Готовность номер один

Алексей Хазбиев
заместитель главного редактора журнала «Эксперт»
10 сентября 2001, 00:00

Полувековая конкуренция российских разработчиков систем ПВО вот-вот может смениться партнерством

В ближайшие две недели президент России Владимир Путин подпишет указ о создании Концерна ПВО, в который войдут разработчики и производители систем противовоздушной обороны дальнего радиуса действия, прежде всего комплексов С-300, - ОАО "НПО 'Алмаз'", ОАО "Промышленная компания 'Концерн Антей'" и ОАО "Оборонительные системы" (ОС). Ожидается, что новый концерн будет создан в форме федерального государственного унитарного предприятия в самые кратчайшие сроки (два-три месяца).

Вокруг еще не созданного концерна уже разразился скандал. Руководители "Алмаза" и "Антея" выступили против поспешности их слияния и прямо обвинили вице-премьера России по ВПК Илью Клебанова в неприкрытом лоббировании интересов ОС. Так, генеральный конструктор "Антея" академик Вениамин Ефремов выразил мнение, что "включение ОС в Концерн ПВО обусловлено желанием отдельных госчиновников вывести управление финансовыми потоками от экспорта вооружений из-под контроля 'Рособоронэкспорта'". По его словам, финансовыми средствами концерна будут рулить управленцы, близкие к ОС. Г-н Ефремов считает, что "быстрое объединение внесет хаос в производственный процесс, ввергнет предприятия в смуту, что в итоге приведет к устранению их от реальных задач: конструирования и производства новых видов вооружений". А бывший генеральный конструктор "Алмаза", ныне научный руководитель этого предприятия академик Борис Бункин сообщил, что еще в феврале этого года он вместе с коллегами из "Антея" передал Владимиру Путину свой план слияния "Алмаза" с "Антеем" в течение трех лет, но без ОС. При этом г-н Бункин выразил сожаление, что "этот план, видимо, даже не обсуждался".

Время для скандала выбрано не случайно. Проект указа уже прошел почти все стадии согласования в министерствах и ведомствах. Теперь слово за Владимиром Путиным. От того, какое решение примет российский президент, будет зависеть судьба не только разработчиков и производителей систем ПВО, но и обороноспособность нашей страны.

Как "развели" академиков

До недавнего времени сама идея повысить концентрацию предприятий, создающих системы ПВО, принималась в штыки почти всеми нашими оборонщиками и военными. А об объединении "Алмаза" с "Антеем" и речи быть не могло. Любые дискуссии на эту тему считались чуть ли провокацией. Все дело в том, что генеральные конструкторы этих предприятий не разговаривали почти полвека. Поссорились они еще в начале пятидесятых. Некоторые историки утверждают, что этот конфликт был инициирован Иосифом Сталиным при участии Лаврентия Берии и его сына Сергея, работавшего в то время вместе с будущими академиками. Вождь всех времен и народов всячески поощрял любую конкуренцию между конструкторами, занимающимися созданием одних и тех же видов военной техники. И если конкуренция не возникала естественным образом, ее создавали искусственно. Именно это и случилось с конструкторами ПВО. Ведь если над созданием, скажем, новых самолетов в послевоенные годы у нас трудилось как минимум пять конструкторских бюро, то в области зенитных систем ПВО только одно - КБ N1 (впоследствии ЦКБ "Алмаз"), возглавляемое патриархом нашей противовоздушной обороны академиком Александром Расплетиным, где и работали Бункин и Ефремов. Будущие знаменитые ученые поначалу вместе создавали первую в мире зенитную ЗРК С-25 и даже дружили. Но потом в их идиллические отношения вмешался злой рок - Вениамину Ефремову волею судеб пришлось разрабатывать альтернативные образцы противовоздушной техники в рамках шарашки (историки до сих пор спорят, сам Сталин отдал приказ о его аресте или это были козни Берии-отца). И лишь после смерти Сталина и старшего Берии Ефремов был освобожден и возглавил "Антей", а Бункин к этому времени стал главой "Алмаза". С этих пор в нашей стране существуют две школы разработчиков систем ПВО, которые все советские годы создавали примерно одинаковые ЗРК и друг друга особо не жаловали. "Алмаз" делал С-75, С-125 и С-200, а "Антей" аналогичные системы - "Круг", "Оса" и "Тор". Но наиболее ярким примером дублирования разработок "Алмаза" и "Антея" стали комплексы С-300. Советское правительство затратило на разработку этой ЗРК, по экспертным оценкам, не менее 5 млрд рублей. В лучшие годы "Алмаз" и "Антей" получали на ОКР из бюджета по миллиону рублей каждый день. В результате "Алмаз" создал С-300П, а "Антей" - С-300В. Главное внешнее отличие этих систем в том, что одна (с индексом "П") на колесах, а другая на гусеницах. Но почти ни одна деталь от С-300П не подходит к С-300В - у них разные даже болты и гайки. Тем не менее обе системы приняты на вооружение нашей армией. По приблизительным оценкам, было произведено не менее 250 дивизионов С-300, но на боевом дежурстве находится сейчас только около двух сотен (в одном дивизионе может быть до восьми пусковых установок).

С середины 80-х "Алмаз" и "Антей" стали работать над созданием нового поколения ЗРК с дальним радиусом действия (400 км) - С-400 и "Антей-2500" соответственно. Предполагалось произвести всего около двадцати ЗРК и расставить по периметру северной границы, понизив, таким образом, эффективность вражеской истребительной авиации до минимума. Но этим планам так и не суждено было сбыться.

Как поссорились производители с разработчиками

Крах СССР привел к тому, что кооперация между КБ и серийными заводами была разрушена и наша страна не могла нормально работать не только над созданием систем типа С-400, но даже производить С-300. Дело в том, что ЗРК дальнего радиуса действия - особый продукт. Создается он не так, как, скажем, танки, пушки или автомобили. Особенность заключается в том, что при создании таких комплексов в производственной цепочке нет единого головного предприятия, что объясняется сложностью и трудоемкостью изготовления подобных систем. Основную работу по созданию этих комплексов делают полтора-два десятка предприятий, каждое из которых считается головным на своем направлении - радиолокация, кабины управления, ракеты, транспортные средства и т. д. За ними выстраивается своя цепочка смежников. Всего же в серийном производстве систем типа С-300 задействовано около сотни компаний. В СССР организационную интеграцию всех этих предприятий и КБ осуществляли три министерства, в которых в общей сложности работало пять тысяч человек. После развала советской системы задача что-либо организовывать и интегрировать отпала сама собой, поскольку серийное производство систем С-300 для нашей армии было прекращено, а финансирование разработок систем типа С-400 сведено к минимуму. В результате сократился и штат управляющих. Функции трех союзных министерств были переданы Российскому агентству по системам управления, где работает около трех сотен человек, которые наладить управление не могли.

В 1993-1994 годах восстановить многоуровневую кооперацию и разрушенные связи, а также наладить управление взялись предшественники нынешних акционеров "Оборонительных систем", которые и создали эту компанию во главе с ее нынешним президентом Юрием Родиным-Совой. На первых порах акционерами ОС стали с десяток серийных заводов, в числе которых Московский радиотехнический завод МРТЗ) и ОАО "ЦКБ 'Алмаз'". Состав учредителей быстро расширялся, и сейчас их около трех десятков.

Создатели ОС понимали, что рассчитывать на внутренний рынок в то время было бессмысленно, и активно занялись продвижением своих систем на экспорт. Первый крупный успех пришел в 1994 году, когда был заключен контракт на поставку систем С-300ПМУ в Китай и С-300ПМУ-1 на Кипр. Общая сумма этих сделок превысила 780 млн долларов, из которых заметная часть оплачивалась бартером (пуховиками, сервизами и проч.). Причем головным исполнителем этих контрактов были ОС, что не вызывало у руководства "Алмаза" никаких нареканий. Но в 1998 году ситуация резко изменилась. Правительство России приняло целевую федеральную программу реформирования оборонной промышленности, предусматривавшую создание в области ПВО двух базовых концернов - "Алмаза" и "Антея", которые должны были объединить серийные заводы и КБ, выстроив жесткую вертикаль управления. При этом головная роль интегратора и управленца отводилась именно конструкторскому бюро.

Провести реформу удалось только "Антею". ОАО "Промышленная компания 'Концерн Антей'" объединила собственное КБ и более десяти заводов, главный из которых ижевский "Купол" (выпускает "Тор-М1"). "Антей" даже получил лицензию на самостоятельный экспорт и при участии бывших сотрудников "Росвооружения", перешедших на работу в эту компанию, сумел продать на мировом рынке (в основном в Грецию) системы "Тор-М1" почти на полмиллиарда долларов.

А вот ОАО "НПО 'Алмаз'", в том виде, как это было прописано в правительственной программе, так и не создали. Сейчас в него входит только ЦКБ "Алмаз", а серийные заводы - в "Оборонительные системы". Причина этого проста. По сути, после принятия решения правительства о создании концерна ОАО "НПО 'Алмаз'" ОС должны были быть ликвидированы, а работающие там специалисты перейти в НПО. Но руководство ОС, очевидно, не желало расставаться со статусом компании, играющей первую скрипку в кооперации, и самоликвидация акционерного общества в их планы явно не входила. К моменту выхода правительственного постановления "Оборонительные системы" из простой оболочечной фирмы, осуществляющей интеграцию разработчиков и производителей, уже превратились в компанию, которая владела крупными пакетами акций ряда серийных заводов, ее создавших (на это была потрачена часть экспортной выручки). Например, на МРТЗ "Оборонительные системы" вместе с дружественными структурами владеют пакетом акций, который, по словам Юрия Родина-Совы, позволяет жестко контролировать ситуацию. "Алмаз" же повлиять ни на решения правительства, ни на ОС не мог и не может до сих пор. По словам гендиректора этого предприятия Игоря Ашурбейли, у "Алмаза" менее 1% акций "Оборонительных систем". ОС имеют большой лоббистский потенциал, и, хотя г-н Родин-Сова в беседе с нами назвал обвинения, выдвинутые в адрес его компании "Алмазом" и "Антеем", абсурдными, тесная связь шефа АО "Оборонительные системы" и Ильи Клебанова известна всем оборонщикам. Вице-премьер возглавляет совет управляющих МФПГ "Оборонительные системы" (одноименное АО - управляющая компания этой группы), где г-н Родин-Сова работает вице-президентом. Именно Илья Клебанов целых два года тянул с реализацией правительственной программы в части полноценного формирования НПО "Алмаз", а затем вдруг стал обсуждать со своими коллегами по правительству создание этого НПО, в котором главенствующая роль отводилась уже "Оборонительным системам". А еще спустя несколько месяцев убедил нашего президента сформировать Концерн ПВО и получил от него распоряжение подготовить указ.

Почему всем надо помириться

Безусловно, формирование единой и мощной вертикально интегрированной структуры в области ПВО нашей стране необходимо как воздух. Первое и самое главное - в нынешних условиях разрабатывать параллельно две практически одинаковые системы ЗРК С-400 и "Антей-2500" не имеет смысла, в противном случае мы можем остаться вообще без комплекса нового поколения. Эти системы были заложены еще пятнадцать лет назад и до сих пор не сделаны. Искусственную конкуренцию конструкторов ПВО дальнего радиуса действия можно поддерживать только в рамках жесткой авторитарной системы, какая существовала в сталинские годы, и при условии неограниченных финансовых ресурсов, которых сейчас нет. Если мы не сделаем систему нового поколения в кратчайшие сроки, наше превосходство в этом виде вооружений будет утрачено. США уже в этом году завершат работу над конкурентом С-300, системой PAC-3, а еще через шесть лет - над конкурентом С-400, комплексом THAAD. Учитывая, что Америка выделяет на эти цели на порядок больше средств, чем мы, в успехе этих проектов можно не сомневаться.

Второе. В ближайшие три-четыре года закончится срок эксплуатации большинства комплексов С-300, стоящих на вооружении нашей армии, и их надо заменить на новые. Если скандалы между нашими производителями и разработчиками этих систем будут продолжаться и дальше, Россия рискует существенно снизить свою обороноспособность.

Против всего этого большая часть топ-менеджмента "Алмаза", "Антея" и "Оборонительных систем" не возражает. Остается единственный вопрос: как и на каких условиях объединяться? Если "Алмаз" и "Антей" контролирует государство, то в "Оборонительных системах" ему принадлежит только 10% акций. Таким образом, опасения руководства "Алмаза" и "Антея" небеспочвенны. Однако в последние дни у них появился шанс договориться. Игорь Ашурбейли смягчил позицию и заявил нам, что не против вхождения "Оборонительных систем" в Концерн ПВО при условии, что они (то есть ОС) передадут государству контрольный пакет своих акций. Юрий Родин-Сова, в свою очередь, выразил готовность пойти на это (см. интервью с Игорем Ашурбейли и Юрием Родиным-Совой).