пышным цветом, и это позволяло инвесторам спокойнее переживать свое меценатство. К тому же инвестор совершенно официально получал право на процент от проката (хотя, как правило, те инвесторы, которым "откатывали", этим и довольствовались, а кассовый сбор оставляли киношникам). И все же существующая пока ситуация дает возможность развиваться важнейшему государственному искусству. Между введением льготы и количественным ростом российского кино, несомненно, существует прямая зависимость.

При остановке льготных механизмов у потенциальных спонсоров не останется никаких мотивов вкладывать деньги в кинопроизводство. Ведь ту небольшую прибыль, которую сегодня способен принести в России фильм, все равно съедят налоги. И кинематограф, только было вздохнувший, снова начнет задыхаться. Кинематографисты пытались бороться за сохранение льготы, но силы в этой борьбе оказались неравными.

Альтернатива

В качестве компенсации за отобранные поблажки государство увеличило финансирование кинематографии в будущем году в два раза. Компенсацию не назовешь адекватной: даже удвоенных государственных денег хватит разве что на два-три приличных проекта (на проект минимальной постановочной сложности сегодня требуется не менее миллиона долларов). К тому же на текущий год Кинокомитет принял новую стратегию по разделу госсредств, которая предполагает финансирование большего количества картин, но в меньшем объеме, - однако и эти небольшие деньги выделяются лишь тому, у кого есть внешний инвестор. К полному госфинансированию в этом году было принято только четыре картины, бюджеты которых не превышали 350 тыс. долларов (для сравнения: на картину "Русский бунт" государство отстегнуло 4 млн долларов, правда, в связи с инфляцией эта сумма сократилась в четыре раза). Теперь, когда единственный экономический стимул для инвесторов потерян, систему госфинансирования придется пересмотреть.

"Мы решили добавленные в следующем году бюджетные деньги вкладывать в так называемые госзаказы, - говорит заместитель руководителя департамента государственного регулирования и развития кинематографии Минкульта РФ Игорь Каллистов. - Порочность госфинансирования заключалась в том, что государство выступало в пассивной роли, оно лишь распределяло деньги. Теперь само государство будет продюсером - оно будет формулировать идеи национальной значимости и предлагать воплощать их в художественный образ. Но это пока на уровне идеи".

Опасения

Сложившаяся ситуация сталкивает киноотрасль в ту яму, из которой она худо-бедно не так давно вылезла. Поскольку с потерей льготы мы возвращаемся к классическому - бюджетному - финансированию, это перекрывает кислород едва народившемуся продюсерскому кинематографу. Этот кинематограф задумывался о том, как объединить искусство с коммерцией. Государственные деньги всегда были хороши тем, что их никому не нужно было возвращать. Конечно, государство, прибирая к рукам киноколлекции студий, создавая собственную прокатную сеть и собираясь самостоятельно продюсировать кино, рассчитывает само на нем зарабатывать. Но ситуация последних лет доказывает, что кино - пока еще планово-убыточная отрасль.


Благодарим за помощь в подготовке материала российское агентство "Информкино" (журнал "Кинопроцесс")


Владимир Дмитриев, первый заместитель директора Госфильмофонда РФ:

- Несмотря на все усилия, до сих пор не удалось создать систему, которая позволила бы частному капиталу уверенно войти в киноиндустрию, не заботясь о каких-либо льготах. Потому что, как ни горько это признавать, ни одна российская картина, за редчайшим исключением, не способна покрыть расходы на ее производство и рекламу. Так что есть опасность, что, во-первых, снизятся объемы кинопроизводства, а во-вторых, продюсеры начнут делать ставку только на те проекты, которые, по их мнению, могут принести гарантированную коммерческую выгоду. А это редко приводит к хорошему. Поэтому хотелось бы, чтобы льготы были сохранены. Пусть они будут иными. Есть еще более разумная форма, принятая во всем мире, когда некий процент доходов от проката американской продукции автоматически идет на поддержку национальной киноиндустрии.

Даниил Дондурей, социолог, главный редактор журнала "Искусство кино":

- Все профессионалы знают, что в последние три с половиной года российское кино существовало во многом за счет действия этой налоговой льготы. С одной стороны, та же мера позволяла "окупать" картину еще в процессе производства, посредством действующих инвестиционных схем. Продюсерам и режиссерам можно было уже не заботиться о том, забредет ли хоть один зритель на сделанный ими фильм. Их финансовые проблемы были решены еще до начала проката и даже в том случае, если такового не было вообще. Это крайне негативно сказывалось на качестве кинопродукции. С другой стороны, пока "откатные" экономические схемы не сменятся нормальными, российскому кинематографу обходиться без подобных патерналистских мер будет очень тяжело. Очень важно правильно пройти путь от прежних сомнительных схем к новым, правильным, жизнеспособным, основанным на том, что зрители придут в кинотеатры, потому что захотят отдать свои деньги за билет на русский фильм.

Сергей Члиянц, продюсер:

- Завершение действия налоговой льготы скажется на кинопроизводстве очень болезненно. объем производства фильмов сократится раза в три. И это падение не может быть компенсировано никаким увеличением объемов госфинансирования. Во всяком случае, до тех пор, пока не будет кардинально пересмотрена сама практика оказания господдержки кинематографу. Сегодня количество вранья, лицемерия и некомпетентности в этом вопросе граничит с бездарной коррупцией. Глупо не признавать, что наличие налоговой льготы дало мощный толчок для массового производства фильмов. Есть, безусловно, у этой истории и обратная сторона: качество этих фильмов часто вызывает сожаление. Появилось большое количество воинствующих дилетантов, вышедших на поле игры в кинематограф. Но эта шелуха со временем отойдет, и мы наверняка увидим положительные результаты. Конечно, и сама эта мера государственной поддержки была весьма однобокой. Она не может заменить качественной, последовательной государственной политики в области развития отечественного кинематографа.

Леонид Ярмольник, актер, продюсер:

- Считаю, что нет особого повода для беспокойства. Как придумали эту льготу, так же придумают и какую-нибудь альтернативу ей. Но какой-то льготный механизм, дающий капиталу возможность вливать деньги в кинопроцесс на выгодных для себя условиях, существовать должен обязательно. Когда государство не может помогать кино, используя собственный бюджет, оно должно провоцировать финансовую помощь со стороны частных структур. Чтобы я как продюсер мог говорить с серьезными структурами, вроде "Газпрома" или "Норильского никеля", выплачивающими большие налоги, об участии в моих проектах, у них должна быть мотивация - ослабление налогового бремени. Безусловно, есть и другие лазейки, позволяющие уйти от налогов, но они толкают людей на правонарушения. И любой предприниматель предпочтет законный, официальный способ сомнительному.

Михаил Зильберман, продюсер "НТВ-ПРОФИТ"

- Я не знаю, что произойдет второго января, когда мы придем на работу, но я уверен, что мы выживем. Наш имидж, опыт и наши наработки позволят нам получить инвесторов, потому что нам есть что показать. Но у тех, кто рассчитывал на существование льготы и получение денег, шансов поубавится. Вообще же я думаю, что грамотные бизнесмены, которые хотят работать на рынке на перспективу, уже осознали, что киношный бизнес - и производство, и прокат, и кинотеатры - это бизнес рентабельный, перспективный. Другое дело, инфраструктура для этого рынка не создана. Но те, кто смотрит в коммерческое будущее, понимают, что наступит момент, когда эта ячейка бизнеса будет приносить большие доходы. Ту модель, которую сейчас строит государство, Гусинский, например, создал еще шесть лет назад.